ТЕМА

Как поставить демагога на место?

21 октября 2021 | 09:03 , Борис Бурда

На съезде Британской ассоциации содействия науке в 1860 году возникла дискуссия о теории эволюции. Публика была настроена к ней далеко не благожелательно, и выступление епископа Уилберфорса, грубо и резко ее критикующего, слушали сочувственно. Под конец Уилберфорс так обнаглел, что спросил у защищающего эту теорию Гексли, со стороны кого он происходит от обезьяны — дедушки или бабушки? Публика хихикала и одобряла. Что ответил Гексли?..


 

СВЯЩЕННАЯ ИСТИНА

 

В1860 году другого отношения к теории эволюции трудно было и ожидать. Народ с детства учили совершенно иному — что всех живых существ сотворил Бог, причем готовых и практически одномоментно: рыб, птиц и пресмыкающихся на пятый день, зверей, гадов и людей — на шестой.

 

Смеяться не надо — для своего времени (а окончательная редакция Ветхого Завета относится ко времени вавилонского пленения, ощутимо до нашей эры) это была вполне прогрессивная концепция — она объясняла наблюдаемые факты, и они ей практически не противоречили.

Немного подрывали ее разве что самые прогрессивные садоводы и скотоводы — они выводили новые сорта растений и породы домашних животных, которых явно не было раньше, то есть и в Ноевом ковчеге они отсутствовали. Хорошо еще, что тогда никто не догадывался, что все эти новые сорта и породы заведомо и есть ГМО и, стало быть, очень вредны — и на том спасибо.

У любой религии есть одна общая беда — священные книги. В ту эпоху, когда они написаны, они обычно ничему относительно очевидному не противоречат — религии только нужно завоевывать приверженцев, и чему-то, заведомо не имеющему отношения к действительности, могут просто не поверить. Но если она уже укрепилась и, Боже упаси, стала государственной — тогда все!

Религиозные положения становятся тогда не тезисами для обсуждения, а неоспоримой догмой. У священников появляется прекрасное возражение любому, самому изобретательному оппоненту — сожжение на медленном огне. Если он недоволен, пускай после этого и возражает!

 

НЕПОНЯТНЫЕ КОСТИ

 

Время идет в правильную сторону, хотя и с изрядными зигзагами. Сжигать оппонентов стало сначала несколько неприлично, а потом вообще незаконно. Но именно насчет постоянства живущих на свете видов долгое время не спорили — факты вроде бы его подтверждали.

Вопросы начали возникать, когда в земле то там, то тут находили кости непонятно каких существ, на тот момент несуществующих. Иногда в больших количествах — до 5% вышедшей на мировой рынок слоновой кости на самом деле оказались костью мамонтов. И где они, те мамонты?

На первых порах выручало довольно простое объяснение — мол, это кости древних богов и героев, людей невероятного роста и силы, которых сейчас не сыщешь на нашей грешной планете. Может быть, героев Троянской войны, может быть, исполинов, погибших во время Всемирного потопа.

Целый ряд костей объявили костями Адама и Евы. Некий член Французской академии даже высчитал по найденным костям рост первых людей. У него получилось, что рост Адама был 37 метров 73 сантиметра, а Евы — 36 метров 19 сантиметров. Дама, конечно, была пониже…

 

НАУЧНОЕ ОБОСНОВАНИЕ

 

Сама идея о Всемирном потопе сразу же подсказала ученым XVIII века некое научное обоснование следов невиданных зверей — да, были такие звери, но Ной не взял их в ковчег, или они просто из-за своих размеров не влезли, вот они все и потонули, одни косточки остались.

Эта катастрофа описана в Библии, с ней тогда вообще вопросов не было. Но ведь могли быть в древности и другие катаклизмы? Великий биолог Кювье даже разработал целую теорию катастроф — ужасных бедствий, при которых гибло почти все живое и вместо старых видов приходили новые.

НЕТРИВИАЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ: Как поставить демагога на место?

