ТЕМА

Ипотека на смартфон — наше будущее

01 октября 2018 | 08:13

распечатать        комментарии [0]       добавить в

И вот почему.


  • Где-то прочитал любопытное правило, которое хорошо разделяет грань между понтами и покупкой по средствам. Звучит оно так: «Стоимость часов должна равняться вашей месячной зарплате». В разных интерпретациях еще встречается вариант зарплаты за два или три месяца, но суть та же. Похоже, настало время вывести формулу «правильной» цены за смартфон. Особенно когда флагманы уверенно перешагнули планку в тысячу долларов и не собираются замедлять темпы. А эта дорога — с односторонним движением. Развернуться производители просто не могут.

Корпорацией Microsoft на протяжении четырнадцати лет (2000—2014) руководил забавный дядька Стив Балмер. В 2007 году журналист спросил предпринимателя о первой мысли, которая появилась у него после презентации iPhone первого поколения. CEO Microsoft засмеялся и сказал: «Пять сотен долларов? Это самый дорогой телефон в мире». Интересно было бы взглянуть на Балмера 12 сентября 2018 года в момент, когда в конференц-зале Steve Jobs Theater проектор высветил цены на iPhone Xs Max: $1099 старт и $1449 за топовую версию.

Apple никогда не отличалась низкими ценами, но в прошлом году вместе с Samsung (вспоминаем Galaxy Note 8) задала тренд, за которым потянулись другие производители — даже те, которые особо и не стремились в премиум. Смартфоны из дорогих устройств превратились в очень дорогие. Тысяча долларов — это неплохие деньги в любой стране мира: что в недешевой Швейцарии, что в, скажем так, более доступном Сомали.

Наибольшее возмущение вызывает даже не сама по себе цена, а то, что нас практически вынуждают платить ее ежегодно. Сейчас мало какой производитель обеспечивает долгую поддержку старых устройств — с точки зрения продаж смысла здесь нет. Разве что на лояльности аудитории сыграть. Как ни странно, Apple пошла дальше всех: пятилетняя поддержка iPhone — однозначный лайк. Но нас продолжают убеждать, что новый аппарат значительно лучше, и червячок грызет подсознание все сильнее.

Можно сказать, что китайские аппараты «ничуть не хуже и умеют то же самое» — повезет, и найдете аппарат с пятью слотами SIM, зажигалкой, штопором и лопаткой для обуви. Но это полная чушь. Если бы покупатели во всем мире руководствовались только фактором цены, то дорогие вещи в принципе исчезли бы: зачем машина за $100 тысяч, когда 30-летний хэтчбек за $1000 тоже довезет из одной точки в другую? Зачем пентхаус, ведь в однокомнатном «бабушатнике» тоже тепло и на голову не капает?

Так уж получилось, что основным функциям вещей не придают значения — они давно освоены и одинаково хорошо работают. В нашем случае товары способны звонить. Но уверен: если сейчас кто-то выпустит аппарат без GSM-модуля, многие пользователи заметят это не в первый день и неделю работы.

Тим Кук совсем не лукавил, объясняя высокую цену iPhone: смартфон незаметно для нас заменил столько вещей, что покупка их по отдельности обошлась бы даже в бóльшую сумму — плеер, камера, органайзер… Ведь еще на презентации дебютного iPhone Стив Джобс здорово обыграл функционал гаджета, пообещав сейчас представить три девайса: телефон, устройство для выхода в интернет и iPod с сенсорным экраном. Иконки сошлись в куб, и стало ясно, что аппарат на самом деле один. Сейчас геометрическая фигура вышла бы куда сложнее.

Когда уже производители успокоятся и перестанут наращивать цены? Да никогда. Ну или в то время, когда, допустим, криптовалюта заменит… то есть никогда, все верно. Зачем переплачивать за флагман, когда есть отличные девайсы среднего сегмента? Давайте оставим бенчмарки, камеры со Smart HDR, навороты типа беспроводной зарядки (хоть кто-то ею пользуется?) и маркетинговую чушь из серии «искусственный интеллект адаптируется под поведение пользователя». Человек покупает флагман по той же причине, по которой альпинист лезет на Эверест: потому что он есть. Здесь как эстетика — топовые девайсы идеально собраны, стекло или металл вместо пластика, дорогие и красивые экраны, — так и психология («быстрее работает»).

Обожаю подсчет «реальной стоимости» смартфонов: когда гаджет разбирают и оценивают, что во сколько обходится производителю. Цена получается где-то втрое ниже реальной, а то и больше. Например, производство iPhone Xs Max на 256 ГБ стоит $443, в то время как розничная цена — $1249, а в Европе еще дороже. Что эта Apple позволяет себе? Куку захотелось самолет побольше? А Джонни Айв на видео потолстел — за наши деньги отъедается! При этом обозреватели опускают как минимум два очень важных момента.

