ТЕМА

Конфликт УГО со съемочной группой Схемы-РС: сезон политпиара открыт!

21 сентября 2017 | 11:52 , Олег Ельцов,ТЕМА,для ФРАЗЫ

распечатать        комментарии [0]       добавить в

Вчера с аншлагом прошло заседание парламентского Комитета по свободе слова. Первым вопросом был разбор полетов с начальником Госслужбы охраны Валерием Гелетеем относительно инцидента с журналистом Ткачем из телепрограммы «Схемы». Законодатели настойчиво предлагали Гелетею внести предложения про улучшение жизни журналистов.


15 сентября в ресторане на Обуховской трассе под Киевом генпрокурор Юрий Луценко женил своего сына. Как водится, на празднование были приглашены столпы украинской политики, включая Президента, премьера и пр. Несколько часов под присмотром доблестных бойцов Управления госохраны мероприятие снимала издалека съемочная группа совместного телепроекта программы «Схемы» и «Радио Свобода». Затем группа уехала... чтобы появиться с наступлением темноты в лесопосадке неподалеку. Тут их и застукали бдительные орлы Гелетея. Вместо того, чтобы смириться с провалом и подчиниться требованиям властей, журналист Ткач с оператором начали качать права: они журналисты. а поэтому имеют право подойти к президентскому авто и задать Порошенко пару вопросиков. УДО-шники не согласились с такой постановкой вопроса, после чего камера зафиксировала неясную возню в темноте. Позже это видео Ткач преподнес как нападение офицеров УДО на журналистов.

Из видео, выложенного в свободный доступ, нельзя сделать никакого вывода. По журналистски — это очевидный брак, который вообще не стоит давать в эфир — он не содержит никакой информации, кроме команд Ткача оператору: «Снимай, снимай!» Ан нет! Тему начали последовательно раскручивать: сначала в ФБ, затем и в прессе. И вот уже коллега Ткача журналистка Седлецкая начинает делать далеко идущие выводы: «Почему частное событие обслуживают «бюджетники?» Это она про присутствие сотрудников УДО на свадебном мероприятии. Пресса дружно разогнала волну возмущения: негоже расходовать деньги налогоплательшиков на обслуживание политэлиты!

Что любопытно: руководитель УГО Валерий Гелетей, не дожидаясь окончания служебного расследования, позвонил в «Схемы» и извинился перед Ткачем. Браво! Но почему никто из журналистов, включая облечительницу Седлецкую, не извинился перед Гелетеем, офицерами УГО, перед читателями, наконец, за ту пургу, которую они несли в уши своих читателей?!

Это был очевидный провал журналистского цеха: УГО не «обслуживало частное мероприятие», а исполняло закон и свои должностные обязанности.

Позже это попытался втолковать Гелетей журналистам у себя в кабинете, затем на заседании целого парламентского Комитета по свободе слова.

Ибо, как следует признать, журналисты — писатели, а не читатели, а потому законов не читают. Они знают одно: на дворе свобода слова и за каждым деревом в лесу на Обуховской трассе может стоять независимый журналист. На том стоим и требуем немедленного доступа к телу Президента!

Но такого нет даже в самых свободных и чертовски демократических странах. Есть процедура, есть закон, есть бодигарды и спецслужбы, которые этим законом призваны охранять первых лиц государства. И им это довольно неплохо удается. А вот в США, к примеру, от рук киллеров сложили голову целых четыре президента, а число покушений переваливает за десяток. У нас все выглядит намного счастливее: ни одного покойника и два официально признанных покушения на Петра Порошенко. И, по сведениям автора, был сорван ряд покушений собственно усилиями спецслужб и Службы госохраны. Заметим: это на четвертом году войны: неплохой результат!

История отношений УГО-журналист Ткач имела свое продолжение. Валерий Гелетей пригласил страстотерпца Михаила Ткача пообщаться в присутствии журналистов из нескольких медиа. Беседа проходила в весьма скромном кабинете Гелетея, куда с трудом поместится с десяток человек. По итогам встречи «Украинская правда» предъявила Гелетею обвинение, что он не пригласил их журналиста, а только «своих». С каких пор «1+1», например, стали для УГО своими — никто не объяснил. Эта в общем-то беспрецедентная встреча в кабинете Гелетея не получила резонанса в медиа, что в общем-то заслуженно. Ибо скандал раздували из ничего. Журналистов не били и слава Тани Черновол с ее прорывами лесными тропами к хонке Януковича, Ткачу явно не светит. К тому же в данном конкретном случае съемочная группа скорее выступала в роли папарацци, нежели искателями коррупционных связей и схем.

На этой встрече Гелетей, кстати, предложил пройти всем сторонам конфликта тест на детекторе лжи, но его идея не получила поддержки со стороны представителя «Схем».

На этом можно было бы поставить точку на неудавшемся журналистском самопиаре.