Жорж Кювье/wikipedia.org

Кювье считал, что катастроф было довольно много (его последователь д’Орбиньи насчитывал их аж 27 штук), и последней из них был Всемирный потоп. Вопрос о том, почему в Библии описано только одно бедствие, обошли — вот и о Кювье в Библии ни слова, так что же, разве нет его?

Серьезный удар теории катастроф нанес отец современной геологии Чарльз Лайель, убедительно доказавший, что геологические процессы всегда шли примерно с одной и той же энергией, без особых катаклизмов. Его воззрения победили, и теория катастроф отошла на задний план.

НЕТРИВИАЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ: Как поставить демагога на место?

Чарльз Лайель/wikipedia.org

Сейчас все-таки признают вероятность минимум двух бедствий — Великое пермское вымирание в начале мезозоя, когда погибло 96% всех морских видов и 83% насекомых, и Чикшулубская катастрофа в конце мела, погубившая динозавров (по гипотезе Альвареса). Их связывают с падением очень крупных метеоритов.

Но все равно был неясен вопрос, откуда потом берутся новые виды? Кювье предполагал, что после каждой катастрофы имел место новый акт творения. Но это слишком уж удобное объяснение. Волей Бога можно объяснить что угодно, но нет ли объяснения попроще?

 

ИЗМЕНЧИВОСТЬ ВИДОВ

 

Церковную позицию в вопросе о неизменности видов подорвал, как ни странно, не закоренелый безбожник, а человек, долго собиравшийся стать пастором, но в итоге пошедший в биологи — Чарльз Дарвин. Отправившись в кругосветную научную экспедицию на шлюпе «Бигль», он собрал интереснейшие данные и сделал поразительные обобщения.

НЕТРИВИАЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ: Как поставить демагога на место?

Чарльз Дарвин/wikipedia.org

Через 20 лет после этого путешествия, в 1859 году он наконец описал свои выводы в книге «Происхождение видов путем естественного отбора, или Сохранение благоприятных рас в борьбе за жизнь». Первый тираж этой книги был полностью распродан всего за два дня.

Идеи эволюции живых организмов высказывались и ранее (тот же Лайель, французы Бюффон и Ламарк, лесовод Патрик Мэттью и еще многие). Но именно Дарвин четко сформулировал идею естественного отбора и сделал ее предметом дискуссии — к сожалению, не всегда научной.

В принципе, эта теория совершенно не вступает с религией в конфликт — современная церковь, кроме нескольких оголтелых сект, ее не оспаривает и противоречащей Библии не считает. А реакция тогдашнего священства на Дарвина была подобна взрыву вулкана. Причем грязевого.

 

КАК НЕ НАДО СПОРИТЬ

 

Набор недобросовестных приемов полемики мало изменился — что тогда, что сейчас. Во время дискуссий в соцсетях их и сейчас можно наблюдать во всей своей красе. Приведем несколько распространенных приемов, чтобы знать, от чего быстро уносить ноги.

Замена доводов оппонента похожими, но заведомо ошибочными. «Вы говорите, что виды могут изменяться. Значит, от курицы может родиться индюшонок? Ха-ха-ха!» И это при том, что вы ничего подобного не говорили, но теперь вам придется это доказывать.

Исключение всех вариантов ответов, кроме «да» или «нет». «Вы уже перестали для защиты ваших нелепых тезисов прибегать ко лжи и подтасовкам?» Если перестали — значит, делали это раньше, если не перестали — вообще караул! Ответ «Никогда этого не делал» не рассматривается.

Подтасовка фактов. «Все обезьяны полностью покрыты шерстью, а человек нет — как же он произошел от обезьяны?» Что, во-первых, человек другой, и во-вторых, шерсть у него тоже есть — ему неинтересно. Сначала стреляет, а потом вокруг пробоины рисует мишень, снайпер хренов!

