ТЕМА

ВОЙНА, МИР или НИЧЕГОНЕДЕЛАНЬЕ?

11 июня 2019 | 12:35 , Сергей Гончаров, для ТЕМЫ

распечатать        комментарии [0]       добавить в

Заявления и первые шаги «главного комика Украины» и – теперь по совместительству – Президента Украины г-на Зеленского относительно Донбасса изрядно возбудили «штатно-патриотическую» братию. Но это ожидаемо. Что действительно представляет актуальный интерес – это не истерика фанатов Петра Алексеевича, а ответ на вопрос: какой из вариантов развития событий для Украины наилучший, а какой – наихудший? Поэтому предлагаю рассмотреть все основные варианты. Начав - вопреки старой русской традиции - не с «за здравие», а с «за упокой» - т.е. с вариантов наихудших, как это представляется автору).


Вариант первый. Безоговорочная капитуляция. Согласно этому сценарию Украина признает переход принадлежности Крымского полуострова Российской Федерации и признает одновременно с этим независимость Донецкой и Луганской Народной Республик (в границах либо существующей ныне линии разделения войск либо даже в границах Донецкой и Луганской областей соответственно). Что произойдет в этом случае? С одной стороны - мы потеряем чрезвычайно ценные в экономическом отношении регионы. Кроме того, этот шаг будет означать открытое официальное и публичное признания факта проигрыша войны, длящейся с 2014 года. И – как неизбежное следствие – глубокий кризис доверия населения к институтам власти в Украине как таковым.

Сценарий представляет исключительно неблагоприятным, но, как ни парадоксально на первый взгляд, имеет и «жирные плюсы». Во-первых, мы должны ясно понимать: с Донбассом и Крымом в своем составе Украина никогда не интегрируется в т.н. «Евро-Атлантическое сообщество». «Т.н.» здесь потому, что «Евро-Антлантического сообщества» на самом деле не существует. Существуют отдельно европейское сообщество – причем отнюдь не равное Европейскому Союзу, а значительно шире его и отдельно – атлантическое сообщество, которое находится с европейским сообществом в довольно сложных, местами и временами даже остроконфликтных отношениях. Мечтаемой «евроатлантической интеграции» мы не сможем в этом случае добиться хотя бы потому, что в случае «реинтеграции Донбасса» и «деоккупации Крыма» там придется вводить даже не военное, а осадное положение (в том смысле, в каковом осадном положении отличалось от военного положения осенью 1941 г. в СССР – включая право полицейского и военного патруля на расстрел на месте и другие «милые» вещи). И вводить его не на один год и даже не на 5 лет. А минимум лет на 10 – если не больше. Поэтому для тех, кто одновременно глашатаствует «мир через победу, а не через капитуляцию!» и одновременно же: «Украина должна быть в ЕС и НАТО!» хочешь не хочешь, а приходится предложить выбор: или «мир через победу» или «в ЕС и НАТО».

На самом деле, могут быть приемлемы оба варианта. Лично мне Севастополь в составе Украины представляется куда большей ценностью, чем членство в Европейском Союзе. Но я вполне осознаю, что может существовать и противоположная точка зрения. Тем более, что вся Восточная Галиция (больше известная у нас как Галичина) фактически живет за счет заработков в этом самом Европейском Союзе. Поэтому в случае, если будет поставлен вопрос: капитуляция или война? - было бы резонно спросить о наиболее желательном решении у населения. Референдумом. Да, это противоречит правилам военного искусства на предмет необходимости внезапности и всего такого прочего, но стратегия - служанка политики. И легендарный генерал де Голль (на самом деле он после войны так и остался полковником, но это мелочи), когда заручался мандатом французской нации на одобрения Эвианских соглашений 1962 г. с Армией национального освобождения Алжира (согласно которым Алжир на определенных условиях становился независимым – включая и те три департамента Франции на территории Алжира, которые согласно французской конституции считались частью метрополии) поступил именно так - провел референдум. Несмотря на возражения военных. Причем эти «возражения» дошли до открытого мятежа (а надо помнить, что французские десантники – это отнюдь не наши «десантно-штурмовые войска»).

