ТЕМА

Далекое будущее, которое видят военные, правительства и корпорации

03 августа 2017 | 07:44 , Георгий Почепцов

распечатать        комментарии [0]       добавить в

Мы не готовы к будущему, потому что пока не готовы ни к прошлому, ни к настоящему, которые нас полностью поглощают. Мы не знаем, что ждет нас там, а будущее вообще закрыто тайной за семью печатями.


Можно описать наше отношение с будущим с помощью трех «не»:

— неожиданность: будущее приходит быстрее, чем мы ожидаем,,

— неподготовленность: редко кто бывает готов к новому,

— неадекватность (настоящему), поскольку будущее всегда другое.

Но почему будущее так важно? Мы живем в эпоху реального ускорения всех происходящих процессов. На наших глазах возникла и угасла космическая гонка, вместо нее заработала ИТ-гонка. Происходит усложнение всех структур, с которыми работает человек, в то же самое время сам человек не очень способен меняться.

Инновационное будущее лучше у тех стран, которые удерживают многообразие. В том числе по этой причине сегодня снимаются многие социальные запреты, которые доминировали в прошлом, а многие экономические запреты, которые есть у нас, там просто отсутствуют.

Экономика, например, выигрывает в случае создания разнообразия, даже этнически разнообразная среда лучше для инноваций, чем однородная. Силиконовая долина в этом плане является условным «заповедником» иммигрантов.

Сегодня в сфере исследований принятия решений большое место занимают неожиданные события, приход которых никто не ждет: от «черного лебедя» Талеба ([1], кстати, в избирательном штабе Трампа с подачи С. Бэннона популярностью пользовалась другая книга Насима Талеба — «Антихрупкость» [2]) и принятия решения в условиях неопределенности Д. Канемана [3] до «упреждающего управления» Л. Фуерта [4 — 5]. Последнее можно рассматривать как подготовку управления к нелинейному переходу к негативному событию [6].

Фуерт подчеркивает важные особенности современных проблем, вытекающую из их нового уровня сложности:

— возникают из множества систем и событий,

— размывают границы бюрократического распределения полномочий,

— не могут быть разбиты на части для решения по отдельности,

— автоматически не стабилизируются, а ведут к хаосу, если ими не заниматься,

— не могут быть разрешены навсегда, а переходят в новый тип проблем.

Есть очень четкий украинский пример такого типа перехода проблемы в новый тип: Донбасс и Крым были проблемой и до этого, они есть проблемой сегодня, но когда Украина получил их обратно, они снова будут проблемой для Украины.

Реальные «черные лебеди», по мнению Фуерта, достаточно редки, чаще мы просто не можем верно считать идущие слабые сигналы, которые рассказывают нам о приближении такого события. Например, он приводит примеры таких предупреждающих сигналов в случае урагана Катрина, финансового кризиса 2008, арабской весны, Фукусимы.

Когда в России обнаружили, что новый глава администрации А. Вайно знает эту концепцию упреждающего управления [7 — 9], а тогда он даже еще не был главой, это вызвало бурное обсуждение [10 — 13].

Если статья Вайно называется «Капитализация будущего», то статья В. Суркова именовалась «Национализация будущего», где он подчеркивал: «Не будет лишним еще раз заметить: Россия приведена к демократии не «поражением в холодной войне», но самой европейской природой ее культуры. И еще раз: не было никакого поражения» ([14], см. также его обоснование понятия суверенной демократии [15]).

Вайно в своей «капитализации» подытоживает свой подход следующим образом: «Предлагаемая автором новая парадигма упреждающего управления заключается в создании “подушки безопасности” не за счет накопления прошлого, т.е. капитала прошлых периодов, а за счет капитализации будущего, причем капитализации будущего именно в тех объемах, которые необходимы для упреждения грядущих кризисов».