Запугивание ужасными последствиями. «Если мы признаем эволюцию, сначала погибнет вера, а потом мораль!» Почему это так, вам доказывать не собираются. Сейчас мы точно знаем, что это не так, но ведь тогда не знали, вот и пользовались запугиванием, как могли.

Переход на личности. «Вот вы за эволюцию, а сами низенький, лысый, и костюм у вас немодный». Предельно дешевый, но опасный прием, потому что он ведь докажет, что во всем прав — и про прическу, и про рост, и про костюм. Но при чем это вообще к сути дела?

Апелляция к большинству. «Что вы тут несете про эволюцию, подавляющее большинство людей на улице даже слова такого не знает. Пойдем спросим!» Ну так подавляющее большинство аппендикс удалить не может, но вы, если что, идете не к ним, а к хирургу, так ведь?

Абсолютизация личного опыта. «Вы говорите, что нашли череп древнего человека. Кто его видел? Я, например, нет!» Вполне может быть курящий человек, доживший до преклонных лет, но то, что в среднем курильщик живет примерно на 10 лет меньше некурящего — уже доказано.

Это лишь основные приемы жульнического спора — есть еще. С теми, кто их использует, спорить, чтобы их переубедить, бесполезно — вы ничего не добьетесь, только будете обруганы. Спорить с такими можно только ради того, чтобы убедить третьих лиц, но всегда ждите подвоха!

 

Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство

 

УИЛБЕРФОРС И ГИШ

 

Конкретный противник Гексли, епископ Уилберфорс, известный под кличкой Скользкий Сэм, был уже достаточно знаменитым полемистом. Хамоватым весельчаком. Просто не верящим, что с ним могут еще и спорить. Похоже, что он использовал прием, получивший конкретное название более столетия спустя.

Теперь этот прием называется «галоп Гиша» — в честь единомышленника Уилберфорса, Дуэйна Гиша, современного креациониста, который, как и Уилберфорс, совершенно уверен в том, что кроме видов, созданных Богом в дни творения, ничего не существует, и плевать ему на факты.

НЕТРИВИАЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ: Как поставить демагога на место?

Епископ Уилберфорс/wikipedia.org

Прием этот прост, подл и примитивен — завалить соперника кучей фактов, неточных, неверных или просто не имеющих отношения к делу, и торжествующе заявить: «Ну-ка, попробуйте это опровергнуть!» Боже упаси этим заняться — у вас уйдет гораздо больше времени, чем у него, вы успеете всем надоесть, слушатель потеряет нить и решит, что вы кругом неправы.

Рассчитан он на то, что ляпнуть заведомую неправду всегда легче и быстрее, чем ее опровергнуть. Еще Свифт сказал: «Ложь летит стрелой, а истина хромает за ней» и, к сожалению, был прав. Не делайте того, чего хочет от вас начавший скакать «галопом Гиша» — это ему заведомо выгодно!

Неплохо помогает просьба к оппоненту выделить из кучи приведенных лжеаргументов самый важный, надежный и истинный, чтобы сначала разобрать его. Если он поведется — ему кранты: аргумент высмеют и уничтожат очень быстро. Если нет — спросите, почему же? Ответа не будет.

 

НЕ С ТЕМ СВЯЗАЛСЯ

 

Уилберфорсу немного не повезло — в зале был Гексли. С самого начала своей карьеры он проявил себя не менее талантливым полемистом, чем епископ, но, в отличие от него, Гексли всегда говорил по сути, балаганными приемами гнушался и применял аргументы вместо насмешек.

НЕТРИВИАЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ: Как поставить демагога на место?

Томас Гексли/pinterest

Дарвину, наоборот, очень повезло, что именно Гексли стал его союзником. Дарвин был типичным викторианцем, человеком своей эпохи — корректным, рассудительным, избегающим обострений. А Гексли был викторианцем пламенным, защищавшим викторианские же принципы правдивости и доказательности с напором и энергией, но не выходя за их же рамки.

