ТЕМА

Как Google и Facebook становятся новыми медиамагнатами

24 августа 2017 | 08:54

распечатать        комментарии [0]       добавить в

Нет никаких сомнений в том, что мировая популярность сервисов вроде Google и Facebook создала огромную аудиторию, готовую потреблять развлечения и новости. Проблема лишь в том, что миллиарды потенциальных читателей и зрителей становятся заложниками Facebook и Google.


Если вам пока не очевидно, насколько технологии влияют на нашу жизнь, то у Google вскоре появятся дополнительные аргументы: корпорация ведет переговоры с новостными и информационными компаниями, включая Time и CNN, о разработке для нового проекта Google специальных новостей и статей.

Как сообщает Wall Street Journal, идея состоит в том, чтобы с сайтов Google пользователи переходили на подготовленные партнерами тексты, фотографии и видеоролики, которые будет удобно просматривать с телефона.

Впрочем, нужно помнить, что владеющий Google холдинг Alphabet разрабатывает множество различных проектов, и далеко не все они оказываются успешными. Возможно, печальная судьба ждет и новую инициативу, получившую название Stamp. Тем не менее это еще одно напоминание о том, что Google, Facebook и еще несколько технологических компаний теперь могут влиять на создание новостей и развлекательных материалов.

И такая ситуация создалась не сегодня — уже много лет, если СМИ хочет, чтобы его статьи читали, их нужно готовить так, чтобы они хорошо отображались как в результатах поиска Google, так и в ленте Facebook. Эта необходимость начинает диктовать форму, в которую облекается контент.

Скажем, Google требует, чтобы веб-страницы загружались на компьютеры и смартфоны без задержки, и многие веб-сайты и рекламодатели вынуждены предпринимать определенные действия, чтобы этого добиться. Мало кто из создателей видеороликов, новостей, приложений и других продуктов СМИ могут игнорировать пожелания Google, Facebook, Apple, Twitter и Snapchat, ведь у них миллиарды пользователей — у одного только Google не меньше семи продуктов с месячной аудиторией, превышающей 1 млрд человек.

Но ситуация продолжает меняться, и сегодня технологические гиганты уже не довольствуются должностью швейцара — теперь они определяют, какой контент будет показан первым, и какая компания останется на плаву, а какая обанкротится. В какой-то момент глава Facebook Марк Цукерберг решил, что будущее интернета — за видео, и с тех пор он эффективно воплощает свою идею в жизнь. Facebook создала программу финансирования для компаний и знаменитостей, создающих видеоконтент, и видеоролики в социальной сети уже достигли охвата в 2 млрд человек в месяц.

Более того, Facebook может настроить свои алгоритмы так, чтобы ее пользователи смотрели еще больше роликов. Хотя в последнее время их требования к контенту встречают некоторое сопротивление, социальная сеть в рамках медленного цикла обратной связи вполне может приучить интернет-жителей к новым порядкам.

Аналогичная история со Snapchat: компания договорилась с производителями контента о создании роликов специально для молодых пользователей приложения. Примерно таким же образом Google тоже сможет диктовать свои условия желающим присоединиться к проекту Stamp, ведь на его стороне масса пользователей, использующих интернет-поиск, YouTube, телефоны с Android и другие продукты и веб-сайты.

Нет никаких сомнений в том, что мировая популярность сервисов вроде Google и Facebook создала огромную аудиторию, готовую потреблять развлечения и новости. Проблема лишь в том, что миллиарды потенциальных читателей и зрителей становятся заложниками Facebook и Google.

При этом почти все новые рекламные доходы индустрии достаются этим двум компаниям, так что телеканалы, музыкальные лейблы и газеты все чаще просят своих читателей или зрителей напрямую финансировать их деятельность или переходят на цифровое видео, где (на данный момент) реклама стоит дороже.

История показывает, что когда несколько людей или компаний начинают оказывать слишком большое влияние на информационную картину, ничего хорошего из этого не выходит — можно вспомнить, как Уильям Рэндольф Херст и Джозеф Пулитцер в конце XIX века развязали «газетную войну».



Комментировать статью
Автор*:
Текст*:
Доступно для ввода 800 символов
Проверка*:
 

также читайте

по теме

Итоги шведского эксперимента по борьбе с КОВИД

22. 10. 2020 | 09:16 , Дарья Спасская

На прошлой неделе журнал Science опубликовал публицистическую статью, в которой журналисты совместно с членами шведского независимого научного комитета Vetenskapsforum COVID-19 рассказали, как весной в Швеции развивалась эпидемия коронавируса, и проанализировали текущую ситуацию с ковидом в стране. В отличие от большинства европейских стран и скандинавских соседей, Швеция с самого начала пандемии отказалась от жестких мер сдерживания вируса. Это решение на протяжении 2020 года бурно обсуждалось во всем мире. «Медуза» рассказывает, как «шведский путь» оказался радикальным социальным экспериментом, чем он на самом деле закончился — и поменял ли в итоге свою точку зрения его идеолог, главный местный эпидемиолог Андерс Тегнелл.Шведские власти в разгар эпидемии запрещали носить маски. Даже людям в больницах.

ГЕТМАН СКОРОПАДСКИЙ МЕЖДУ СВОИМИ И ЧУЖИМИ

17. 09. 2020 | 08:35 , КИРИЛЛ ГАЛУШКО

Пока в России в начале XX века продолжалась Гражданская война, в Украине происходили собственные политические сюжеты: она разрывалась между стремлением к автономии или независимости, требованиями немецких союзников и внутренней анархией. В таких условиях на короткий срок к власти в качестве своеобразного монарха пришёл Павел Скоропадский — человеколюбивый офицер с английским воспитанием, любовью к стране и милосердием к врагам. Для кого-то его фигура культовая, для кого-то — презираемая. Для Троцкого это был «украинский Бонапарт». Для Деникина — «новый Мазепа». В эмиграции споры противников и сторонников гетмана длились до Второй мировой войны. Менее чем за год своего правления Скоропадский успел заложить многие основы украинской государственности, но в итоге из-за своей терпимости по отношению к разным политическим силам оказался никому не мил. Рассказываем, кем был человек, мечтавший о независимой Украине при конституционной монархии.

фототема (архивное фото)

© фото: УНИАН

COMM Модель демонструє одяг з колекції дизайнера Віктора Кобилінського під час Міжнародного фестивалю моди "Київський подіум" в Києві в понеділок, 17 жовтня 2005 р. В рамках Фестивалю проходитиме вже традиційний дизайнерський конкурс круїзних колекцій "10х10". Його правила залишаються незмінними: десять українських модельєрів представляють колекції, кожна з яких складається з 10 одиниць - наряди, призначені для фешенебельної морської подорожі. Журі конкурсу очолює, як і минулого року, відомий модельєр Пако Рабанн. Фото Олександра Синиці / УНІАН

   
новости   |   архив   |   фототема   |   редакция   |   RSS

© 2005 - 2007 «ТЕМА»
Перепечатка материалов в полном и сокращенном виде - только с письменного разрешения.
Для интернет-изданий - без ограничений при обязательном условии: указание имени и адреса нашего ресурса (гиперссылка).

Код нашей кнопки:

  Rambler's Top100