ТЕМА

Владимир Яковлев: «Жизнь продолжается, это не конец: у тебя есть еще 25 лет минимум»

05 февраля 2018 | 08:41 , Беседовала Светлана Романова

распечатать        комментарии [0]       добавить в

"...придумать работу, от которой я буду получать удовольствие все время, довольно сложно. И в 50 лет ты сталкиваешься с кризисом — кризисом поиска задач, на которые ты не знаешь ответа, но которые тебя развивают. И если ты находишь их, то снова получаешь кайф". Журналист и автор проекта «Возраст счастья» рассказал «Идеономике» о том, как раздвинулись наши жизненные горизонты, сколько карьер смогут строить люди будущего и какую стратегию жизни выбрать, чтобы, будучи старым, оставаться молодым.


В индустриальных странах растет продолжительность жизни, сдвигая традиционные временные рамки пути человека: подростковый возраст теперь заканчивается позже, а выход на пенсию, наоборот, задерживается. Как свидетельствуют расчеты ученых, исследующих продолжительность жизни, наш жизненный цикл становится все протяженнее.

Издатель, журналист и автор проекта «Возраст счастья» Владимир Яковлев вот уже шесть лет подряд собирает истории людей, которые, будучи немолодыми, сохранили здоровье и полноту жизни, воспринимая старость не как конец, а как начало нового этапа развития. «Идеономика» расспросила его о том, когда теперь наступает старость, сколько карьер смогут строить люди будущего и какую жизненную стратегию можно выбрать, чтобы, будучи старым, не терять молодость духа.

—  На сайте проекта «Возраст счастья» висит лозунг для пожилых: «Что бы вы ни делали, надо научиться делать это исключительно для собственного удовольствия, а не для того, чтобы получить внешнее признание», Владимир Яковлев, 57 лет. Не кажется ли вам, что странно в 57 лет называть себя стариком, да и вообще — когда теперь наступает старость?

— Одна из самых главных вещей, в которую нужно врубиться — то, что понятие «старость» постоянно сдвигается. Когда я начинал проект «Возраст счастья» пять лет назад, 57-60 лет было старостью. Сегодня вы мне говорите, что 57 лет  — это молодость. И это на самом деле очень важная штука. Потому что нам кажется, что вечной молодости не существует, а реально мы в ней живем. Даже наше поколение, а ваше поколение и подавно.  В моем детстве, например, старость начиналась в 30 лет. Тогда существовали клубы для тех, кому за 30. Когда мне исполнилось 30 лет, старость подвинулась к 40 годам. Когда моему отцу исполнилось 40 лет, ему подарили кружку, на которой была написана большая цифра 40 и надпись «Over The Hill And Off The Pill«. То есть  в 40 лет ты был уже стариком.

У меня есть один знакомый, которому недавно исполнилось 80 лет. Когда я фотографировал его в Сан-Франциско — как он катается на скейтборде, — то случайно узнал, что он написал книгу «Возраст счастья» примерно за 30 лет до меня. Это был сборник историй о пожилых людях, которые занимаются спортом: ездят на велосипедах, лошадях, бегают и т.д. И совершенно невозможно поверить, что они пожилые: ощущение такое, что им всем по 40 лет.  Так вот, к тому моменту, когда мне исполнилось 40, старость сместилась к 50 годам. Когда мне исполнилось 50 лет, старость стала начинаться в 75 лет. И вы говорите, что 50 лет — это не старость. Думаю, для вашего поколения старость начнется не раньше, чем в 75 лет. Этот скачок начался в 50-х годах прошлого века и происходит по сей день с огромной скоростью. Сколько вам лет?

— 32 года.

— Если вы пойдете оформлять медицинскую страховку в консервативной Германии, то страховой агент достанет специальный круг, где можно указать, сколько вам лет сейчас, а с другой стороны появляется цифра – сколько лет вы проживете. И если ввести ваш возраст, то есть 32 года, то выскочит цифра 100-110 лет.

— Сразу возникает вопрос: что же мы будем делать с этим, кажется, дополнительным и, возможно, свободным временем, которое нам досталось? Многие тридцатилетние пока не осознают, что старость сместилась, но в то же время у нас нет опыта наших родителей, наших дедушек и бабушек. Они-то были стариками в 40-50 лет, и мы не знаем, как проживать это время.

