ТЕМА

Полтора года жизни в Киеве: иностранец про украинцев

06 августа 2018 | 08:49 , Питер Сантенелло

распечатать        комментарии [0]       добавить в

Первые впечатления о новом месте часто обманчивы. Мы, как правило, фокусируемся на хороших аспектах иностранной культуры, ведь все захватывающе и по-другому. Благословение и проклятие того, что ты аутсайдер, заключается в том, что ты видишь и слышишь вещи, которых не могут видеть и слышать украинцы, а украинцы видят и слышат то, что недоступно мне.


Доверие. Здесь все ужасно или потрясающе.

Уровень доверия в простых транзакциях – вроде аренды машины – ужасен. Когда несколько недель назад я арендовал автомобиль, то чувствовал себя так, будто подписываю документы на усыновление шестимесячного младенца. “Да, это мой настоящий паспорт, да, я верну машину, да, она будет чистой” и так далее. Агент по аренде скептически смотрел на меня на протяжении всего процесса, будто я делал что-то подозрительное.

В Украине никто не скажет вам, что вы сделали классную работу

Нотариусов здесь почти так же много, как аптек, а аптеки – повсюду. Знаю, что бюрократия тут достаточно глубока, но неужели доверие к простым сделкам настолько мало, что оправдывает существование такого количества нотариальных контор?

На личном уровне доверие абсолютно отличается. Я обнаружил, что как только с человеком налажена хорошая связь, он показывает себя как очень надежного.

Грубость. В целом у меня не было с этим проблем. Как правило, люди весьма уважительны. Конечно, была случайная сотрудница магазина, которая вызверилась на вселенную, уронив монету в 50 копеек. Но грубость, которая раздражает меня больше всего, заключается в том, что люди берут трубку, что бы ни происходило.

Это может случиться посреди обеденного разговора, когда ты собираешься высказать мысль во время диалога, а человек напротив лезет в карман и отвечает на звонок. Я не говорю об ожидаемых звонках или даже неизвестных номерах. Это может быть любой случайный звонок.

Или это может произойти, когда ты добровольно преподаешь в классе, а студент отвечает на звонок и начинает разговаривать во время учебного процесса, будто так и надо.

Скромность. Украина – это не место взаимного поощрения за успех.

Некоторое время назад я делал видео-проект, для которого музыкант разрешил мне использовать свою музыку. Обычно самой большой проблемой создания видео является поиск качественной музыки с правом свободного использования, которая не стоила бы целого состояния.

Я встретился с музыкантом, чтобы показать ему финальное видео с его музыкой. Для меня это было очень волнительно, ведь мы много общались о проекте и тяжело работали, чтобы музыка и видео хорошо сочетались.

Я показал ему видео. Когда оно закончилось, он выглядел невозмутимо, словно этого видео никогда не было. Он продолжил разговор, который мы начали ранее в Харькове, о видео ничего не было сказано. Возможно, оно ему понравилось, а может, и нет (вероятно – нет), но он не сообщил об этом ничего.

В Украине никто не скажет вам, что вы сделали классную работу, если не уверены в этом на 100% и это не идет из сердца. Но даже в таком случае могут промолчать.

Хорошая сторона в том, что я получил прекрасную поддержку со стороны подписчиков, которая показалась мне искренней и настоящей. И я очень за это благодарен.

Открытость к взаимодействию. Это лучший атрибут Украины. Теперь, проведя здесь несколько теплых месяцев, я чувствую особенность местных парков. Нет, люди не стремятся заговорить с незнакомцами, но в то же время есть ощущение, что все мы здесь вместе – являемся частью чего-то большего, чем каждый человек по отдельности.

Вчера вечером я сидел со своей девушкой и смотрел на Днепр. В парке находились разные люди, и все мы наслаждались невысказанной истиной в компании друг друга.

На днях я давал интервью, во время которого использовались английский и украинский, а это означало длительные паузы во время перевода. Мы с журналистом проделали мощный танец души, глядя друг другу в глаза в те длинные периоды, когда не говорили ни слова.

Открытость к взаимодействию является полезной и бодрящей, человечной и аутентичной. Отправьтесь за этим чувством в Лас-Вегас или Лос-Анджелес – и останетесь очень разочарованы. К сожалению, мировые новости не способны экспортировать лучший атрибут Украины, чтобы показать планете, почему она такая особенная. Чтобы это понять, это нужно испытать здесь.

Это не Европа, Россия или Ближний Восток

Когда я впервые приземлился в Киеве, думал, что Украина похожа на Россию. Действительно, существует множество культурных связей – вся Киевская Русь началась с той самой земли, которая прямо сейчас находится подо мной. И это меня поражает. Но со временем я заметил огромные отличия между культурами.

Я пришел к выводу, что Украина – не Европа, не Россия и определенно не Ближний Восток. Украина – это нечто самостоятельное и особенное. Язычество по-прежнему существует на глубинном уровне, спрятано под поверхностью и функционирует в ДНК местных жителей.

Пространство

В Киеве мне нравятся просторы. И имею в виду не физическое пространство, а время между вещами. Вся Америка скорее о том, чтобы наполнить делами каждую секунду (и она в этом преуспевают, ведь там решаются дела). Но жизнь в Киеве всегда оставляет время между событиями, когда я могу погрузиться в мысли или на секунду-другую сесть в парке и понаблюдать. Это добавляет моей жизни здравого смысла и ясности.

