ТЕМА

Украинцам стоит готовиться к экстремальной зимовке

24 октября 2016 | 16:42 , Вадим Гламаздин

распечатать        комментарии [0]       добавить в

«Обеспечение стабильного прохождения осенне-зимнего периода — один из основных неотложных задач правительства». (Вице-премьер Владимир Кистион) «Проблем с подготовкой к осенне-зимнему периоду нет. Мы готовы и по балансу, и по запасам в полной мере». (Министр энергетики Игорь Насалик) «Все лгут». (Доктор Хаус)


В страну пришла настоящая осень, а значит, не за горами зима. По прогнозам, она будет холодная и снежная. Готов ли украинский топливно-энергетический комплекс к зиме? А к настоящей зиме? Ответы на эти вопросы, к сожалению, неутешительные.

Готовность энергетики к зиме оценить несложно. Стоит только понять, исправны ли генерирующие мощности, достаточно ли угля на складах электростанций, достаточно ли в подземных хранилищах газа, в порядке ли сети и есть ли альтернативные пути поставок топлива в случае дефицита.

Мы не будем рассматривать все озвученные вопросы, сосредоточимся только на наличии топлива и безопасности маршрутов поставки. Ведь если топлива нет, то состояние энергоблоков или сетей не имеет особого значения.

Начнем с угля. Как известно, в украинской энергосистеме работают 15 угольных тепловых электростанций (ТЭС), половина из которых работает на угле газовой группы (марки Г и ДГ), а другая половина — на антраците (марки А и В). Если газовая группа угля добывается на территориях, подконтрольных Украине, то антрацитовая — на неподконтрольных территориях.

Главным критерием готовности энергосистемы к осенне-зимнему периоду является наличие и объем накопленного угля на складах ТЭС к началу отопительного сезона. На момент написания этой статьи на складах украинских ТЭС находилось 1,3 млн тонн угля всех марок, из которых 600 тыс тонн — антрациты, остальные — газовой уголь. Много это или мало? Несколько цифр для сравнения. На это же время в 2014 году, когда зима была чрезвычайно сложной для энергосистемы — применялись даже веерные отключения потребителей, на складах ТЭС было 1,6 млн тонн угля, а в 2015 году — 2 млн тонн. По расчетам украинских и иностранных экспертов, в норме на складах должно быть не менее 3 млн тонн угля.

Однако, профильный министр говорит, что все в порядке. Более того, недели две назад министерство снизило план накопления угля на 1 октября на складах ТЭС с 2,8 млн тонн до 1,6 млн тонн. Такого себе не позволял даже предыдущий министр энергетики Владимир Демчишин.

Возможно, у нас есть пути для бесперебойного подвоза топлива, и нам не надо его накапливать? Нет. Если ситуация с газовым углем более или менее прогнозируемая, то ситуация с антрацитом — на грани фола.

Почти весь антрацит на отечественные ТЭС поставляется с неподконтрольных территорий. При этом из четырех основных маршрутов вывоза работают только два. Точнее сказать — полтора, ведь по одному, главному, поезда едут только часть суток, а у другого очень малая пропускная способность.

Вывод из строя двух путей — вопрос двух выстрелов из миномета. Не спасает ситуацию и вариант импорта, озвученный министерством и некоторыми компаниями. Во-первых, там, где наши энергетики покупают уголь, его физически мало, во-вторых, никто не отменял ограничения по пропускной способности наших портов.

Вернемся к цифрам. 600 тыс тонн антрацита — это максимум десять суток работы в режиме мягкой зимы, до −10 °C. Далее придется массово отключать потребителей, ведь компенсировать половину генерирующих мощностей ТЭС будет нечем.

Впрочем, есть еще газ. Можно включить газо-мазутные энергоблоки и компенсировать недостающие угольные. Министр говорит, что именно на это министерство и рассчитывает, и повысило план накопления газа в подземных хранилищах. К сожалению, это тоже не сработает.

На момент написания статьи в ПХГ было закачано около 14 млрд куб м газа — тоже меньше, чем в 2014-2015 годах. Этого объема может хватить, если зима будет не хуже предыдущей, и если мы не будем использовать газ для генерации электроэнергии. К сожалению, и первое, и второе предположение на этот раз не сработают.

Газа надо больше. Если же его не покупать напрямую в РФ, то накопить больше невозможно — не хватит пропускной способности с европейского направления. Если предположить, что в случае критической ситуации мы все-таки что-то купили бы у России, то можно было бы рассчитывать на генерирование электроэнергии на газо-мазутных блоках. Однако Россия отказывается начинать переговоры в трехстороннем формате по новому зимнему пакету. Итак, с этого направления газа не будет.

Таким образом, можно констатировать весьма неутешительную вещь: украинский топливно-энергетический комплекс к прохождению осенне-зимнего периода не готов.

Поскольку аварийное поставки топлива или электроэнергии возможны только из РФ, то уже сейчас можно уверенно прогнозировать дефицит электроэнергии и газа, и отключение электроснабжения и теплоснабжения потребителей в разгар морозов.

Об этом, кстати, уже начали осторожно говорить и руководители отрасли, например, и. о. директора ГП НЭК «Укрэнерго» в своем последнем интервью.

Можно ли еще что-то сделать? Да. Существуют реалистичные варианты решения проблемы дефицита топлива, и у нас еще есть время. К сожалению, создается впечатление, что руководство отрасли и государства не заинтересованы в нормализации ситуации.

Опыт прошлых лет, расчеты и советы отечественных и иностранных экспертов игнорируются. В своих потугах «подготовке к зиме» правительство упорно топчется на ограниченных участках возможностей поставки топлива, которые полностью зависимы от решений Москвы. Поэтому нам следует готовиться к весьма экстремальной зимовке.



Комментировать статью
Автор*:
Текст*:
Доступно для ввода 800 символов
Проверка*:
 

также читайте

Загрузка...

по теме

Самогубства чи вбивства? Небойові втрати в АТО

16. 06. 2017 | 09:50 , Анатолій Маркевич, екс-військовий прокурор

У Збройних Силах України під час ведення бойових дій небойові втрати стали перевищувати бойові. За оприлюдненими офіційними даними за 2016 рік небойові втрати тільки Збройних Сил склали 256 осіб, що перебільшило бойові втрати за той же час – 211 осіб. Найбільше серед небойових втрат було самогубств – 63. Серед небойових втрат військовослужбовців ЗСУ у 2016 році крім самогубців є ще 58 померлих від хвороби, 29 – від нещасних випадків, 5 – від інших причин, 4 – внаслідок порушень правил безпеки. Ці цифри взяті з листа-відповіді начальника відділу по роботі з громадянами та доступу до публічної інформації Департаменту інформаційно-організаційної роботи та контролю МО України О. Копаниці від 27.12.2016 року, фотокопія якого була оприлюднена в мережі.

фототема (архивное фото)

© фото: Олег Ельцов

20 июля 2006 года. Общественные слушания в Киевсовете по вопросу несанкционированной торговли. Мэр Черновецкий - весь в думах о киевлянах

   
новости   |   архив   |   фототема   |   редакция   |   RSS

© 2005 - 2007 «ТЕМА»
Перепечатка материалов в полном и сокращенном виде - только с письменного разрешения.
Для интернет-изданий - без ограничений при обязательном условии: указание имени и адреса нашего ресурса (гиперссылка).

Код нашей кнопки:

  Rambler's Top100