— Не волнуйтесь, свободного времени у вас по-прежнему не будет (смеется — прим. «Идеономики»). Существует такое понятие – точка зрелости. Например, в Древней Греции точкой зрелости был подростковый возраст. Многие люди рано умирали и до старости просто не доживали. Вот вам история: «Здесь один пацан с соседней улицы/ У нашего парня девушку увел/ Пошли кодлой соберемся и морду ему набьем». Знаете, что это такое? Сюжет «Илиады».  Абсолютно подростковый менталитет драк, влюбленности, войн.

Позже, уже в Средние века, точка зрелости сместилась к 20-22 годам — по мере того, как увеличивалась средняя продолжительность жизни. У наших родителей эта точка была в 35-40 лет. Это был возраст, который ассоциируется с семьей, детьми, машиной, банковским счетом, хорошей работой. И сегодня эта точка зрелости стала прошлым. За ней появился следующий этап развития. И нам не просто добавили 25 лет жизни, а вашему поколению — 30-40 лет жизни. Нам добавили следующую стадию развития к точке новой зрелости. И для вас не будет проблемой жить после 50 лет. Потому что предыдущее поколение уже поймет, куда нужно двигаться,  а вы будете повторять этот маршрут. Как вы делаете это, когда идете в школу или в институт, потом ищете работу. Для вас проблемой будет то, что вы делаете с 75 до 100 лет.

— И как же все-таки обращаться с этим временем?

— Вы будете испытывать в 75 лет ту же проблему, которую мы сейчас испытываем в 50: сегодня все книжки и фильмы, которые вы смотрели в детстве, написаны людьми, у которых после 50 лет жизни не было. Так считали мои родители, учителя в школе и университете. Жизнь после 50 лет — это единственный участок жизни, для которого у нас нет готового плана. Мы не знаем, как жить дальше. До нас в 50 лет никто не был столь молод. Раньше родители оставляли записку на холодильнике: «Погрей щи, пожарь котлеты». И такая инструкция от них заканчивается на отметке в 50 лет, а дальше начинается первопроходство и другой образ жизни. Это нелегко: надо найти в себе силы отказаться от прежних стереотипов и осознать, что жизнь продолжается, это не конец, у тебя есть еще 25 лет минимум. Но проживать их нужно так, чтобы развиваться иначе. Ваше поколение в 75 лет окажется в ситуации, когда нет вокруг людей, которые могут рассказать, как они в 75 лет были молоды и что они делали.

— Значит, кризис среднего возраста тоже смещается. А когда вы лично столкнулись с ним, и в чем это выразилось?

— Сейчас кризис среднего возраста происходит в 50 лет или ближе к 50 годам. Мне было чуть больше 50 лет, когда меня он настиг… Не только мне, но и любому человеку для развития нужны определенные цели. В то же время цели тесно связаны с системой ценностей человека. Но они меняются в течение жизни. Например, большинство людей в 30-35 лет строят карьеру, в этом возрасте внутрипоколенческое соревнование очень сильно. А радость и удовольствие жизни связаны с карьерным развитием. После 50 лет система ценностей меняется — наступает следующий этап развития личности.  В этом возрасте радость и удовольствие человек получает уже в течение каждого дня, а не от карьеры. И именно это его развивает, но на деле совсем не проще, чем карьера, а, наоборот, намного сложнее.

Сейчас я легко могу придумать себе издательский проект: я занимаюсь этим делом всю жизнь. Но оно не столь интересно, как было бы интересно в 35 лет, потому что для меня это повторение пройденного. Зато придумать работу, от которой я буду получать удовольствие все время, довольно сложно. И в 50 лет ты сталкиваешься с кризисом — кризисом поиска задач, на которые ты не знаешь ответа, но которые тебя развивают. И если ты находишь их, то снова получаешь кайф.

— Каких возможностей не было у вашего поколения, но появятся у моего поколения тридцатилетних?