Когда Уилберфорс разразился упомянутой выше фразой о том, что его интересует, через кого Гексли происходит от обезьяны — через бабушку или через дедушку, и самые глупые дамы в зале начали хихикать, Гексли тихо сказал: «И предал его Господь в мои руки». Это слышал его сосед-ученый.

Начало выступления Гексли было полно серьезности и спокойного достоинства не меньше, чем выступление Уилберфорса — развязного шутовства. Он предельно сжато (ни секунды лишнего времени!) повторил тезисы Дарвина, мимоходом (нечего привлекать к оппоненту внимание!) ткнул аудиторию носом в самые жуткие ошибки Уилберфорса, а потом сказал…

 

ВНИМАНИЕ — ПРАВИЛЬНЫЙ ОТВЕТ!

 

«Я не устыдился бы признать своим предком обезьяну, но счел бы постыдным родство с человеком, употребляющим незаурядное дарование на то, чтобы затмить истину».

 

ЧИСТАЯ ПОБЕДА

 

Настроение в зале мгновенно переменилось. Гексли аплодировали почти так же громко, как епископу Уилберфорсу (и это в зале с заведомо враждебно настроенной аудиторией!). Какая-то поклонница Уилберфорса от эмоционального шока потеряла сознание, но быстро пришла в себя.

Джозеф Гукер закрыл собрание краткой речью, в которой окончательно развенчал научную репутацию Уилберфорса — теперь это было просто, и Уилберфорс не смог ему возразить. Выходя из зала, Гексли поздравляли многие, в том числе (поразительно!) и духовные лица.

По дороге домой Гексли сказал Гукеру, что этот случай заставил его изменить мнение о пользе ораторского искусства и что он будет отныне всячески в нем совершенствоваться и пытаться побороть свое отвращение к нему. Разумеется, это кокетство — оратором он был прекрасным.

Настоящие его чувства, скорее всего, выдает сказанная им вскоре фраза: «Я сдерживался… и не брал ответного слова, пока от меня того не потребовали — а уж тогда дал себе волю». Позже его ждало еще множество блестящих и успешных выступлений в защиту теории эволюции.

 

КРАТКИЕ ВЫВОДЫ

 

Грубость, хамство и жлобство оппонента иногда вполне действенны (особенно при выступлении перед невежественной аудиторией), но они таят в себе ужасную уязвимость. Если вы сумеете ею воспользоваться — все будет ОК!

Даже в отвергнутой теории есть обычно верные положения — более качественная новая теория должна их рассмотреть и объяснить. Теория катастроф не устояла, но положение о паре-тройке катастроф, которые все-таки были, сейчас признано вполне вероятным.

Есть четкие признаки недобросовестности полемиста — некоторые приведены выше. Если вы их видите, не спорьте всерьез — этого от вас и ждут, чтобы запутать. Или прекращайте общение и дайте жулику побольше веревки, чтобы он сам повесился, или плюньте в его сторону и уйдите.

Лучше, чтобы хорошими ораторами были люди честные, разумные и правые, чем тупицы, лжецы и жулики. Никогда не знаешь, когда уменье тебя выручит — лучше пусть оно у тебя будет.

Епископ Уилберфорс считал, что между человеком и животными лежит непреодолимая пропасть, и животные ему отомстили — он разбился, упав с лошади, и умер. Вот как оно бывает…

Источник



Комментировать статью
Автор*:
Текст*:
Доступно для ввода 800 символов
Проверка*:
 

также читайте

по теме

фототема (архивное фото)

© фото: .

Александр Наумов. Киев, улица Олены Телиги.

   
новости   |   архив   |   фототема   |   редакция   |   RSS

© 2005 - 2007 «ТЕМА»
Перепечатка материалов в полном и сокращенном виде - только с письменного разрешения.
Для интернет-изданий - без ограничений при обязательном условии: указание имени и адреса нашего ресурса (гиперссылка).

Код нашей кнопки:

  Rambler's Top100