Сурков говорит в одном из интервью, отталкиваясь от понятия будущего: «Еще раз повторю классическую пословицу, что генералы всегда готовятся к прошлой войне. И в этом проблема. Мы должны готовиться к будущей войне. Если понимать шире, то на самом деле — к будущему миру. И вот этот взгляд на настоящее через Утопию в хорошем, позитивном смысле этого слова, это то, что нужно сейчас» [16].

В качестве одной из точек отсчета следует напомнить, как на наших глазах, например, произошло усложнение процесса войны: возник сетевой характер войны, расширилось пространство войны вплоть до включения в него гуманитарного компонента [17 — 18], акцент войны сместился с ориентации на врага на ориентацию на население [19 — 21], стала реальностью гибридная война [22].

Таким образом происходит усложнение объектов, с которыми имеет дело управление. А по закону кибернетики субъект управления должен иметь не меньшее разнообразие, чем объект управления. Сегодня мы имеем сложные объекты для управления, но не имеем адекватного инструментария для работы с ними.

Дональд Рамсфельд первым среди военных заговорил о понятии «известное неизвестное» [23 — 26]. Правда, более опасным будет сочетание «неизвестное неизвестное», о котором он тоже говорил, что это то, чего мы не знаем, что не знаем.

Сегодняшняя увлеченность возможностями, открывшимися от анализа больших данных привела к тому, что Юваль Харари написал о датаизме, о том, что новой религией станет дата и алгоритмы по ее обработке, поскольку человек не знает о своем собственном поведении того, что знают алгоритмы.

В неадекватной обработке данных он увидел и причины гибель СССР: «Капитализм победил коммунизм не потому, что был более этичным, что индивидуальные свободы священны или Бог разгневался на язычников-коммунистов. Капитализм выиграл холодную войну скорее потому, что распределенная обработка данных была лучше централизованной, по крайней мере в периоды ускорения технологических изменений. Центральный Комитет КПСС просто не мог вести дела в стремительно изменяющемся мире конца двадцатого столетия. Когда все данные собираются в секретном бункере, а все важные решения принимаются группой постаревших бюрократов, можно создавать вагонами ядерные бомбы, но вы не сделаете Apple или Wikipedia» [27].

К. Борн, известный специалист по большим данным, однако, подчеркнул существующее различие в поиске причинно-следственных связей и просто корреляции [28]. Он говорит, что если покупатель берет продукт А, а также продукт Б, то бизнесу необязательно искать причинную зависимость, а пользоваться этим как корреляцией.

Поэтому вполне понятно звучит голос против завышения роли алгоритмов, когда их подают сегодня как панацею от всех проблем человечества: «В мире есть много неопределенности, которую нельзя разрешить или уменьшить — это то, что неизвестно. Подобно тому что вы знаете, что умрете, но не знаете, когда. Множество подобной случайной неопределенности определяет следствия в реальном мире. Алгоритмы не могут объяснить этого. Представьте, что Гугл-Карты расскажут вам наиболее быстрый путь к новому месту. Но они не могут предсказать, что на половине дороги вам встретится гигантская авария. Тем самым пока есть случайные ошибки и неопределенности, влияющие на последствия больше, чем люди признают это, алгоритмы не будут совершенными, они не будут даже приближаться к этому. Они просто лучше делают это, чем могут люди» [29].

Кстати, мы должны все время помнить, что и ИТ-технологии не решили ни одной важной проблемы (голод, вода, климат, экология, здоровье). Мы не готовы в этом признаться сами себе, но это так.

Есть отдельные сферы, где применение алгоритмов «вырывает» человека вперед. И это есть настоящий захват будущего из настоящего. В бизнесе это модели Нетфликса и Амазона, в политике — выборы. Например, о выборах Трампа прозвучало в очередной раз следующее: «Алгоритмы и модели команды, разработанные специалистами по данным фирмы Cambridge Analytica, стали базой этого прорыва. Используя данные из базы в 5 тысяч частей личностной информации (религия, наличие оружия, типы покупок) о 220 миллионах американцев, Cambridge Analytica смогла определить, где у Трампа больше шансов мотивировать людей, которые обычно не голосуют, где поддержка Клинтон среди демократов мала, где кандидату следует появиться самому, особенно в последние дни кампании» [30].