— Я знаю примерно только про 50 лет. И то не все. Ведь это путь, который мы еще проходим. А про вас никто не знает. Становится понятно лишь то, что «кто не курит и не пьет, тот здоровеньким умрет» —  так вот сейчас, вполне возможно, действительно не умрет. 2030-2040 год, по всем прогнозам – это точка достижения пренебрежимого старения. Это значит, что сегодня, проживая год, вы стареете на год и одновременно молодеете на 2,5 месяца. Потому что за год средняя продолжительность жизни в цивилизованной стране увеличивается на 2,5 месяца, и соответственно, вы становитесь на 2,5 месяца моложе. Через 15 лет это будет уже 6 месяцев. То есть, старея на год, вы будете на самом деле стареть на полгода. Через 20-25 лет, весьма вероятно, старея на год, вы будете на год молодеть. Значит, смерть в большой степени станет личным выбором людей, а не необходимостью.

Мы не можем себе представить общество, которое существует таким образом. Даже если не уходить так далеко, а взять сегодняшних детей. У моих друзей есть ребенок, ему сейчас год. Его профессиональная карьера не до конца, а до момента пика будет составлять 70 лет. Представляете, работать 70 лет журналистом?! Существует официальная статистика: каждый третий ребенок, рожденный в цивилизованной стране последние три года, будет жить больше 100 лет. У такой продолжительности жизни, бесспорно, есть другие особенные обстоятельства, другие стороны — иногда очень смешные. Например, есть люди, которым в общем-то пора бы умереть, а они долго-долго еще не умрут (смеется — прим. «Идеономики»). Возможности, которые открываются сейчас для развития личности, совершенно фантастические. Особенно, если человек понимает, что нельзя, не нужно и неправильно останавливаться.

— Вам удалось поместить в вашу жизнь несколько совершенно разных сценариев. Вы меняли континенты, страны, проекты. Какие качества нужны, чтобы суметь по своей воле прожить несколько жизней в рамках одной и где искать такие качества в самом себе?

— Вы знаете, это вопрос, на мой взгляд, системы ценностей и того, что вы считаете ценным в жизни. Очень личная, почти интимная вещь. Я для себя считаю самым ценным в жизни развитие. Развитие личности и души – самое главное из того, что со мной происходит в жизни. Иногда через приятное, а иногда и через боль. 

— Вы как-то сказали, что самое важное — не пропускать через себя ненависть и зло, задерживать их в себе. Я читала о том, каким вы были и в юности, и, например, в пору создания «Коммерсанта». Мягко говоря, вы были довольно противоречивой личностью. Что же заставило вас измениться и как удалось измениться?

— В «Коммерсанте» я был просто сукиным сыном. Очень надеюсь, что понемножку-понемножку перестал им быть. Как мне это удалось? Не знаю, удалось ли, но хочется верить, что удалось.

— И какое качество вам помогло в этом?

— Ровно то, что я вам сказал. Стремление развиваться. Думаю, это в большой степени связано с тем, что мне всегда хотелось счастья. И счастье связано именно с саморазвитием.

— Почему же одни люди развиваются и меняются, а другие даже не пробуют?

— Мне кажется, это история про отношение к жизни как к духовной школе. Меня когда-то научили – и с этого все, что происходило, началось, – попробовать относиться к тому, что нас окружает, и к тем людям, которые нас окружают, как к себе. Это очень-очень сложно. И если ты пытаешься сделать этот, кажется, внешне простой принцип этическим правилом, которому следуешь, то тогда начинается развитие и изменения.

Мне кажется, это заложено в людях изначально, как часть нашей программы. Но я стал напряженно относиться к идее «надо развиваться». Тонкий нюанс – развиваться не надо. Надо определенным образом соотноситься с миром, взаимодействовать с миром, и это тебя развивает. Если ты говоришь, что надо развиваться, я буду развиваться и сейчас я пойду и разовьюсь, то чаще всего из этого ничего не получается, потому что благими намерениями выстлана дорога в ад.

Я много раз себя спрашивал, почему я тогда, после «Коммерсанта», увлекся Кастанедой. Правда заключается в том, что это был побег от жизни, с которой я не мог справиться, от людей, которых я обижал, и от неумения понять то, что со мной происходит.

— Что именно с вами происходило?  

— Ой, что только ни происходило! Но главное, что часто люди уходят в духовное — в семинары, в религию, — но не потому, что они помогают понимать и принимать жизнь, а потому что это становится некоторой условной альтернативой жизни. Эдакий способ побега из класса, из школы. С уроков сбегать нельзя, если ты сбегаешь с урока, то ничего хорошего из этого не получится. Нужно потом вернуться и начать с того места, откуда ты убежал. Жизнь — эдакий класс, в котором ты находишься и учишься. 

