ТЕМА

Суслов: сейчас Украина это политика и экономика передела власти, собственности, финансов

03 июня 2016 | 08:46 , Наталья Печорина

распечатать        комментарии [0]       добавить в

Фонду гарантирования вкладов не хватает денег на выдачу компенсаций вкладчикам обанкротившихся банков. Чтобы выполнить закон об обязательной компенсации каждого вклада размером меньше 200 тысяч гривен, фонд обращается к правительству с просьбой о докапитализации.


 Замдиректора Фонда гарантирования вкладов физических лиц (ФГВФЛ) Андрей Кияк сообщил, что фонд намерен обратиться к Министерству финансов с просьбой о выделении 10 млрд гривен. По его словам, фонду не хватает собственных средств для выплат вкладчикам обанкротившихся банков. Сегодня 70% активов обанкротившихся банков, которыми управляет фонд, являются залогами в Национальном банке Украины.

Оценочная стоимость этих активов составляет около 80 млрд грн. Замдиректора пояснил, что из-за невозможности реализовать хорошие высокодоходные активы, фонд недополучает средства и часто вынужден останавливать выплаты вкладчикам IV, V, VI и других групп. Тем временем, в мае к списку банков, выведенных с рынка, добавились еще три банка — "Фидобанк", "Смартьбанк" и "Михайловский". Последний проводил агрессивную рекламу по привлечению депозитов, обещая клиентам очень высокие ставки. Теперь все вкладчики направятся не в банк, а в Фонд гарантирования. А там не хватает средств. Как будет развиваться ситуация, рассказал экс-министр экономики Украины, финансовый аналитик Виктор Суслов в интервью РИА Новости Украина.

Виктор Иванович, как понимать заявление руководства ФГВФЛ о выделении дополнительных средств?

— Это значит. что у Фонда не хватает средств на выплаты возмещений вкладчикам обанкротившихся банков в предусмотренном законодательством объеме до 200 тысяч гривен. Нужно понимать, откуда у Фонда гарантирования вкладов берутся средства. В нормальной ситуации ФГФВЛ формируется за счет взносов работающих банков. Взносов хватает, когда банковская система стабильна и банкротство банков — редкое явление. Но это уже давно не наша ситуация. С 2008 года банковская система Украины находится в состоянии системного кризиса, начало которому положил мировой финансовый кризис. С этого времени для спасения банковской системы и обеспечения выплат вкладчикам понадобилось вмешательство правительства и Национального банка Украины. Во-первых, еще в 2009 году Кабмин пошел на национализацию некоторых крупных банков — "Укргазбанка", "Родовида", "Крещатика", банка "Киев". В дальнейшем практика национализации банков не применялась, хотя попыток принудить правительство к национализации банков-банкротов было много. Во-вторых, КМУ неоднократно прибегал к докапитализации государственных банков — Ощадбанка, "Укрэксимбанка", того же "Укргазбанка". В обоих случаях схема внесения денег в уставные фонды банков была одной и той же: выпускаются государственные ценные бумаги (ОГВЗ), которые вносятся в уставные капиталы банков с последующим их выкупом Нацбанком. С тех пор как Кабмин перестал спасать банки (кроме государственных) и начался так называемый "банкопад", акцент в финансовой политике перенесен на обеспечение выплат пострадавшим вкладчикам через ФГВФЛ. Но схема для пополнения средств Фонда гарантирования вкладов осталась той же самой, — Фонду передаются ОГВЗ, которые выкупает НБУ. Так что в упомянутом вами заявлении одного из руководителей ФГВФЛ и желании в очередной раз получить деньги от правительства нет ничего нового.

Каковы последствия такой политики?

— Есть положительные последствия — паника среди вкладчиков в основном остановлена, многие вкладчики продолжают держать депозиты суммой до 200 тыс. гривен, сохранность которых гарантирована государством. Депозиты физических лиц в национальной валюте в банках хотя и сократились по сравнению с 2013 годом примерно на одну четверть, в последние месяцы даже начали понемногу увеличиваться. Немаловажно и то, что выплаты компенсаций подавляющему большинству вкладчиков смягчают внутриполитическую ситуацию в стране и уменьшают размах и накал антиправительственных выступлений. Но есть и негативные — НБУ выкупает ОГВЗ за счет средств денежной эмиссии (других денег у него просто нет), что приводит к высоким темпам инфляции (43% в 2015 г.) и также явилось одной из причин глубокой девальвации национальной валюты. Это привело к обесценению денежных сбережений (кроме валютных) и всех доходов в национальной валюте. В этом смысле за "банкопад"(обанкротилось уже около 80 украинских банков) платят все граждане Украины ценой резкого снижения своего уровня жизни. В этих условиях все банки решающим образом зависят от НБУ, который им может дать или не дать кредиты рефинансирования, продлить или потребовать немедленно погасить эти кредиты. допустить к покупке валюты или нет. А в Украине весь политически влиятельный бизнес,- это бизнес олигархов, который опирается на собственные банки. Вот и получается, что НБУ может решающим образом влиять на все. Например, на то, как голосуют контролируемые олигархами депутаты в парламенте. И влияет: олигархи стоят в очереди во властные кабинеты и договариваются о судьбе своих банков и судьбе своего бизнеса в обмен на обязательства по голосованиям подконтрольных им депутатов, поведению подконтрольных им СМИ, личной лояльности.

Кроме того, переход от преимущественно политики спасения банков к политике спасения депозитов вкладчиков создал такой новый вид бизнеса в Украине, как реализация активов обанкротившихся банков. Объем этого бизнеса фантастически огромен — сотни миллиардов гривен.