Первый: стоимость практически любого товара — это главным образом цена «мозгов», которые его создали, а не материала изготовления или компонентов. Второй: цену софта, по сути, посчитать невозможно. Ведь когда все наигрались в бенчмарки и перестали всерьез воспринимать «наш смартфон стал на 15% мощнее», ПО вышло на главный план — и люди покупают экосистему, которая не когда-нибудь, а уже сейчас стала самой важной вещью в нашей жизни. На мероприятии Yet Another Conference сооснователь «Яндекса» Аркадий Волож провел красивую аналогию. Он назвал смартфон пультом от реального мира: мы заказываем еду, вызываем такси, оплачиваем товары, общаемся с людьми, решаем важные дела через мобильник.

Банальщина, но без нее не обойтись: дальше смартфоны получат еще бóльшую власть над нами. Это происходит прямо сейчас — по миру расширяется поддержка Apple Pay и Android Pay (прощайте, бумажник и карточки), в премиальных машинах (Tesla, Audi, BMW и другие марки) ключом выступает приложение для iOS или Android, появляются новые модели смарт-замков для входных дверей. Направление очевидно — смартфон делают главной вещью в повседневной жизни. Хорошо, пока что обойтись без него реально.

Но однажды «вспомогательные инструменты» отпадут за ненадобностью: какой смысл банкам эмитировать карты, а автопроизводителям заказывать ключи, когда достаточно смартфона? Представьте, что будет, если вы разбили, утопили, потеряли, забыли «пульт от мира». Наблюдать за происходящим можно, интегрироваться — без шансов. Когда рисуете в голове эту картину, где-то на фоне худощавый мужчина в очках говорит о смартфоне за $1000: «Это же около доллара в день. Разве много?»

Станислав Иванейко, onliner.by



Комментировать статью
Автор*:
Текст*:
Доступно для ввода 800 символов
Проверка*:
 

также читайте

по теме

Итоги шведского эксперимента по борьбе с КОВИД

22. 10. 2020 | 09:16 , Дарья Спасская

На прошлой неделе журнал Science опубликовал публицистическую статью, в которой журналисты совместно с членами шведского независимого научного комитета Vetenskapsforum COVID-19 рассказали, как весной в Швеции развивалась эпидемия коронавируса, и проанализировали текущую ситуацию с ковидом в стране. В отличие от большинства европейских стран и скандинавских соседей, Швеция с самого начала пандемии отказалась от жестких мер сдерживания вируса. Это решение на протяжении 2020 года бурно обсуждалось во всем мире. «Медуза» рассказывает, как «шведский путь» оказался радикальным социальным экспериментом, чем он на самом деле закончился — и поменял ли в итоге свою точку зрения его идеолог, главный местный эпидемиолог Андерс Тегнелл.Шведские власти в разгар эпидемии запрещали носить маски. Даже людям в больницах.

ГЕТМАН СКОРОПАДСКИЙ МЕЖДУ СВОИМИ И ЧУЖИМИ

17. 09. 2020 | 08:35 , КИРИЛЛ ГАЛУШКО

Пока в России в начале XX века продолжалась Гражданская война, в Украине происходили собственные политические сюжеты: она разрывалась между стремлением к автономии или независимости, требованиями немецких союзников и внутренней анархией. В таких условиях на короткий срок к власти в качестве своеобразного монарха пришёл Павел Скоропадский — человеколюбивый офицер с английским воспитанием, любовью к стране и милосердием к врагам. Для кого-то его фигура культовая, для кого-то — презираемая. Для Троцкого это был «украинский Бонапарт». Для Деникина — «новый Мазепа». В эмиграции споры противников и сторонников гетмана длились до Второй мировой войны. Менее чем за год своего правления Скоропадский успел заложить многие основы украинской государственности, но в итоге из-за своей терпимости по отношению к разным политическим силам оказался никому не мил. Рассказываем, кем был человек, мечтавший о независимой Украине при конституционной монархии.

фототема (архивное фото)

© фото: .

photos by Patricio Suarez

   
новости   |   архив   |   фототема   |   редакция   |   RSS

© 2005 - 2007 «ТЕМА»
Перепечатка материалов в полном и сокращенном виде - только с письменного разрешения.
Для интернет-изданий - без ограничений при обязательном условии: указание имени и адреса нашего ресурса (гиперссылка).

Код нашей кнопки:

  Rambler's Top100