Военные очень четко отслеживают общие изменения в ожидаемом будущем, чтобы из них сделать выводы о структуре безопасности в это время. Им следует понять, какие могут возникать военные задачи в новых условиях и какой новый инструментарий может появиться. Причем он может появиться как у самих военных, так и у их противников,

Американский совет по разведке все время занят этим прогнозированием (см., например, прогноз 2030 года [31], см. также работу более методологического плана на тему, как в принципе это делается [32]).

Американцы выстроили свой Альтернативный мир 2030 вокруг четырех мегатрендов (расширение возможностей индивидов, диффузия власти, демографические модели и растущая взаимосвязь еды, воды и энергии) и шести вариантов изменения правил игры (game-changers). Власть будет перераспределяться среди стран и уходить от стран к неформальным сетевым структурам. Есть список из 15 стран, которые могут исчезнуть. Города будут порождать 80% экономического роста. Превращение Украины в аграрную державу, к которому призывают, на этом фоне выглядит как экономическая стагнация.

Есть анализ британских военных состояния мира в 2045 году [33]. Это очень большой текст, поэтому можно уделить внимание только отдельным моментам:

— образование перейдет в онлайн,

— автоматизация приведет к тому, что роботы изменят лицо войны,

— уменьшение рабочих мест приведет к тому, что молодежь не получит финансовой стабильности прошлого уровня, в то же время она будет получать много информации о позитивных финансовых результатах других,

— монополия государств на деньги будет размываться альтернативными валютами, которые будут обходить государственный контроль капитала,

— страны станут более зависимыми друг от друга экономически и политически, что наложит ограничения на их свободу действий,

— экономическая мощь будет смещаться с запада на восток ближайшие 30 лет, однотипно будет происходить и перераспределение власти в международных организациях,

— государства станут менее значимыми для индивидов из-за движения людей, информации и идей, что приведет к тому, что люди будут менее заинтересованными в поддержке государств,

— будущие технологии дают людям возможность радикально менять свою идентичность благодаря физическому и когнитивному инструментарию,

— достижения коммуникативных технологий позволят усилить тех, кто недоволен властью на местах,

— многие люди получат доступ к сложным и технологически передовым возможностям,что предоставит возможности для нетрадиционных видов атак на технологически передовые страны.

— Россия будет осуществлять влияние на своих соседей с помощью сочетания жесткой и мягкой силы.

Технологическое ускорение, в котором находится мир, потребовало создания подобных прогностических структур во всех больших корпорациях. Например, в свое время сценарный анализ был предложен в корпорации Шелл. Кстати, именно она, а не ЦРУ, дала верный прогноз по развалу СССР, опираясь при этом на то, что в Советском Союзе на авансцену выходит большой объем молодого поколения. И хотя ЦРУ говорило им, что они не могут давать такие прогнозы, поскольку у них мало информации, но их прогноз оказался верным. А саму Шелл СССР интересовал только потому, что они решали начинать ли добычу нефти в Северном море.

Руководил тогда отделом планирования в Шелл П. Век (см. о нем [34 — 40]). Кстати, он проводил по полгода у своего гуру в Индии (по одним источникам, несколько недель — по другим). Но у него был и другой учитель — известный русский мистик Гурджиев. Откуда следует, что перед нами не совсем научно обоснованная парадигма, хотя бы в случае самого Века.

Век в принципе считал, что надо общаться с «необыкновенными людьми», которые обладают наблюдательностью и любопытством, видят, как работает наш мир. Например, в семидесятые он познакомился с одним иранским врачом, общение с которым оказалось очень стимулирующим. Поэтому потом он каждый год приезжал к нему, чтобы услышать, как меняется его восприятие мира. Век считал, что нельзя полагаться на обычные источники информации, поскольку они известны всем, поскольку для сценария необходимо не туннельное, а периферийное видение.

