ТЕМА

«ЛОВЛЯ НА ДИВИЗИИ»

28 июля 2017 | 09:31 , Сергей Гончаров, для ТЕМЫ

распечатать        комментарии [0]       добавить в

Какие цели преследует Россия развертыванием новых формирований сухопутных войск на границе Украины и почему ей удается этих целей достигать.


На исходе воскресенья 23 июля начальник Генерального штаба Вооруженных Сил Украины – Главнокомандующий ВС Украины генерал армии Украины Виктор Муженко сделал тревожное заявление: за последнее время ВС Российской Федерации «существенно нарастили»  свою наземную группировку у восточных границ Украины. В ее состав дополнительно ввели три мотострелковые дивизии, предназначенные для «быстрых наступательных действий» (военный человек или просто человек, обладающий элементарными военными знаниями, должен был бы сказать «стремительных/скоротечных наступательных операций»).

«Приближенные к официальным кругам» аналитики и обозреватели отечественных СМИ не преминули уточнить и дополнить эту информацию, сообщив, что речь идет о 3-й, 144-й и 150-ой МСД сухопутных войск (СВ) России.

Это уточнение, однако, сопровождалось некоторым удивлением у более внимательных наблюдателей – ибо абсолютно не секрет, что например 3-ю мсд начали формировать еще более полугода назад. При этом три мсд не являются абсолютно новыми или вновь переброшенными из других стратегических районов. Каждая из них сформирована на базе двух отдельных мотострелковых бригад (омсбр) в рамках т. н. «контрреформы Шойгу».

Численный и боевой состав группировки российских войск также в связи с произведенной реорганизации возрос незначительно:  если две омсбр  СВ России штатно насчитывают, в общей сложности, примерно 10 тыс. чел. личного состава и 132 основных боевых танка (ОБТ), то российская мсд современной организации имеет в своем составе около 13 тыс. чел. и 156 ед. ОБТ.

Таким образом, нет серьезных оснований для беспокойства. Тем более, что если бы СВ Российской Федерации действительно готовились к «быстрым наступательным действиям» против Украины, то к границам нашей страны были бы подтянуты не мотострелковые, а танковые соединения, которые в СВ России имеются во вполне достаточном количестве для операции такого масштаба.

Исходя из вышеизложенного, над нагнетаемой истерией вокруг «вот-вот предстоящего крупномасштабного российского военного вторжения в Украину» следовало просто посмеяться. Тем более, что политическое руководство России и объективно и субъективно заинтересовано в нахождении Донбасса в составе Украины (естественно, на условиях Донецка и Луганска – читай – Москвы - а не на условиях Киева). По той простой  причине, что самой Москве нужен эффективный внутриукраинский «геополитический тормоз», препятствующий движению Украины в Европу. А таким «стопором» могут быть только крупные (в демографическом и экономико-финансовом смыслах) русскоязычные регионы в составе Украины. Если бы дело обстояло иным образом - Россия еще весной 2014 г. не ограничилась бы «всего лишь» аннексией Автономной Республикой Крым и Севастополя. Тем более, что тогда ВС Украины находились в несравненно худшей «боевой форме», чем сейчас – три с лишним года спустя после начала АТО.

Однако на самом деле ситуация складывается значительно печальнее. Нагнетание страстей вокруг «не сегодня-завтра ожидаемого вторжения бывшего брата» приводит к тому, что во-первых общественность и политики начинают требовать принятия контрмер, а во-вторых сами инициаторы и участники этой компании начинают поддаваться влиянию собственной же.

Последствия этих игр воспаленного ума прискорбны. Стремясь «прикрыть все и вся» от якобы грозящего вторжения России (причем угрозу видят даже со стороны белорусской границы.

В результате группировку СВ и Национальной Гвардии (НГ) Украины распылили вдоль всей северной, всей восточной и почти всей (от Мариуполя до Одессы включительно) южной границ страны.  Строятся дорогостоящие развитые и абсолютно бесполезные в военном отношении инженерные сооружения непосредственно на государственной границе, в глубине национальной территории создаются протяженные, эшелонированные в глубину укрепленные рубежи.

