ТЕМА

Саакашвили как рок

08 декабря 2017 | 11:44 , Олег Ельцов, для "Фразы"

распечатать        комментарии [4]       добавить в

Исходя из событий, последовавших после лишения г-на Саакашвили украинского гражданства, думаю, у нас было достаточно времени, чтобы понять: Михо будет с нами всегда! Это рок, это судьба. Гостеприимный украинский народ примет каждого, даже если для этого придется нелегально, на глазах у всей страны пересечь госграницу. Мы поселим и обогреем, разместив в удобных палатках в самом центре Киева, и в аппартаментах на улице Трехсвятительской. Если уж человек попал к нам, ему ничего не страшно: ни обвинения в соучастии в ОПГ, ни грозный спецназ СБУ, от которого можно легко сбежать, перед этим грациозно поскакав по крыше. И пусть витийствует генпрокурор, распространяет записи прослушки на всю страну: гость для украинцев — это святое! Ну, примерно, как гость на родине нашего друга Михо.


Безусловно, нам пришлось постараться, чтобы сполна проявить свое гостеприимство. Знаете ли, санкционирование нарушения госграницы — это решительный поступок. Пришлось придумать оправдание: по мирным людям стрелять негуманно, среди толпы нарушителей — ветераны АТО и прочее бла-бла-бла...

Потом разрешили разбить палаточный лагерь под стенами Рады. А что поделать: демократия, право граждан на выражение протеста. Правда, граждан оказалось негусто, да и те, как выяснилось позже, большей частью проплачены. Что поделать: демократия!

Но тут выплыл черный лебедь: генпрокурор придал огласке оперативную прослушку переговоров Михо с Курченко — про баблос... А перед этим СБУ, немного погонявшись по Украине, задержало кассира и ближайшего соратника Михо — Северина Дангадзе с сумкой долларов в клешне и сопроводительной бухгалтерией: сколько платит за человеко-часы, сколько за шины и бочки. Стоимость «спецэффекта», о котором так просил доверенный человек Курченко, не известна — его пока организовать не удалось.

Есть мудрая пословица: скажи мне кто твой друг... Фамилия Дангадзе мне почему-то показалась знакомой. Порывшись в семейном архиве, я чисто случайно обнаружил учетную карточку Оболонского управления полиции Киева, датированную 2015 годом. Из нее узнаем, что для Дангадзе (он же «Север», он же «Скинхед») это не первое задержание: два года назад его задерживали по подозрению в подделке документов. Не станем судить его строго: с кем не бывает...

Все это не смутило команду Саакашвили. Они дружно ответили Луценко: а ты докажи! Для пополнения доказательной базы прокуратура совместно с СБУ провела обыск на квартире у Саакашвили и решилась было доставить его на допрос. Это мероприятие сопровождалось участием неисчислимого количества спецназовцев: из СБУ, из Нацполиции и Нацгвардии. Но тут авто с задержанным Саакашвили окружили его единомышленники. Было их от силы 1000. Да и там, наверное, половину представляли полицейские «тихари» в гражданском. Но героический спецназ ничего не смог поделать! Два часа бодания в центре Киева завершились побитыми окнами в микроавтобусе СБУ и вызволением пленника.

Наблюдая эту картину, я предположил, что случился позорный договорняк: друзья Михо решили поделиться с правоохранительными органами толикой денежек Курченко за освобождение босса. Но, зачерпнув информацию из своих источников внутри грозных органов, я узнал грустную правду: у нас просто нет профессионалов. Вся операция с обыском и доставкой Саакашвили была проведена максимально непрофессионально.

Они очень старались, но не смогли...

Михо героически последовал в окружении единомышленников в Мариинский парк — к месту традиционной дислокации революционеров. Тем самым он к одной статье УК, в нарушении которой его подозревают, добавил вторую: побег из-под стражи.

Терпеливый генпрокурор объявил в розыск Саакашвили, который в это время витийствовал под стенами парламента, и предложил миром прийти на допрос, дав сутки на раздумье.

Михо думать не стал или не смог. Поэтому следующим утром следователи в сопровождении спецназа вновь явились по его душу и тело. На этот раз в лагерь революционеров в Мариинском парке. Но пока они блуждали среди палаток, Михо со товарищи рванул в близлежащую гостиницу «Киев».

