ТЕМА

"Класс бесполезных": какой будет жизнь в мире без работы

10 июля 2017 | 11:06 , THE GURDIAN, ЮВАЛЬ НОЙ ХАРАРИ

распечатать        комментарии [0]       добавить в

Если технологии превратят работу в пережиток прошлого, чем мы будем заняты? Юваль Ной Харари, автор международного бестселлера "Sapiens. Краткая история человечества", анализирует "класс бесполезных" и ищет для них новое предназначение.


GEEKTIMES.RU
Большинство профессий, которые существуют сегодня, исчезнут в ближайшие десятилетия.

Учитывая, что количество задач, в которых искусственный интеллект превосходит людей, становится все большим, то и количество работ, где искусственный разум заменит человека, также будет расти. 

Скорее всего возникнет много новых профессий: к примеру, дизайнеры виртуальной реальности (VR). Но для подобных профессий, вероятно, потребуется гораздо больше творчества и гибкости, чем смогут дать 40-летние безработные водители такси или страховые агенты.

Только представьте себе виртуальную реальность, созданную страховым агентом! И даже если бывший страховой агент сможет переквалифицироваться в VR-дизайнера, темпы прогресса таковы, что в течение следующего десятилетия ему, возможно, придётся снова переучиваться.

Основная проблема заключается не в том, чтобы создать новые рабочие места. Основная проблема заключается в том, чтобы придумать профессии, с которыми человек будет справляться лучше, чем машины. Как результат, к 2050 году может появиться новый класс людей — "класс бесполезных".  Люди, которые не просто безработны, а неработоспособны.

Те же технологии, которые сделают некоторых людей бесполезными, вероятно, сделают возможным обеспечение питания и жизнедеятельности этих людей  с помощью безусловного базового дохода (социальная концепция, предполагающая регулярную выплату определенной суммы денег каждому члену сообщества со стороны государства или другого института.

В таком случае, основной проблемой будет обеспечить их занятость и удовлетворенность. Люди должны заниматься чем-то, что приносит пользу, в противном случае они сойдут с ума. Итак, чем же "класс бесполезных" будет заниматься целыми днями?

Первый ответ — это компьютерные игры. Экономически бесполезные люди могут проводить всё больше и больше времени в трехмерном мире виртуальной реальности, который сможет предложить им больше положительных эмоций, чем окружающая реальность.

По сути, это очень древний способ. Тысячами лет миллионы людей находили смысл жизни в играх с виртуальной реальностью. В прошлом мы называли такие игры религией.

Что есть религия, если не VR-игра, в которую тысячи людей играют вместе? Религии, такие как ислам и христианство, создали ряд воображаемых законов, таких как, например, "не ешь свинину", "повторяй одни и те же молитвы каждый день", "не занимайся сексом с кем-то, кто с тобой одного пола" и тому подобное.

Эти законы существуют только в человеческом воображении. Закон природы не требует повторения магического заклинания, он не запрещает есть свинину или заниматься однополым сексом.

Мусульмане и христиане проживают жизнь, пытаясь заработать очки в их любимой VR-игре. Если ты молишься каждый день — ты получаешь очки. Если ты забываешь помолиться — ты теряешь очки. Если к концу жизни ты набираешь достаточное количество очков, то проходишь на следующий уровень (так называемый рай).

Как показывают нам религии, виртуальная реальность не обязательно должна быть замкнутой внутри изолированной коробки. Вместо этого она может накладываться на реальный мир. В прошлом это делалось при помощи воображения и священных книг, в 21 веке это можно сделать при помощи смартфонов.

Недавно я ходил со своим шестилетним племянником Матаном охотиться на покемонов. Мы шли вниз по улице и Матан смотрел в свой смартфон, который давал ему возможность видеть покемонов вокруг нас. Я вообще не видел покемонов, потому что у меня не было смартфона. Потом мы увидели на улице двух подростков, которые гонялись за тем же покемоном, и чуть не подрались с ними.

Меня поразило, насколько эта ситуация напоминает конфликт между иудеями и мусульманами, касающийся священного города Иерусалима. Когда ты просто смотришь на Иерусалим, всё, что ты видишь — это камни и сооружения. Нигде нет святости. Но если посмотреть на него сквозь призму смартбуков (таких как Библия или Коран), ты начинаешь видеть святые места и ангелов везде.

Идея поисков смысла жизни через VR-игры присуща не только религиям, но и светским идеологиям и жизненным укладам. Консьюмеризм — это, по сути, тоже VR-игра. Ты получаешь очки за приобретение новых машин, покупку дорогих брендовых вещей и поездки за границу,  и, если у тебя больше очков, чем у других, ты говоришь себе, что победил.

Вы можете возразить, что эти люди получают удовольствие от своих машин и отпусков. Это, конечно же, так. Но религиозные люди тоже получают удовольствие от молитв и выполнения обрядов, а мой племянник получает удовольствие от ловли покемонов.

