ТЕМА

КХОЬЖАЛГИН ДУКЪ

12 июня 2018 | 08:51 , Ильмади Шайхиев, специально для ТЕМЫ

распечатать        комментарии [0]       добавить в
фото Виктора Меняйло

Рассказ Ильмади Шайхиева, префекта Ножай-Юртовского района Чеченской республики Ичкерия при президенте Джохаре Дудаеве о том, как чеченцы возвели памятник к 150-летию разгрома местными ополченцами 30-тысячной армии генерала Воронцова. Естественно, Мемориальный комплекс, открытый ровно 24 года назад, был стерт с лица чеченской земли российскими войсками. Сегодня этих фотографий нет даже в Чечне, но они сохранились в архиве украинского журналиста Виктора Меняйло.


24 года назад Совет Безопасности Чеченской Республики Ичкерия принял решение о строительстве памятника, посвященного  разгрому 30-тысячной армии генерала Воронцова в местечке «Кхоьжалгин Дукъ» 150 лет назад. Победа принадлежала чеченским ополченцам, участвовавшим в Большой Русско-Кавказской войне».

Для строительства памятника была сформирована комиссия в составе министра строительства ЧРИ Арсанукаева Умара, главного архитектора республики Кадиева Денилбека и префекта Ножай-Юртовского района Шайхиева Ильмади. Между членами комиссии были расписаны полномочия. Арсанукаев должен был подготовить трехметровый мраморный «Чурт», Кадиев - проект в национальном орнаменте, а Шайхиев, как руководитель района, подыскать площадку для установки памятника. На все это отводилась 15 дней.

Торжественное открытие было назначено на 5 июня 1994 года. Место для строительства памятника был выбран Абумуслимовым С-Х. опираясь на исторические документы разгрома чеченскими ополченцами элитной армии под командованием генерала-наместника Кавказа Воронцова. В подготовке места для установки памятника на добровольных началах принимали участие труженики близлежащих сел. Ежедневно трудилось 180-200 человек.

Главный архитектор республики Кадиев Джохар приехал на место установки памятника с первым проектом 28 июня 1994 году. Проект был прост. В нем предусматривалось установить на сопке только трехметровый мемориальный «Чурт» - и больше ничего.

Еще через два дня, 30 июня он представил второй проект, где дополнительно предусматривалось строительство подъездной дороги и парковочной площадки для машин.

2 июня  Кадиев предложил третий проект, заявив, что это окончательный вариант. Над этим проектом мы с Джохаром работали всю ночь. Предусматривалось строительство целого мемориального комплекса. Мы хотели проложить центральную плиточную дорожку к главному чурту и  установить еще восемь чугунных колонн, озеленить комплекс травяным дёрном. И еще -  300-метровую асфальтную дорогу от трассы к мемориальному комплексу. И все это следовало завершить к 5 июня, то есть, на всю работу у нас было два дня.

Из-за установившейся непогоды этот срок был нереальным. С учетом этого члены комиссии поручили тов. Умару Арсанукаеву доложить обстановку президенту и попросить перенести открытие мемориального комплекса на более поздний срок.

Вечером 4 июня подъехала автомашина с главным чуртом, из-за непогоды его пришлось прицепить к гусеничному трактору и затащить на хребет к месту строительства комплекса. Дождь не прекращался, лил как из ведра.

5 июня моросил дождь и дул холодный ветер. Рабочие отсиживались в палатках, дожидаясь улучшения погоды. Неожиданно, к 11 часам 5 июля показался эскорт легковых автомашин. У подножья сопки из авто вышли члены правительства во главе с президентом и по колено в грязи поднялись на сопку.

Префект, увидев президента, двинулся ему на встречу. Он даже не успел поздороваться с Дудаевым, как Джохар задал ему вопрос: Какое сегодня число? Пятое июля – ответил тот. Президент продолжил: «Задание, почему не выполнено?» «Товарищ президент! идет проливной дождь, неделю уже не прекращается, при такой погоде рабочие не могли работать, да и чурт привезли, только вчера», - ответил префект. Дудаев, не дослушав объяснения, снял с себя черный кожаный плащ и шляпу, он начал копать на том самом месте, где по проекту должен был находиться главный мраморный чурт. Министры, которые его сопровождали, бросились к президенту с просьбой передать лопату, но тот наотрез отказался. Через 15-20 минут все было готово. Все это время рабочие с удивлением наблюдали за тем, как работают министры во главе с президентом.