Можно говорить о передел рынка?

— Фактически через массированное банкротство банков запущен процесс интенсивного передела общественного богатства. Ну а управление процессом находится в руках послемайданной украинской власти, — через НБУ, который распоряжается активами, заложенными под кредиты рефинансирования, выданные коммерческим банкам. Через ФГВФЛ, который продает активы обанкротившихся банков. Через суды и всю правоохранительную систему. Через исполнительную службу Минюста… Нельзя не отметить также, что легкость получения денег для выплат вкладчикам обанкротившихся банков толкает отдельных владельцев банков на откровенно криминальные действия — они выводят (крадут) деньги из банков, банкротят банки и перекладывают обязательства по погашению задолженности перед вкладчиками на государство. Пока все это делается практически безнаказанно. Вот так постепенно формируется современный тип украинского государства. Это политика и экономика передела, — власти, собственности, финансовых потоков.

Насколько вероятна ситуация, когда Фонд не сможет провести выплаты вкладчикам очередного обанкротившегося банка?

— Достаточно показать, что Фонд гарантирования не может выполнить свои обязательства, и, следовательно, система гарантирования вкладов перестала работать, как начнется массированный отток остатков вкладов из банковской системы, что приведет к ее полному обрушению. Такого допускать нельзя. Тем не менее НБУ просто обязан затруднить доступ ФГВФЛ к эмиссионным деньгам НБУ. Нужно давить на Кабмин, чтобы он изыскивало собственные источники финансирования Фонда,- за счет приватизации или любых других источников, чтобы оно, наконец. начало проводить реформы и стимулировать развитие производства. С другой стороны, НБУ просто обязан давить и на ФГВФЛ, — чтобы Фонд, наконец, создал эффективную и некоррумпированную систему реализации активов обанкротившихся банков и начал получать собственные доходы от реализации этих активов. Все это позволило бы заметно уменьшить объемы эмиссии. Но НБУ все еще надеется на выполнение собственного прогноза инфляции, 12% в год, а дополнительна эмиссия раскручивает инфляцию.

Может ли НБУ ради собственного прогноза отказаться от эмиссии гривны для выплат ФГВФЛ?

— Заметим, что кроме выплат вкладчикам существует еще два важнейших канала денежной эмиссии НБУ: финансирование дефицита государственного бюджета (преимущественно путем скупки ОГВЗ) и кредиты рефинансирования коммерческим банкам. И НБУ должен был бы проводить жесткую денежно-кредитную политику по всем трем направлениям одновременно. Но он не делает этого по политическим мотивам. Он финансирует ФГВФЛ — ради поддержания политической стабильности в стране. Он финансирует дефицит государственного бюджета — ради выполнения бюджета и поддержки правительства. И он выдает кредиты рефинансирования и стабилизационные кредиты коммерческим банкам — ради недопущения неплатежеспособности и банкротства крупнейших банков. Тогда остается единственный выход для сдерживания инфляции: изымать эмиссионные деньги, которые уже находятся в банковской системе. НБУ выкупает эти деньги у банков путем продажи им своих ценных бумаг — депозитных сертификатов. По сертификатам, правда, приходится платить проценты, на уровне 19% годовых. При этом источником этих процентов не является предпринимательский доход, проценты имеют такое же эмиссионное происхождение, как и деньги, на которые их начисляют. Так над экономикой начал расти денежный навес, несущий скрытый огромный инфляционный потенциал.  Коммерческим банкам выгодна продажа свободных денег Нацбанку по сравнению с кредитованием реальной экономики. Они получают гарантированный доход и не несут рисков. Экономика, в свою очередь, теряет доступ к кредитным ресурсам, перестает производить товары и деградирует. Так, по состоянию на апрель 2016 г. объем кредитов, выданных банками украинским резидентам в национальной валюте, оказался на 30% меньше, чем в 2013 году. Поэтому впереди у украинской экономики — сложные времена на длительную перспективу. Когда экономика не производит реальной стоимости, как ни манипулируй, как ни перераспределяй финансы, получается латание "тришкиного кафтана". Сейчас власть, уже не имея источников финансирования, пытается переложить на население последствия кризиса в виде повышения тарифов и роста цен, свертывая социальные программы, замораживая пенсии, зарплаты и социальные пособия. Таким образом какое-то время удается выжимать запасы финансовых ресурсов из граждан, поскольку у многих были отложены сбережения в наличных. Но как долго страна может жить за счет заначек населения в виде их индивидуальных валютных резервов? Ответ будет таким, что очень недолго, эти резервы очень быстро исчерпываются. НБУ может гордиться тем, что в результате его политики население продает больше валюты, чем покупает. Но на этом нельзя строить политику.

Так на что нам рассчитывать?

— Политика должна быть нацелена на восстановление реального сектора экономики. Инфляционный навес нельзя ликвидировать без массированного притока в страну прямых иностранных инвестиций. Однако создание благоприятного инвестиционного климата — это уже другая тема. Для начала надо хотя бы выполнить Минские соглашения, окончательно остановить войну на Донбассе.
РИА Новости Украина 



Комментировать статью
Автор*:
Текст*:
Доступно для ввода 800 символов
Проверка*:
 

также читайте

Загрузка...

по теме

фототема (архивное фото)

© фото: .

photos by Marco Glaviano

   
новости   |   архив   |   фототема   |   редакция   |   RSS

© 2005 - 2007 «ТЕМА»
Перепечатка материалов в полном и сокращенном виде - только с письменного разрешения.
Для интернет-изданий - без ограничений при обязательном условии: указание имени и адреса нашего ресурса (гиперссылка).

Код нашей кнопки:

  Rambler's Top100