В конце концов всё происходит в человеческих головах. Имеет ли значение, стимулирует нейроны созерцание пикселей компьютерного экрана, вид из окна на Карибском курорте или картинка рая в твоей голове? В любом из этих случаев значение, которое мы приписываем тому, что мы видим, создано нашими собственными мыслями. На самом деле, оно не снаружи, а внутри.

В меру наших научных знаний человеческая жизнь не имеет смысла. Смысл жизни — это выдуманная история, которую мы, люди, сами и придумали.

В своем революционном эссе "Глубокая игра: заметки о петушиных боях у балийцев" (1972) антрополог Клиффорд Гирц описывает, как люди на Бали тратят кучу времени и денег, делая ставки на петушиные бои. Тотализаторы выполняют функцию тщательно продуманных ритуалов, результаты которых имеют огромный эффект на социальное, экономическое и политическое положение игроков и наблюдателей.

Петушиные бои были настолько важной частью жизни балийцев, что, когда индонезийское правительство объявило их незаконными, люди просто игнорировали этот закон, несмотря на угрозу ареста и огромных штрафов.

Для жителей Бали петушиные бои были так называемой "глубокой игрой" — игрой, в которую вкладывается столько смысла, что она превращается в реальность. Балийский антрополог мог бы написать подобное эссе о футболе в Аргентине или иудаизме в Израиле.

Более того, одна особенно интересная группа израильского населения демонстрирует, как жить в пост-рабочем мире. В Израиле живёт большой процент ультра-ортодоксальных евреев-мужчин, которые вообще не работают. Они проводят всю свою жизнь, изучая священные писания и выполняя религиозные обряды. Они и их семьи не умирают с голоду, частично, потому что их жены работают, частично, потому что государство выделяет им щедрые субсидии.

То есть, несмотря на то, что они не зарабатывают, государственная поддержка  помогает им удовлетворять все базовые жизненные потребности. 

Так работает безусловный базовый доход. Несмотря на то, что эти люди живут бедно и никогда не работают, согласно Индексу удовлетворенности жизнью ортодоксальные евреи демонстрируют более высокий уровень удовлетворенности, чем любая другая группа израильского населения. Израиль практически всегда лидирует в такого рода исследованиях благодаря вкладу этих неработающих "глубоких игроков".

Но вам не нужно ехать в Израиль, чтобы увидеть пост-рабочий мир. Если у вас дома есть подросток, который любит играть в компьютерные игры, вы можете провести собственный эксперимент. Обеспечьте его минимальной субсидией из пиццы и кока-колы, не просите его ни о чём и оставьте без родительского контроля.

Вполне вероятно, что он не будет выходить из своей комнаты днями, сидя за монитором как приклеенный. Он не будет делать домашнюю работу или работу по дому, будет пропускать школу и пропускать приемы пищи. Душ и сон тоже отойдут на второй план. И да, маловероятно, что он будет страдать от скуки или чувства собственной бесполезности. По крайней мере, в краткосрочной перспективе.

В связи с этим виртуальные реальности, вероятно, смогут стать ключом к приданию смысла жизни "классу бесполезных" в пост-рабочем мире. Возможно, эти виртуальные реальности будут созданы внутри компьютеров.

Возможно, они будут создаваться вне компьютеров в форме новых религий и идеологий. Возможно, это будет сочетание этих двух "возможно". Возможности бесконечны и никто не знает, какой вид глубоких игр затянет нас в 2050ом.

В любом случае, смысл жизни не исчезнет с окончанием трудовых будней, так как он создается скорее нашим воображением, чем деятельностью.

Работа является неотъемлемой частью жизни только согласно некоторым идеологиям и жизненным укладам. Английские помещики 18ого века, современные ортодоксальные евреи, и дети всех времен и народов находили массу интересного и значащего в жизни помимо работы.

Люди в 2050ом наверняка будут способны играть в более глубокие игры и конструировать более сложные виртуальные миры, чем кто-либо до них.

Но как обстоят дела с реальностью? Действительно ли мы хотим жить в мире, в котором миллионы людей погрязли в фантазиях, преследуют выдуманные цели, и соблюдают воображаемые законы?

Что ж, нравится вам это или нет, но именно таким мир и является последнюю пару тысяч лет. 

Юваль Ной Харари — профессор истории Еврейского университета в Иерусалиме. Автор международного бестселлера "Sapiens: Краткая история человечества" (Sapiens: A Brief History of Humankind), переведенного на 30 языков. Активиный защитник прав животных, гей, веган.

Оригинал публикации: The meaning of life in a world without work

Перевод Алина Полякова



Комментировать статью
Автор*:
Текст*:
Доступно для ввода 800 символов
Проверка*:
 

также читайте

Загрузка...

по теме

фототема (архивное фото)

   
новости   |   архив   |   фототема   |   редакция   |   RSS

© 2005 - 2007 «ТЕМА»
Перепечатка материалов в полном и сокращенном виде - только с письменного разрешения.
Для интернет-изданий - без ограничений при обязательном условии: указание имени и адреса нашего ресурса (гиперссылка).

Код нашей кнопки:

  Rambler's Top100