Думаю, американцы идут на компромисс относительно всего и во всех сферах ради лучшего завтра, а украинцы делать это не готовы. Люди здесь не принесут в жертву социальную связь или отдых, чтобы погрузиться в режим непроглядной работы. Это противоборствующие силы: чтобы получить один результат, ты вынужден отказаться от другого.

Пресса

Пресса здесь сумасшедше открыта. Вначале я столкнулся с этим в англоязычной газете KyivPost, но не осознавал, что такая прозрачность пронизывает другие украинские СМИ. Первый канал, финансируемый государством, открыто критикует правительство. Когда я впервые читал журнал Новое время, был поражен тем, что политики и олигархи представали на его страницах как преступники со всеми активами, выставленными на обозрение жителей страны.

У нас в США и близко не было такого уровня прозрачности в отношении тех подонков, которые ответственны за последнюю рецессию и которые руководили экономикой сквозь аморальную ложь и жадность.

Оправдания

Я слышал множество пораженческих оправданий того, почему кто-то не может что-то сделать. Они исходят от людей, которые просыпаются поздно и потребляют вместо того, чтобы производить, которые ждут ответов от других вместо того, что тяжело трудиться над самостоятельным поиском ответов.

Речь не о бабушках, которые кое-как выживают, а о 20-30-летних, имеющих образование и интернет под рукой. Мне много раз говорили, будто что-то не может быть сделано из-за коррупции. Конечно, не стоит и пытаться построить жилье без вмешательства в вашу жизнь крупного парня на черном внедорожнике с тонированными стеклами. Но многие вещи здесь происходят без участия коррупции, например, тут работают индустрии, за которыми будущее современного онлайн-мира. Например, то, что я делаю прямо сейчас, создавая нечто из своей головы, перенося это на компьютер, а затем отправляя в редакцию.

Лидерство

С лидерством здесь преимущественно огромные проблемы. Есть несколько ролевых моделей, на которые можно равняться, но страна нуждается в здоровом лидерстве. Впрочем, часто подобное отсутствие лидерства превращается в оправдание. Лидерство исходит изнутри. Простые, повседневные личные решения превращаются в привычку, эти привычки становятся заявленной реальностью того, кем вы являетесь. Я не нуждаюсь в лидере, который сказал бы мне почистить зубы, рано встать на работу, тренироваться, хорошо относится к другим, проводить время с позитивными людьми и так далее.

Конечно, лучше иметь превосходное лидерство. Но в XXI веке на планете Земля такое случается редко. Поэтому не стоит полагаться на лидера, который создаст нарратив вашей жизни. Если бы я смотрел на нынешних политических лидеров США как на компас, то был бы более тревожным, агрессивным и потерянным. Лидерство начинается внутри, а затем выходит наружу, а не наоборот. Лучше иметь то и другое, но большинство стран мира не может позволить себе роскоши быть Норвегией.

Смелость

Мне кажется, что украинцы застенчиво добрые и теплые люди. Но если это общество загнать в угол, то где-то глубоко внутри зарождается огромная сила. Меня не было здесь во время революции, но я наблюдал за ней по телевизору – это делал весь мир. Способность людей противостоять прогнившему правительству, не имея ничего, кроме силы воли, – это невероятно. И я очень уважаю украинцев за это мужество.

В XXI веке на такое способны немногие общества. Это свидетельствует о потенциале страны – в людях есть нечто большое, чем они могут себе представить.

Часто украинцы не отдают должное себе и своим соотечественникам. Но для того, чтобы упражняться в этом мужестве, не нужна революция. Его можно использовать в повседневной жизни и развивать постоянно. Чем больше этого в людях, тем более развитым становится общество в целом.

"Новое время"



Комментировать статью
Автор*:
Текст*:
Доступно для ввода 800 символов
Проверка*:
 

также читайте

Загрузка...

по теме

«Цена разрушения. Создание и гибель нацистской экономики»

25. 07. 2018 | 08:37

История Второй мировой войны хорошо изучена и описана с точки зрения политического и военного противостояния союзников и стран Оси, но ученые до сих пор недостаточно внимания уделяли экономической стороне дела. По крайней мере, так считает британский историк Адам Туз, автор книги «Цена разрушения. Создание и гибель нацистской экономики», которую Издательство института Гайдара выпускает в русском переводе Николая Эдельмана. Туз реконструирует логику экономических рассуждений Гитлера и его приближенных и показывает, что она оказала значительное влияние на развитие их бесчеловечных расовых идей. Также британский историк опровергает устойчивое мнение о том, что Третий рейх вступил в мировую войну, опираясь на мощнейший промышленный и финансовый фундамент, делавший германскую экономику одной из самых развитых в мире. Напротив, полагает Адам Туз, военная авантюра Гитлера была отчаянной попыткой догнать настоящих лидеров мировой экономики, Великобританию и США, — и она провалилась. Лишь иррациональное поведение фюрера привело к тому, что ценой этой катастрофы стали миллионы жертв. Ниже - фрагмент книги Туза, в котором рассказывается о поворотном эпизоде Второй мировой — битве под Москвой.

фототема (архивное фото)

© фото: .

© The Official White House Photostream

   
новости   |   архив   |   фототема   |   редакция   |   RSS

© 2005 - 2007 «ТЕМА»
Перепечатка материалов в полном и сокращенном виде - только с письменного разрешения.
Для интернет-изданий - без ограничений при обязательном условии: указание имени и адреса нашего ресурса (гиперссылка).

Код нашей кнопки:

  Rambler's Top100