Чтобы ограничить неоимпериализм Москвы, нужна новая стратегия, которая будет подпитывать развал России и управлять его международными последствиями.

Россия более хрупкая, чем кажется, а Запад сильнее, чем его изображают. При режиме Владимира Путина страна перешла от формирующейся демократии к нестабильному авторитаризму.

Хотя Москва не смогла модернизировать свою экономику, чтобы стать конкурентоспособной на мировом рынке, Кремль лидирует в одной области – дезинформации, которая изображает страну как растущую державу на уровне США.

На самом деле Россия – государство в упадке, скрывающее свои внутренние немощи от внешних нападок. Российская экономика стагнирует. Согласно статистике Всемирного банка за 2017 год, по объему ВВП на душу населения, РФ занимает 62-е место в мире.

Даже оборонный бюджет РФ сокращается и едва достигает десятой части бюджета США. Благодаря сочетанию низких цен на нефть, разрушения инфраструктуры, повсеместной коррупции и западных финансовых санкций, доходы государства снижаются, уровень жизни падает, социальные конфликты усиливаются и обеспокоенность на местах только растет.

Хотя экономических показателей недостаточно для оценки подверженности коллапсу, растущее социальное, этническое и региональное давление указывает на то, что Россия движется к распаду.

Россия не смогла развиться в национальное государство с сильной этнической или гражданской идентичностью. Она остается имперским сооружением из-за своего царского и советского наследия.

Громоздкая Российская Федерация состоит из 85 “федеральных субъектов”, из которых 22 являются республиками, представляющими нерусские народности, в том числе Северный Кавказ и Среднее Поволжье. РФ – это многочисленные регионы с ярко выраженной идентичностью, которые ощущают себя все более отчужденными от Москвы.

Вместо того, чтобы проводить децентрализацию, чтобы учесть региональные устремления, Кремль ущемляет их автономию. Это видно из нового закона о языке, призванного содействовать “русификации” и планам по слиянию и ликвидации нескольких регионов.

По всей стране усиливается давление: растущий гнев на местных губернаторов, назначаемых Кремлем, и возмущение тем, что Москва присваивает их ресурсы. Действительно, такие регионы, как Сахалин и Магадан на Дальнем Востоке, с их значительными запасами полезных ископаемых, могли бы стать успешными государствами и без центрального управления из Москвы.

Развивающиеся регионы больше выиграют от установления тесных экономических и политических контактов с соседними странами, а не от Москвы, чей федеральный бюджет резко сокращается. Разрушающаяся инфраструктура означает, что жители Сибири и Дальнего Востока России будут еще более отделены от центра, что стимулирует требования об отделении и суверенитете.

Учитывая российские недуги, настойчивый западный подход в этом вопросе был бы более эффективным, чем реактивная защита. Вашингтон должен вернуться к основным принципам, которые сопровождали распад Советского Союза, поддерживая демократизацию, плюрализм, права меньшинств, подлинный федерализм, децентрализацию и региональное самоопределение среди разрозненных регионов России и этнических групп.

В то время как Москва стремится разделить Запад и расколоть ЕС и НАТО, поддерживая националистические и сепаратистские партии в Европе, Вашингтон должен содействовать региональному и этническому самоопределению внутри самой Российской Федерации. Это послужило бы сильным сигналом о том, что Запад в полной мере способен реагировать на подрывную деятельность Москвы.

Обоснование распада РФ должно быть логически сформулировано: чтобы выжить, России нужна федеральная демократия и крепкая экономика; без демократизации на горизонте и учитывая ухудшение экономических условий, федеральная структура будет становиться все более неуправляемой.

Чтобы управлять процессом распада РФ и уменьшить вероятность конфликта, который выходит за пределы государственных границ, Западу необходимо установить связи с различными регионами России и содействовать их мирному переходу к государственности.

НАТО должно подготовиться к непредвиденным обстоятельствам: как к опасностям, так и к возможностям, которые представит раздробленность России. В частности, европейские соседи Москвы должны быть обеспечены достаточной безопасностью, чтобы оградить себя от наиболее дестабилизирующих сценариев и подготовиться к работе с новыми пост-российскими структурами.

Некоторые регионы РФ могут присоединиться к таким странам, как Финляндия, Украина, Китай и Япония, у которых Москва насильственно присвоила территории в прошлом. Другие республики на Северном Кавказе, в Среднем Поволжье, Сибири и на Дальнем Востоке могут стать полностью независимыми государствами и наладить отношения с Китаем, Японией, США и Европой.

Пренебрежение распадом России может оказаться более вредным для интересов Запада, чем подготовка к преодолению его международных последствий. Чтобы избежать внезапных геополитических потрясений и возможных военных столкновений, Вашингтону необходимо отслеживать и поощрять мирный распад и устанавливать связи с новыми субъектами.

Внезапный распад Советского Союза должен послужить уроком в данном случае, поскольку далеко идущие преобразования происходят независимо от кремлевских кампаний по дезинформации или недальновидной приверженности Запада к переходному статус-кво.

 The Hill