Выгрузить чурт из кузова автомашины можно было только краном, а крановщика не было, он еще не подъехал. Но министр строительства Арсанукаев Умар быстро сориентировался, залез в кабину крана и каким-то образом его завел. Министр осторожно поднял чурт из машины, президент установил его на место, министры залили бетоном основание и закрепили.

Джохар, повернувшись к префекту, сказал: «Вот так надо работать!» и назначил новый срок открытия на 12 июля. Президент порощался с рабочими и кортеж удалился.

С 6 числа установилась хорошая погода, работа по строительству мемориального комплекса шла ускоренными темпами. Установили 8 колонн, по 4 колонны справа и слева от главного чурта, построили плиточные дорожки, на всю площадь комплекса положили зеленый травяной дёрн, заасфальтировали подъездную дорогу от трассы к комплексу. 11 июня все работы были завершены.

На территории комплекса установили несколько палаток, из досок сколотили столы и стулья в палатках для гостей. Президентская палатка стояла на высотке по левой стороне от комплекса, открывался прекрасный вид на  Ножай-Юртовский район. Жители близлежащих сел Гонсалчу, Турти-Хутор, Шовхал-Берды, Мескеты, Замай- Юрт, Шуани, Исай-Юрт, Аллерой, Ялхой-Мохк пригнали скот, чтобы забить по случаю открытия мемориального комплекса.

12 июня стояла ясная погода, шла оживленная работа: забивали скот, резали баранов, в глуши леса дым стоял столбом, в нескольких котлах варилось мясо, на деревянных шампурах делали заготовку для шашлыка. Женщины готовили галушки из пшеничной и кукурузной муки, чесночный соус, «т1о-берам» из творога и сметаны, разные виды салата и другие блюда чеченской национальной кухни.

По случаю торжественного открытия мемориального комплекса собрались более тысячи местных жителей, большинство - с семьями.

К 12 часам над сопкой закружился вертолет. Сделав два круга, он сел на кукурузное поле в полутора километрах от мемориального комплекса. Президент, без сопровождения охраны, перелез через плетенную деревянную изгородь. Его сопровождали сельские мальчишки возгласоми «Джохар! Джохар! Аллах1у Акбар!».

В окружении толпы народа Джохар еле добрался до микрофона и сразу начал торжественную речь по случаю 150-й годовщины разгрома элитной армии генерала Воронцова. Слушая его речь, казалось, что он является участником этого исторического сражения. Так убедительно тот говорил. В своей речи презиент указывал рукой на места, где шло основное сражение, из каких мест чеченцы наносили смертельные удары противнику. Джохар говорил, что 150 лет назад наши предки заманили 30 тысячную российскую армию в эту лесную лощину, окруженную горными хребтами со стороны сел Гонсолчу, Турти-Хутор, Шуани и Ялхой-Мохка. Чтобы заманить  армию Воронцова, чеченским ополченцам пришлось вести врага за собой - от села Сим-Сира, через Даттах, Беной, Дарго, Центарой, Гордали. Наконец, в хорошо подготовленной засаде часть армии генерала Воронцова уничтожили, а бежавших с поля боя русских чеченцы добивали в селе Шовхал-Берды. Генерал Воронцов, как трус спасся бегством с поля боя.

По некоторым данным здесь, в лесах было убито более 4 тысяч солдат, 186 офицеров и 4 генерала, кроме этого взяли огромное количество в плен и захватили в качестве военного трофея всю артиллерию противника.

18 июня, 150 лет назад, командующий русской армии Фрейтага выдвинул отдельный отряд на помощь Воронцову по его просьбе. Однако неожиданно отряд встретил ожесточённое сопротивление жителей в селе Мескеты. В этом бою его отряд потерял часть солдат, но на другой день, все-таки, сумел переломить сопротивление мескетинцев и присоединиться к Воронцову,  спася остатки его войск. Так закончилось историческое сражение на этом хребте. Чеченские ополченцы одержали блестящую победу – эта битва стала ярким примером мужества и стойкости для нынешнего поколения - сказал в заключении Джохар.

Вторую часть своей речи он посвятил видению будущего. И предупредил присутствующих, что предстоит жестокая борьба с Россией. Мы этого не хотим и не желаем, однако правительство РФ упорно не желает признать нас и сесть с нами за стол переговоров. У нас есть все экономические ресурсы и возможности, чтобы стать развитой и богатой республикой Кавказа. Народ у нас трудолюбивый и сильный. Нас не сломила сталинская насильственная депортация. Я верю, что мы в силах построить сильное независимое, суверенное государство, но мы не должны забывать, что находимся в логове империи зла. Поэтому обязаны помнить коварство Российской империи и быть готовыми дать отпор лютому врагу в любое время, всеми средствами, как этого делали наши предки.