Из Шелл вышел и такой футуролог, как П. Шварц, который заменил Века на его посту в Шелл [41 — 42]. Сегодня среди его идей есть личностный компьютер [43]. Компьютер сможет полностью организовывать вашу жизнь, когда будет знать о вас все.

Еще раньше до Шелл задумался об этих проблемах Г. Кан, определив их как область “thinking the unthinkable”, который первым тогда занялся ядерными стратегиями, а также и сценарным подходом [44 — 50].

В принципе будущим заняты только крупные структуры, у которых есть другие интересы, поскольку они живут в рамках иного уровня финансовых потоков. Это военные, крупные корпорации и государства, особенно в энергетической сфере.

Когда Россия занялась поиском образа будущего под выборы В. Путина, то оказалось, что даже просто вербально это достаточно сложно сделать [51 — 52]. Это говорит также и о том, что постсоветское пространство живет в рамках очень кратковременного видения будущего. Сиюминутные проблемы «убивают» мысли о будущем.

Есть еще один тип игроков, который представляет силу и одновременно опасность в «играх» с будущим. Это миллиардеры, например, Силиконовой долины. Они обладают таким ресурсом и авторитетом, что могут в ряде случаев представлять опасность для государственных интересов. Например, это Питер Тиль [53 — 58]. Как всякий миллиардер он интересуется продлением жизни. Он финансирует те проекты, которые не хочет финансировать государство. Он поддерживал Трампа на выборах и одновременно получил новозеландское гражданство. Он хочет построить плавучий город в океана, где бы миллионеры могли жить и не платить налоги своим странам. Он пользуется переливанием молодой крови для омолаживания. Кстати, такой проект был в двадцатых, когда А. Богданов, создатель «Тектологии», стал директором института переливания крови. Правда, при одном из переливаний он заразился и умер.

Тиль предлагает молодежи бросать университеты. За это он дает на два года на стартап 100 тысяч долларов. На сайте этой структуры Тиля так и пишется, что мы даем сто тысяч вместо сидения в аудитории [59]. Причем подчеркивается, что финансисты не имеют права на создаваемую собственность. Все это понятные для Тиля, но в определенной степени разрушительные для системы шаги.

Были изданы его интересные лекции в Стэнфорде о стартапах [60]. В них он считает, что работающими есть только вертикальные процессы по созданию нового, горизонтальные процессы — копируют старое. Можно выпустить тысячу пишущих машинок, что не дает ничего нового, а можно создать компьютер. И это будет переходом от нуля к единице.

Как видим, будущим пытаются управлять как системы-армии, так и «партизаны» типа Тиля. Но в любом случае хорошее будущее приходит к тому, кто закладывает его ростки в настоящем.

Будущее можно создать, а можно украсть у граждан, что произошло на постсоветском пространстве, где активы СССР тихо уплыли в частные руки. Как пишет Максим Трудолюбов: «Чего не предполагала эта глубоко продуманная социальная пирамида, так это внезапного наступления капитализма. Все, что нас окружает, было задумано для чего угодно, но не для извлечения прибыли и накопления частного богатства. Между тем именно эти последние факторы – когда-то отвергнутые СССР – определяют сегодня поведение людей, во всяком случае начальствующих. Это так хотя бы потому, что возможностей для извлечения прибыли тем больше, чем выше человек находится в социальной пирамиде. Пользуясь рычагами, оставшимися от социализма, умные менеджеры построили капитализм – для себя» [61].

А из этого личного капитализм и следует их счастливое будущее, как и их детей. Можно воспользоваться таким образом. Если представить СССР как дерево, то по результатам «распила» они получили ствол, а все остальные — опилки.