— Почему же столь огромен спрос на то, что вы рассказываете в видео — это мода?

—  Не знаю. Но я очень благодарен пользователям за то, что они внимательно отнеслись к видео.

— В наше время способы и средства коммуникации меняются молниеносно. С одной стороны, в Facebook все больше followers, но с другой стороны, кажется, их ценность не слишком велика — ведь это не наши настоящие друзья или коллеги. Как правильно выстроить коммуникацию по сети?

— Что касается тех людей, которые меня фолловят в Facebook, вы как-то немножко с пренебрежением про них. Я так не считаю. И с огромной благодарностью отношусь к тем, кто меня читает, смотрит. Потому что в сегодняшнем мире ничего ценнее внимания не существует. Писателей – вагон, а людей, готовых слушать и читать, намного меньше. Я искренне благодарен людям за то, что они находят время.

Что касается изменения системы коммуникаций, то, наверное, да. Это изменение гораздо глубже, чем мы представляем. Раньше человек изучал какие-то источники информации, принимал решение и, сформулировав, обменивался идеями. Сейчас ничего подобного не происходит. Благодаря мессенджерам и социальным сетям процесс формирования мнения стал коллективным. Происходит это в комментариях, и очень похоже на то, как действует рой пчел. Рой сворачивает налево или направо не потому, что одна пчела так решила, а потому, что это коллективно принятое решение. Мы становимся роем – коллективно мыслящим механизмом. И обратного пути уже нет: вернуться к типу общения, который был раньше, уже невозможно.

— Нужно ли держаться в стороне от этого коллективного процесса?

— Я не уверен, что каждый человек в отдельности может его контролировать. В определенной степени похоже, например, на книгопечатание: «Оно мешает разговаривать? Давайте не будем печатать книжки». Это качественное изменение всей системы человеческих коммуникаций, просто она теперь стала другой. В этом нужно жить, отказываться от бесполезно.

— В какой стране жить и какой образ вести, чтобы жить долго и счастливо?

— Меня сразу подбивает вам сказать, что я точно знаю, где жить не нужно сейчас (смеется — прим. «Идеономики»). Если серьезно, то однозначно надо жить там, где чистая экология. Это не вопрос выбора, а вопрос необходимости. У меня есть буддийский учитель, и я его замучил вопросами по поводу того, где мне жить. Он сказал: жить нужно там, где чисто, дешево и безопасно. Что касается долгожительства, то от региона проживания это абсолютно не зависит. Я встречал суперэйджеров в любой стране мира. Это зависит не от места проживания, а от отношения к жизни.

—  Вы утверждаете, что «возраст счастья» – пенсионный. Люди избавляются, наконец, от социальных обязательств. Но с возрастом они становятся консервативнее: отчасти это вызвано и физиологическими изменениями, старением организма. В итоге время у человека есть, а желания содержательно им пользоваться уже нет. Как сохранить вкус к жизни?

— Здесь есть тонкий трюк. Дело в том, что опыт, который накапливается у вас, – огромная ценность. Но в то же время и огромная опасность. Я очень люблю фразу: «опыт – жир мозга». Когда мы накапливаем опыт, то используем его для того, чтобы на автомате и стандартным образом решать знакомые нам проблемы. Мозг вообще к этому склонен, его задача – наша безопасность. И мозг относится к привычному всегда лучше, чем к непривычному. Решить стандартную ситуацию уже известным способом для мозга привлекательнее, но проблема в том, что это его не развивает. Трюк в том, чтобы применять опыт к новым ситуациям. То есть ставить новые задачи, пытаться осваивать новое. Это может быть все, что угодно: гаджеты, путешествия, профессии, образование.

Однажды я встречался с ученым Жаком Фреско. Он совершил одно из самых больших своих открытий, когда ему было 70 лет. Я спросил: «Как сделать так, чтобы голова работала, как у вас?» Он подумал и сказал: «Для этого мозгом надо пользоваться».

— Сейчас доступная людям работа сильно зависит от возраста и от физических возможностей, а точнее, от того, что общество считает правильным видом занятости для того или иного возраста. Если жизнь человека будет на 30-40 лет длиннее, поменяется ли это? Возможно, появятся профессии для молодых и для пожилых?