Из речи Дудаева следовало, что он знал о том, что 150-летие исторического разгрома российской 30-тысячной армии в этом месте, исполняется в 1995 году. Видимо, чувствуя, что предстоит жестокая военная схватка с Россией, он решил построить памятник годом раньше, тем самым освежив память чеченского народа, напомнив, с каким героизмом и мужеством они воевали, защищая свою свободу…

После выступления президента, прочие ораторы благодарили его, выражали доверие политике руководства республики во главе с президентом Дудаевым. В заключение префект поблагодарил президента и всех, принимавших участие в строительстве за работу, пожелал им добрых дел и здоровья, пригласив присутствующих к торжественному обеду.

В президентской палатке обедали Яхья-Хьажа из Ялхой-Мохка, его лично пригласил Джохар Дудаев, они сидели рядом и оживленно о чем-то беседовали. Также на приеме присутствовали Яндарбиев, Абумуслимов, Масхадов, Айдамиров, и Шайхиев.

Пообедав, Дудаев с охраной поехал в село Центарой на могилу Шоипа, наибу имама Шамиля, чтобы отдать ему дань уважения, как участнику Большой Русско-Кавказской войны.

Начальник штаба Вооруженных Сил ЧРИ Масхадов и префект района отправились к вертолету, где ждали приезда президента. После двух часового ожидания, префект района обратился к летчику и попросил его связаться по рации с президентом. Летчик ответил: вертолет только что с ремонта, рация еще не установлена. Полушутя, префект сказал – значит мы потеряли президента. После чего Аслан Масхадов растерянно посмотрел на префекта, и произнёс: «Как потеряли президента!» Он сел в вертолет и дал команду летчику взлететь, сделав круг над селом Центарой. В субботу на Совете Безопасности префект узнал, что Дудаев поехал из Центароя в Ведено, чтобы выбрать место для очередного памятника.

 



Комментировать статью
Автор*:
Текст*:
Доступно для ввода 800 символов
Проверка*:
 

также читайте

СКОРО: Европейское турне от Франкфурта до Амстердама

по теме

Схватка за Nissan. Как глава автогиганта попал в японскую камеру-одиночку

03. 12. 2018 | 08:38

Один из самых известных международных менеджеров топ-класса Карлос Гон сейчас находится в тесной камере-одиночке Токийской окружной тюрьмы. Обладателю роскошных резиденций во многих странах планеты приходится спать на соломенных матах-татами и беспрекословно выполнять требования надзирателей. Еще пару недель назад 64-летний уроженец Бразилии с французским паспортом возглавлял тройственный альянс французского концерна Renault и японских Nissan и Mitsubishi, который только что вышел на первое место в мире по объему сбыта автомобилей. За первые шесть месяцев нынешнего года это объединение продало по всему миру 5,54 млн машин, слегка опередив группу Volkswagen с ее показателем в 5,52 млн. Вероятно Думаю, что всплывут и другие прегрешения сидящего сейчас в одиночке топ-менеджера, однако у его дела есть и другой аспект — оно может разрушить крупнейший в мире автомобильный альянс и вызвать серьезную напряженность в отношениях Парижа и Токио.Однако репутация гения бизнеса не спасла Карлоса Гона. 19 ноября он был арестован на посадочной полосе токийского аэропорта Ханэда — по законам жанра голливудских боевиков. Сотрудники спецгруппы токийской прокуратуры надели на него наручники прямо в роскошном бизнесджете, когда тот только прибыл в японскую столицу из-за границы.

фототема (архивное фото)

© фото: Reuters

В конце каждого года в одном из городов Бразилии устраиваются национальные спортивные состязания для коренных жителей страны индейцев (Indigenous Nation's Games). В этом году около 600 человек из 29 индейских племен приняли участие в соревнованиях по борьбе, перетягиванию каната, бросанию копья и, конечно, футболу. Фотограф Алекс Альмейда запечатлел юного зрителя соревнований, которые проходят в этом году в Пагагоминосе.

   
новости   |   архив   |   фототема   |   редакция   |   RSS

© 2005 - 2007 «ТЕМА»
Перепечатка материалов в полном и сокращенном виде - только с письменного разрешения.
Для интернет-изданий - без ограничений при обязательном условии: указание имени и адреса нашего ресурса (гиперссылка).

Код нашей кнопки:

  Rambler's Top100