Роль знания будущего хорошо можно увидеть по роли Э. Маршалла в выработке американской военной стратегии, который многие десятилетия занимался в Пентагоне стратегическими оценками, а до этого работал в РЭНДе [62 — 65]. И поскольку эти стратегические оценки часто указывали на американские слабости и провалы, они всегда оставались секретными. Маршалл работал так долго, что хорошо знал всех американских министров обороны, некоторые из которых были его учениками. Например, Маршаллу принадлежит переориентация США на Китай как на вероятного противника. А раз так, то можно было убирать базы из Европы и искать пути доставки войск в Азию, поскольку там нет баз. В связи с этим надо было решать развивать надводные корабли или подводные. Маршалла критиковали за такую ориентацию на Китай как на врага. Но 600 миллиардов бюджета Пентагона должен знать будущего противника, чтобы быть готовым.

Страна может идти в будущее, когда сохраняет приоритеты будущего в сегодняшнем дне. Несомненно это наука и образование, культура и искусство, которые составляют базу для функционирования инновационно мыслящих людей. Без такой базы у страны не может быть будущего.

Литература

1. Талеб Н.Н. Черный лебедь. Под знаком непредсказуемости. — М., 2016

2. Талеб Н.Н. Антихрупкость. Как извлечь выгоду из хаоса. — М., 2014

3. Канеман Д. Думай медленно … решай быстро. — М., 2016

4. Fuerth L. Anticipatory Governance Practical Upgrades. — Washington, 2012

5. Fuerth L. Operationalizing anticipatore governance // cco.ndu.edu/Portals/96/Documents/prism/prism_2-4/Prism_31-46_Fuerth.pdf

6. Boston J. Safeguarding the Future. Governing in an Uncertain World. — Wellington, 2017

7. Вайно А. Э., Кобяков А. А., Сараев В. Н. Упреждающее управление сложными системами // Вестник экономической интеграции. — 2011. — Т. 11. — N 1.

8. Вайно А. Э., Кобяков А. А., Сараев В. Н. Образ победы. — М., 2012

9. Вайно А.Э. Капитализация будущего // law-journal.ru/files/pdf/201204/201204_42.pdf

10. Эксперты: идеи Вайно о нооскопе восходят к Богданову и ранним коммунистам // www.bbc.com/russian/features-37083133

11. Ленский Д. Кое-что о Концепции упреждающего управления и нооскопе Вайно // cont.ws/@lensky/347514

12. Нооскоп — это вообще что такое // meduza.io/feature/2016/08/15/nooskop-eto-voobsche-chto-takoe

13. Ларина Е. Нооскоп, дестрометр и угроза национальной безопасности // hrazvedka.ru/blog/nooskop-destrometr-i-ugroza-nacionalnoj-bezopasnosti.html

14. Сурков В. Национализация будущего (полная версия) // surkov.info/nacionalizaciya-budushhego-polnaya-versiya/

15. Суверенитет — это политический синоним конкурентноспособности // www.politnauka.org/library/public/surkov.php

16. Сурков В. Мы должны готовиться к будущей войне, на самом деле — к будущему миру. Интервью // www.politnauka.org/library/public/surkov.php

17. McFate M. The Military Utility of Understanding Adversary Culture // Joint Force Quarterly. — 2005. — I. 38

18. McFate M. Reflections on the human terrain system during the first 4 years // Prism. — 2011. — Vol. 2. — N 4

19. Kilcullen D. Counterinsurgency. — Oxford, 2010

20. Kilcullen D. The accidental guerilla. Fighting small wars in the midst of a big one. — Oxford, 2009

21. Kilcullen D. Two Schools of Classical Counterinsurgency // smallwarsjournal.com/blog/two-schools-of-classical-counterinsurgency

22. Почепцов Г. Смисли i вiйни. Україна і Росія в інформаційній і смисловій війнах. — К., 2016