Гостиница эта не простая — здесь не только проживают нардепы, но и размещены два парламентских комитета — это охраняемые объекты. В фойе дежурил сотрудник Госслужбы охраны. Ватага революционеров не стала штурмовать рамку металлоискателя и рванула наверх через служебный вход ресторана, таким образом проникнув в помещение парламентского комитета. Их там не ждали, поэтому пришлось сломать дверь. Но что это в масштабах революции!

Смею констатировать: у беглецов началась паника, они ждали неминуемого ареста. Плохо контролируя свои действия, она начали избавляться от имеющихся документов и даже... денег. Нет, не всех 150-300-500 тысяч долларов, поступивших от Курченко. Но чем, как не паникой, можно объяснить тот факт, что покинув помещение комитета, революционеры оставили после себя 350 долларов? Возможно — за сломанные двери?

Как оказалось, они зря волновались. Наши правоохранительные органы подтвердили свою криворукость, и руководитель операции «Утренний Михо» не решился потревожить захватчиков парламентского помещения.

Так Саакашвили прибавил к своим деяниям нарушение еще одной статьи уголовного кодекса 341 «Захват государственных и общественных зданий и сооружений».

Кажется, этот трагифарс затянулся. В ожидании неминуемого ареста героя Мариинского парка порассуждаем: что следовало бы сделать Саакашивили под гнетом столь серьезных обвинений? Его защитники утверждают: все эти обвинения — не считаются. Пусть закончится следствие и суд, пусть Саакашвили обжалует его в Европейском суде по правам человека — вот тогда — лет через пять — и поговорим.

Давайте просто вспомим: что происходит с любым чиновником, обвиняемым в чем-то нехорошем, намного менее неприличном, чем организация акций на деньги врагов государства? Правильно: чиновник отстраняется от должности до окончания следствия. А вот когда прозвучит судебный вердикт, он либо возвращается в руководящее кресло, либо отправляется в тюремную камеру.

Почему бы горячему парню Михо не последовать этому примеру? Почему он не заберется на трибуну и не заявит во всеуслышание: под грузом ужасных обвинений, дабы не дискредитировать наше революционное движение, я слагаю с себя функцию вождя революции вплоть до выяснения всех обстоятельств. А пока я съезжу к любимой бабушке, которая уже устала содержать внучка.

Товариш Михо, поспешите: кольцо нукеров Луценко неумолимо сжимается.

ФРАЗА



комментарии [4]

13.12.2017 19:33     2 qwerty Нет, я его должен пожалеть. Ох уже эта страсть православных пожалеть убогого. Насиров тоже в одеяло на суде кутался. Сейчас один из виновников ДТП в Харькове симулирует в суде. Просто нужно отвечать за содеянное. А вот когда посадят. тогда мы его пожалеем.
11.12.2017 15:42     qwerty Пинать лежачего - удел слабаков...
11.12.2017 11:11     Пенсионер Олег, отличная четкая статья. Спасибо. Не стесняйся, пиши чаще.
10.12.2017 21:48     qwerty А про Авакова и Петра и их пленки автору слабо написать?
Комментировать статью
Автор*:
Текст*:
Доступно для ввода 800 символов
Проверка*:
 

также читайте

по теме

Зоя Мельник. Опальна патрульна поліцейська

21. 08. 2019 | 09:20

Це інтерв’ю з відомою в Одесі патрульною поліцейською Зоєю Мельник було записано по телефону за кілька годин до того, як вона виклала у фейсбуці свій резонансний пост. Планували поговорити із Зоєю про захист прав дітей, але вийшла, передусім, розповідь про провал реформи поліції, що триває вже майже п’ять років. Показники – протоколи та плани по штрафам – і «візитівки» (хабарі), схоже, переважили цінність життя та здоров’я громадян, і поліція вже не поспішає на виклики. Іноді патруль доводиться чекати по три-чотири години. Тому ж, хто за показниками не женеться та публічно виявляє незгоду, створюють нестерпні умови роботи. До особливо норовливих, таких як Зоя Мельник, яка здаватися ніяк не бажає, підсилають провокаторів, погрожують «звернути увагу» на їхню сім’ю.

фототема (архивное фото)

© фото: .

Народ и партия - едины!

   
новости   |   архив   |   фототема   |   редакция   |   RSS

© 2005 - 2007 «ТЕМА»
Перепечатка материалов в полном и сокращенном виде - только с письменного разрешения.
Для интернет-изданий - без ограничений при обязательном условии: указание имени и адреса нашего ресурса (гиперссылка).

Код нашей кнопки:

  Rambler's Top100