— Я не знаю, произойдет ли сегрегация по возрастному принципу. Скорее изменится система ценностей. Я думаю, что это будет абсолютной нормой, когда люди меняют несколько профессий, три-четыре карьеры в течение всей жизни. Это происходит уже сейчас, потому что 70-80 лет заниматься одним и тем же довольно скучно.

— Что должен поменять в собственной психологии человек, чтобы не просто тратить дополнительное жизненное время с умом, но и оставаться при этом счастливым? Есть ли универсальный совет?  

— Вениамин Смехов однажды рассказал совершенно гениальную историю, которая сильно изменила мою жизнь. Он собирался на машине поехать по Америке и пересечь страну от одного океана до другого. И перед поездкой он встретился с Василием Аксеновым, с которым дружил; на тот момент Аксенов довольно долго жил в Америке. Смехов спросил его: «Скажи мне, пожалуйста, что мне нужно знать об этой стране перед поездкой, чтобы я правильно ее воспринял, правильно понял?» Аксенов, подумав, ответил: «Веня, не обобщай». Я сделал это для себя правилом: «Володя, не обобщай!» У каждого человека свои причины, по которым он поставил лайк, своя жизнь, свои взгляды. Мне не кажется, что обобщения работают. Я вообще считаю, что обобщения – это идеи. А идеи убивают. Люди важнее идей.

"Идеаномика"



Комментировать статью
Автор*:
Текст*:
Доступно для ввода 800 символов
Проверка*:
 

также читайте

по теме

Итоги шведского эксперимента по борьбе с КОВИД

22. 10. 2020 | 09:16 , Дарья Спасская

На прошлой неделе журнал Science опубликовал публицистическую статью, в которой журналисты совместно с членами шведского независимого научного комитета Vetenskapsforum COVID-19 рассказали, как весной в Швеции развивалась эпидемия коронавируса, и проанализировали текущую ситуацию с ковидом в стране. В отличие от большинства европейских стран и скандинавских соседей, Швеция с самого начала пандемии отказалась от жестких мер сдерживания вируса. Это решение на протяжении 2020 года бурно обсуждалось во всем мире. «Медуза» рассказывает, как «шведский путь» оказался радикальным социальным экспериментом, чем он на самом деле закончился — и поменял ли в итоге свою точку зрения его идеолог, главный местный эпидемиолог Андерс Тегнелл.Шведские власти в разгар эпидемии запрещали носить маски. Даже людям в больницах.

ГЕТМАН СКОРОПАДСКИЙ МЕЖДУ СВОИМИ И ЧУЖИМИ

17. 09. 2020 | 08:35 , КИРИЛЛ ГАЛУШКО

Пока в России в начале XX века продолжалась Гражданская война, в Украине происходили собственные политические сюжеты: она разрывалась между стремлением к автономии или независимости, требованиями немецких союзников и внутренней анархией. В таких условиях на короткий срок к власти в качестве своеобразного монарха пришёл Павел Скоропадский — человеколюбивый офицер с английским воспитанием, любовью к стране и милосердием к врагам. Для кого-то его фигура культовая, для кого-то — презираемая. Для Троцкого это был «украинский Бонапарт». Для Деникина — «новый Мазепа». В эмиграции споры противников и сторонников гетмана длились до Второй мировой войны. Менее чем за год своего правления Скоропадский успел заложить многие основы украинской государственности, но в итоге из-за своей терпимости по отношению к разным политическим силам оказался никому не мил. Рассказываем, кем был человек, мечтавший о независимой Украине при конституционной монархии.

фототема (архивное фото)

© фото: УНИАН

Відвідувачка розглядає бронзовий бюст лідера БЮТ Юлії Тимошенко, представлений на виставці «Великий скульптурний салон - 2007», в рамках проекту «Арт-Київ» в Українському домі в Києві у четвер, 1 березня 2007 р. На виставці експонуються близько 300 скульптур українських майстрів різних поколінь, які працюють в різних творчих манерах, стилях та напрямах. Фото Сергія Светлицького

   
новости   |   архив   |   фототема   |   редакция   |   RSS

© 2005 - 2007 «ТЕМА»
Перепечатка материалов в полном и сокращенном виде - только с письменного разрешения.
Для интернет-изданий - без ограничений при обязательном условии: указание имени и адреса нашего ресурса (гиперссылка).

Код нашей кнопки:

  Rambler's Top100