23. Graham D.A. Rumsfeld’s knowns and unknowns: the intellectual history of a quip // www.theatlantic.com/politics/archive/2014/03/rumsfelds-knowns-and-unknowns-the-intellectual-history-of-a-quip/359719/

24. Freier N. Known unknowns: unconventional ‘strategic shocks’ in defense strategy development // ssi.armywarcollege.edu/pdffiles/PUB890.pdf

25. Drezner D.W. Five known unknowns about the next generation global political economy // www.brookings.edu/wp-content/uploads/2016/07/IOS-Drezner-web-1.pdf

26. Brooks R. Known unknowns // foreignpolicy.com/2012/12/13/known-unknowns/

27. Harari Y.N. Homo Deus. A brief history of tomorrow. — New York, 2017

28. Borne K. Correlation.Interview // www.kdnuggets.com/2014/05/interview-kirk-borne-big-data-astrophysics-correlation-causality.html

29. Dietvorst B. When people don’t trust algorithms // sloanreview.mit.edu/article/when-people-dont-trust-algorithms/

30. Halpern S. Hacking the vote: who helped whom // www.nybooks.com/daily/2017/07/19/hacking-the-vote-trump-russia-who-helped-whom/

31. Global trends 2030: alternative worlds // www.dni.gov/files/documents/GlobalTrends_2030.pdf

32. Gilbert S. Aspirations and Anxieties: The Neoliberal Geopolitics of the NIC // digital.lib.washington.edu/researchworks/bitstream/handle/1773/20892/Gilbert_washington_0250O_10258.pdf;jsessionid=7E5D099B7F441BE6B6BC24C1DDE918FD?sequence=1

33. Global strategic trends — out to 2045 // www.gov.uk/government/uploads/system/uploads/attachment_data/file/348164/20140821_DCDC_GST_5_Web_Secured.pdf

34. Kleiner A. The man who saw the future // www.strategy-business.com/article/8220?gko=0d07f

35. Wack P. Scenarios: shooting the rapids // rjohnwilliams.files.wordpress.com/2016/02/wack-scenarios-hbr2-1985.pdf

36. Wack P. Scenarios: Uncharted Waters Ahead // hbr.org/1985/09/scenarios-uncharted-waters-ahead

37. Pierre Wack // www.economist.com/node/12000502

38. Scenarios: the search for foresight // en.laprospective.fr/dyn/anglais/memoire/antidote.pdf

39. Chermack T.J. A theory of scenario planning // www.richardswanson.com/hrdrcreports/Chermack(2003)ATheoryofSP.pdf

40. Chermack T.J. A Theoretical Model of Scenario Planning // pdfs.semanticscholar.org/6145/3867785d6364b745c60237bd8d2966b241d4.pdf

41. Schwartz P. The Art of the Long View. Planning for the Future in an Uncertain World. — New York, 1996

42. Schwartz P. Inevitable Surprises. Thinking Ahead in a Time of Turbulence. — New York, 2003

43. IT Visionaries: Futurist Peter Schwartz’s Tech Survival Guide for Next-Gen IT// www.salesforce.com/blog/2014/12/it-visionaries-peter-schwartz-tech-survival-guide-for-it.html

44. Почепцов Г. Стратегический анализ. Стратегический анализ для политики, бизнеса и военного дела. — Киев, 2004

45. Wohlstetter A. Herman Kahn: Applying his Nuclear Strategy Precepts Today // www.hudson.org/content/researchattachments/attachment/843/wohlstetterkahnprecepts.pdf

46. Abella A. The Rand Corporation: The Think Tank That Controls America // mentalfloss.com/article/22120/rand-corporation-think-tank-controls-america

47. Абелла А. Солдаты разума. — М., 2009

48. Morgan F.E. a.o. Dangerous thresholds. Managing Escalation in the 21st Century. — Santa Monica, 2008

49. Horgan J. We must start thinking again about the unthinkable // blogs.scientificamerican.com/cross-check/we-must-start-thinking-again-about-the-unthinkable/