Вариант второй. Компромиссный мир. К этому варианту психологически более внутренне готова  большая часть населения Украины. Но этот вариант наиболее трудно реализовать практически. Главное причина трудностей очевидна: компромисс всегда есть «искусство возможного», а такое искусство и предел этого самого «возможного» каждый понимает по-своему. Одни полагают, что компромисс мог бы быть достигнут на условиях, на которых первоначально Киев вел диалог с Симферополем в 1990-х гг. Т.е. речь идет о мирном договоре с ДНР и ЛНР на условиях делегирования этими образованиями Киеву только тех полномочий, которые они сами готовы ему делегировать. Другие же придерживаются того мнения, что подобный компромиссный мир возможен на условиях, когда Киев сам или при минимальном учете мнения ОРДиЛО определит объем делегируемых полномочий. И разумеется, при этом существует множество «различающихся в тактических деталях» вариантов, занимающих промежуточное положение между этим двумя крайними точками компромиссный мир.

Уже поэтому становится понятно, что насколько компромиссный желаем теоретически - настолько же трудно он реализуем практически. Кроме того, нужно отдавать себе отчет, что и в этом случае снова возникает «проклятый вопрос» о «Евро-Атлантической интеграции» Украины. Потому что ни Донбасс, ни Крым никогда не согласятся на интеграцию Украины в ЕС и НАТО.

Вариант третий. «Холодный мир» - точнее «замороженный конфликт». Этот путь может быть реализован двумя способами. Первый: когда в нейтральную зону между противоборствующими группировками вводятся войска ООН подобно тому, как это имеет место между Республикой Кипр и  Турецкой Республикой Северного Кипра начиная с первой половины 1970-х гг. и вплоть до сегодняшнего времени. Достоинством этого решения является сведения к минимуму последующего кровопролития и (что тоже немаловажно) военных расходов. Недостатком (и очень существенным) – то, что мы получаем «консервирование» ситуации на неопределенно долгий срок, причем территории ДНР и ЛНР, как и сейчас, признаются нашими только чисто номинально.

Здесь следует отметить, что в Украине до сих пор имеет хождение бредовая идея касательно установки в ДНР и ЛНР и на контролируемой ими части украино-российской границы юрисдикции администрации и сил ООН. Следует со всей определенностью сказать, что «обоснованность» этой идеи находится на уровня фразы из известного мультика «все это бред - не говорят не рыбы ни коты!». Для того, чтобы разместить миротворческие силы ООН и выработать условия этого размещения - необходимо согласие всех воюющих сторон. Между тем совершенно понятно, что ни ДНР ни ЛНР никогда на контроль над собой администрации ООН и размещения ее сил на границе с Россией не согласятся.

Впрочем, существует возможность «заморозки» конфликта путем перехвата огневой инициативы. Если очень коротко, то рецепт такой заморозки исключительно прост: когда по вам с позиции мятежников выпускают один снаряд вы лупите по району предполагаемого расположения орудия противника полным залпом батареи «Градов» (это 240 реактивных снарядов, если кто не знает). А если по вам дают залп из «Града» – отвечайте полным залпом двух реактивных артиллерийских дивизионов Ураган отдельного реактивного артиллерийского полка (у нас таких полков 4). И так далее в том же духе. Метод, конечно, чреватый на первоначальном этапе его применения эскалацией в зоне конфликта, но – принимая во внимания подавляющее превосходство ВС Украины в огневых средствах – по итогу очень действенный.

Очевидный плюс такого подхода в том, что он позволяет обойтись без всяких сил ООН. Соответственно - продолжительность «заморозки» конфликта, его дальнейшая «разморозка» и пр. зависит только от нашего желания и не связаны ни с какими международными инстанциями и хлопотами, из таких связей вытекающими. Но при этом надо понимать, что остаются некие проблемы, свойственные первой («разделение силами ООН») версии данного варианта. А именно: даже если ОРДиЛО будет принуждено воздействием огня гаубиц и реактивной артиллерии «сидеть на попе ровно» - это отнюдь не помешает остаться ДНР и ЛНР де-факто независимыми от Украины государственными образованиями. Причем в условиях наличии таких образований на территории Украины о вступлении в ЕС и даже НАТО также можно  забыть.

Вариант четвертый. «Мир через победу». Разумеется, этот сценарий пользует наибольшей популярностью у патентованных патриотов. Вариант действительно хорош, но имеет один неприятный изъян – за него придется дорого заплатить. Бред г-на «бывшего главного лампасника» Муженко, что такой сценарий потребует жизней примерно 3 тыс. украинских солдат и в несколько раз большего числа жертв противостоящих нам вооруженных формирований и находящегося «на той стороне» мирного населения,  можно уверенно отмести в сторону. Потому как если в реале при осуществлении такого сценария нам удастся обойтись 10 тыс. погибших только среди наших солдат будет уже очень даже хорошо.