Оказывается, нельзя! Вчера этот вопрос обсуждали на заседании парламентского Комитета по свободе слова и информационной политике. Когда автор этих строк зашел на заседание комитета, в памяти всплыло бессмертное «Зал уж полон, ложи блещут...» Яблоку негде было упасть: не менее четырех камер, борцами за свободу слова забиты все уголки. Гелетей открыл присутствующим страшную военную тайну: УГО охраняет первых лиц державы круглосуточно, находятся ли они в служебном кабинете, на свадьбе или в нужнике. И это не грех знать тем, кто так же круглосуточно освещает жизнь этих первых лиц в прессе. И читать закон. Ибо могут случаться не только курьезные случаи, как с Ткачем и его оператором. Выстрел из гранатамета — 80 метров, из снайперской винтовки — 1200 — это реалии жизни политических деятелей и их близких. Поэтому просто подойти за комментарием к машине Президента или премьера «за комментарием» не всегда получится. И это не ноу-хау украинских государевых бодигардов, это мировая практика, писанная кровью политиков.

Собственно, обсуждать было нечего. Внимательному слушателю это было очевидно. Но депутаты, большая часть к тому же экс-журналисты, за словом в кармана не полезут, даже когда лучше промолчать. Законодатели начали креативить. Например, целый заслуженный журналист Александр Абдулин, несколько лет успевший проработать в «Рабочей газете», после чего на вечно сгинув в политическом омуте, предложил Гелетею обносить ограждениями или на худой конец яркой лентой место работы его подчиненных и нахождение охраняемых персон. Для справки: ежедневно УГО выполняет охрану около сотни персон и государственных объектов. Что любопытно: эти охраняемые персоны не всегда сидят в кабинетах, а имеют привычку перемещаться в пространстве. Абдулин не удосужился подумать насколько его предложение логично с точки зрения безопасности и насколько выполнимо физически. Да и не депутатское это дело — думать, их задача — продуцировать законы.

Памятуя об этой сакральной функции зампредкомитета Ольга Червакова адресовала свой вопрос-претензию Гелетею: почему же УГО не выходит с предложениям к Комитету по свободе слова для облегчения жизни и работы журналистов, рвущимися к телам охраняемых лиц?! Странная логика: ожидать, что главный бодигард страны будет усложнять работу своих подчиненных, добиваясь облегчения жизни журналистов. Червакова явно ошиблась адресом: такие предложения должны вносить члены журналистского цеха и члены Комитета по свободе слова, но никак не спецслужбисты. В УГО служат люди, единственая задача которых — исполнять закон и свои служебные обязанности. А закреплять права журналистов в законе — это как раз задача Черваковой, Абдулина, Сюмар, а также профессиональных журналистских союзов.

В общем, разошлись без скандала, громких заявлений и конструктивных решений. Хотя, явно не мешало бы договориться про элементарный ликбез под эгидой того же Союза журналистов про существующее законодательство по охране первых лиц государства и правилах поведения журналистов при освещении мероприятий с их участием.

У наблюдавшего за собранием автора сложилось впечатление, что цель была одна: немного самопиара в начале политического сезона. У Сюмар, Черваковой, Абдулина нет таких бюджетов, как у Кивы, Ляшко и Гройсмана, дабы крутить рекламные ролики о себе любимых. Поэтому приходится пользоваться подручными средствами: высосать скандал из ничего, раскрутить его в прессе, повитийствовать на Комитете...

Следует признать, что по факту пиар-кампания вышла бюджетненькой: информационную волну не разогнали. Правда, кто-то узнал о существовании журналиста Михаила Ткача. Еще пару его кавалерийских прорывов под красные флажки и скандалов с УГО и страна узнает о новом отважном журналисте... А там, глядишь, и в парламент соберется — в Комитет по свободе слова. Ну, тогда Ткачу следует выставить с первой депутатской зарплаты пляшку односолодового вискаря Валерию Гелетею — так будет честно, я считаю.

P.S. Если вдруг членам Комитета по свободе слова нечем больше заняться, кроме как изучением правовых основ работы УГО, рекомендую им направить свою энергию на вещи более конструктивные. Например, рассмотреть законодательную инициативу, которая положит конец проходимцам с корочками «Пресса». Они уже пришли на смену организациям, ранее продававшим членские билеты различных организаций пенсионеров правоохранительных органов. Сегодня совершенно открыто предлагают купить за 500 гривен удостоверение журналиста, дабы бесплатно ходить в музеи и на концерты, получать травматическое оружие и... качать права перед сотрудниками УГО. На этом госпоже Сюмар будет очень легко пропиариться, ибо инициаторы бойкой торговли ксивами не кроются. Некто Сергей Кот, представляет себя как Директор в Міжнародна антикорупційна журналістська академія (філія ОБСЄ), Голова Центрального комітету в Журналісти проти корупції.

Интересно, что бы сказал в адрес этих «коллег» покойный Георгий Гонгадзе?.. И что скажут бойцы Гелетея, когда эти 500-гривенные журналисты начнут штурмовать президентские кортежи?..

"ФРАЗА"



Комментировать статью
Автор*:
Текст*:
Доступно для ввода 800 символов
Проверка*:
 

также читайте

Загрузка...

по теме

фототема (архивное фото)

© фото: .

Edmondo Senatore

   
новости   |   архив   |   фототема   |   редакция   |   RSS

© 2005 - 2007 «ТЕМА»
Перепечатка материалов в полном и сокращенном виде - только с письменного разрешения.
Для интернет-изданий - без ограничений при обязательном условии: указание имени и адреса нашего ресурса (гиперссылка).

Код нашей кнопки:

  Rambler's Top100