50. Rethinking the unthinkable // www.nytimes.com/1981/03/15/magazine/rethinking-the-unthinkable.html?pagewanted=all&mcubz=0 http://www.nytimes.com/1981/03/15/magazine/rethinking-the-unthinkable.html?pagewanted=all&mcubz=0

51. Мухаметшина Е. и др. Поиски образа будущего для Владимира Путина идут тяжело // www.vedomosti.ru/politics/articles/2017/07/17/723958-obraza-buduschego-putina?utm_source=customesp&utm_medium=email&utm_campaign=editorchoice21072017

52. Иноземцев В. Почему образ будущего не придумывается // www.gazeta.ru/column/vladislav_inozemcev/10792934.shtml

53. Dowd M. Peter Thiel, Trump’s Tech Pal, Explains Himself // www.nytimes.com/2017/01/11/fashion/peter-thiel-donald-trump-silicon-valley-technology-gawker.html?_r=0

54. Shead S. How DeepMind convinced Peter Thiel to invest without moving the company to Sillicon valley // www.businessinsider.com/how-deepmind-convinced-peter-thiel-to-invest-outside-silicon-valley-2017-7

55. Lui K. People Want to Know How Peter Thiel Became a Citizen of New Zealand // fortune.com/2017/01/25/peter-thiel-new-zealand-citizenship/

56. Trotter J.K. Someone Is Trying to Discredit the Story of Peter Thiel’s Interest in Young Blood // gizmodo.com/someone-is-trying-to-discredit-the-story-of-peter-thiel-1796135794

57. Robinson M. Tech billionaire Peter Thiel no longer thinks his dream of a floating libertarian utopia is realistic // www.businessinsider.com/peter-thiel-seastead-dream-floating-city-2017-1

58. Clynes T. Peter Thiel thinks you should skip college, and he’ even pay your for your trouble // www.newsweek.com/2017/03/03/peter-thiel-fellowship-college-higher-education-559261.html

59. thielfellowship.org

60. Тиль П. От нуля к единице. — М., 2015

61. Трудолюбов М. Капитализм в социалистической стране // www.vedomosti.ru/opinion/columns/2017/07/21/725067-kapitalizm-sotsialisticheskoi

62. Krepinevich A.F., Watts B.D. The Last Warrior: Andrew Marshall and the Shaping of Modern American Defense Strategy. — New York, 2015

63. Lozada C. Inside the mind of the Pentagon’s “Yoda” // www.washingtonpost.com/news/book-party/wp/2015/01/08/inside-the-mind-of-the-pentagons-yoda-3/?utm_term=.e872e89d7739

64. Jaffe G. Yoda’s replacement: Air Force veteran to lead legendary Pentagon office // www.washingtonpost.com/news/checkpoint/wp/2015/05/13/yodas-replacement-air-force-veteran-to-lead-legendary-pentagon-office/?utm_term=.21558984f09c

65. Gady F.S. The Future of Net Assessment at the Pentagon // thediplomat.com/2015/06/the-future-of-net-assessment-at-the-pentagon/

Источник: «Хвиля»



Комментировать статью
Автор*:
Текст*:
Доступно для ввода 800 символов
Проверка*:
 

также читайте

Загрузка...

по теме

фототема (архивное фото)

© фото: .

PlanetSolar - первое в мире судно, оборудованное исключительно солнечными батареями, которое обошло вокруг света. На лодке размещено 500 кв.м. солнечных батарей. (Roslan Rahman/AFP/Getty Images)

   
новости   |   архив   |   фототема   |   редакция   |   RSS

© 2005 - 2007 «ТЕМА»
Перепечатка материалов в полном и сокращенном виде - только с письменного разрешения.
Для интернет-изданий - без ограничений при обязательном условии: указание имени и адреса нашего ресурса (гиперссылка).

Код нашей кнопки:

  Rambler's Top100