В результате получается парадокс. Если какой-нибудь политик – «камикадзе» бросит армию на Донбасс предварительно обработав центры Донецка и Луганска огнем всех четырех наших отдельных реактивных артиллерийских полков, собранных в один кулак – благодарный народ от плодов такой победы, конечно же, не откажется. Но данному политику цены этой победы не простит. И его политическое существование будет навсегда окончено. Камикадзе восхищались только в Японии. Да и то - лишь до известного времени…

Наконец, в случае военного решения проблемы Донбасса возникает еще один риск – прямое военное вмешательство России. У нас в лентах информационных агентств принято писать по каждому поводу и даже без повода, что «Кремль в панике», «США указали России на ее место» и т.д. и .т.п., но что характерно - при этом часто-густо ни Кремль ни иные граждане России понятия не имеют, что они оказываются в панике. А указания США посылают «в пешее эротическое путешествие». И так далее. То есть если говорить чисто военным языком, то как завещал нам герр генерал-полковник Гальдер (не самый плохой генштабист, кстати говоря): «Крупный оперативный успех не может быть достигнут без крупного оперативно риска».

В нашем случае мы должны понимать, что решая проблему Донбасса пехотой, танками, артиллерией и авиацией - мы можем либо действительно решить ее, либо поиметь в результате крупномасштабное вторжение ВС Российской Федерации, которое отразить не сможем. И нужно либо решаться на такой риск, либо перестать пыжиться. Потому что, как мудро писал один из вождей восставших против немцев племен Юго-Западной Африки (да-да, Намибия не всегда была «под ЮАР», а когда-то была немецкой колонией – «орднунг», «арбайтен» и все такое) когда «огнем атакуешь» крайне желательно «клич боевой прекратить».

Мы на это готовы? Если да – надо собрать все ресурсы (начиная с воли) в кулак и делать. Если нет – перестать наконец выпендриваться.

Ну и в заключение о варианте последним, который точно приведет страну к катастрофе (нет, в конечном итоге, все-таки получилось в конце «за упокой»). Это вариант нынешний: «ни мира, ни войны» оформленный, как имитация войны. По данным ООН конфликт на Донбассе уже унес жизни примерно 13 тыс. чел. с обеих сторон. Но ООН считает (как и принято у тупых бюрократов), непосредственно пораженных пулями, осколками и пр. Если мы посчитаем (вернее, хотя бы вчерне попробуем подсчитать - поскольку соответствующей статистки никто не ведет) сколько людей умерло в Украине начиная с 2014 года только по причине снижения финансовой доступности лекарств и медицинских услуг, - эти 13 тыс. покажутся нам маленькими, даже малосущественными потерями. Сколько таких жертв - не знает никто. Но то, что счет их идет на многие десятки тысяч - известно всем, кто хоть в малой степени интересовался этим вопросом. Что такое курс обменника знают даже младшеклассники и древние пенсионеры. Поэтому достаточно сказать, что в нынешнем курсе гривны к доллару, евро и прочим  фунтам примерно 40% составляет компонент, именуемый на языке валютных спекулянтов «военные и связанные с военными риски».

Еще проще – окончание войны (ЛЮБЫМ способом) равнозначно почти немедленному увеличению благосостоянию населения примерно в двое. Подчеркну ЛЮБЫМ способом – от безоговорочной победы до безоговорочной капитуляции. Разница в том, что капитуляция ведет нас всего лишь к поражению. А игра «ни мира, ни войны» - к катастрофе, банкротству Украины как государства. Не конкретного режима, а государства как общественного института. А это уже намного серьезней, чем судьба какого-то «потерявшего берега» кондитера или ставшего Президентом комика.

Украине нужен мир. Варианты путей к этому имеют широкий спектр – от безоговорочной капитуляции до решительной победы. Но если мы этого мира не добьемся - нас ждет поражение более страшное по последствиям, чем даже последствия проигрыша полномасштабной войны с Россией.



Комментировать статью
Автор*:
Текст*:
Доступно для ввода 800 символов
Проверка*:
 

также читайте

по теме

фототема (архивное фото)

© фото: Reuters

Премьер-министр России Владимир Путин в Хакасии.

   
новости   |   архив   |   фототема   |   редакция   |   RSS

© 2005 - 2007 «ТЕМА»
Перепечатка материалов в полном и сокращенном виде - только с письменного разрешения.
Для интернет-изданий - без ограничений при обязательном условии: указание имени и адреса нашего ресурса (гиперссылка).

Код нашей кнопки:

  Rambler's Top100