Вряд ли нуждается в развернутой аргументации, что стратегия, полное банкротство которой продемонстрировал уже далекий ныне XVII век, в веке нынешнем сулит банкротство еще более сокрушительное. Вполне конкретные последствия применения «кордонной стратегии в современных условиях и на национальный манер»  мы уже ясно наблюдаем. Имея «под ружьем» в ВС и НГ Украины 310 тыс. чел. (это их официальная суммарная штатная численность на конец декабря 2016 г., а ведь к боевым действиям на Юго-Востоке привлекаются еще и многочисленные формирования Государственной пограничной службы Украины и некоторые подразделения Службы безопасности Украины!) командование Вооруженных Сил Украины не в состоянии изыскать достаточных сил и средств, чтобы нанести не то что решительное поражение, но даже просто парализовать активность группировки противника, почти в 8 раз меньшей численности. И все потому, что вместо того, чтобы сделать ставку на массированный огонь на уничтожение, сосредоточенными силами и средствами, высшее командование ВС Украины распыляет вверенные ему силы по многочисленным «кордонам» - в надежде на какие-то жалкие «эшелонированные оборонительные рубежи».

ВС и НГ Украины действуют в точности как германская группа армий «Север» генерал-фельдмаршала Вильгельма Риттера фон Лееба, наступавшая через Восточную Прибалтику на Ленинград в 1941-м – не имеют ударной группировки и все время допускают ошибки. Итог – Война за Донбасс фактически проиграна. Причем - проиграна с позором.

Что же дальше? Остается констатировать, что если не извести нынешнюю в корне порочную стратегическую доктрину национальных ВС, Донбасс будет потерян навсегда.

Как бы там ни было – о «более широком замахе» - возвращении Крыма - при нынешнем подходе отечественного Генерального штаба и штабов Сухопутных Войск и Воздушных Сил Украины - не приходится и мечтать. Даже при самом смелом полете «военно-патриотической мысли»…



Комментировать статью
Автор*:
Текст*:
Доступно для ввода 800 символов
Проверка*:
 

также читайте

Загрузка...

по теме

О профессиональной этике новой полиции

08. 11. 2017 | 09:43 , Владимир Батчаев

Анализируя концепцию реформирования Министерства внутренних дел можно отметить, что ни одна из программных целей данной реформы на практике не может быть достигнута без соответствующего кадрового обеспечения. Именно персонал МВД, причем на всех ступеньках иерархической лестницы ведомства, должен был стать той точкой опоры, при помощи которой предполагалось перевернуть мир старой милиции. Базовый тезис реформы «Вернуть доверие общества к правоохранителям» сам по себе предполагает не только обновления правовой, но и создание принципиально иной психологической и, если хотите, идеологической модели взаимоотношений «полицейский – гражданин». Отсюда и поставленную перед МВД реформаторскую задачу вполне можно обозначить, как формирование и культивирование в среде правоохранителей нового типа сотрудника полиции. Сотрудника, как принято говорить с «человеческим лицом». Сотрудника, видящего в гражданском человеке не потенциального нарушителя, а объект защиты и помощи. Сотрудника, не только высококвалифицированного, а и высоконравственного. Сотрудника, для которого «честь мундира» и «служение людям» являются не абстрактными формулировками, а неотъемлемыми составляющими личностных и профессиональных качеств. Только такие кадры способны «служить и защищать», обеспечивая позитивную динамику преобразований и способствуя разрешению всего комплекса неизбежно возникающих при реформировании проблем.

фототема (архивное фото)

© фото: .

by Steve McCurry. Нью-Йорк, 11.09.2001

   
новости   |   архив   |   фототема   |   редакция   |   RSS

© 2005 - 2007 «ТЕМА»
Перепечатка материалов в полном и сокращенном виде - только с письменного разрешения.
Для интернет-изданий - без ограничений при обязательном условии: указание имени и адреса нашего ресурса (гиперссылка).

Код нашей кнопки:

  Rambler's Top100