ТЕМА

КАПИТУЛЯЦИЯ ЦЕНОЮ В ТЫСЯЧИ ЖИЗНЕЙ

18 марта 2021 | 08:36 , Сергей Гончаров. для "ТЕМЫ"

распечатать        комментарии [1]       добавить в

К седьмой годовщине «Крымских Судет»: как трусость и капитулянство Турчинова и Тимошенко довели Украину до войны на Юго-Востоке.


18 марта нынешнего года исполнилось семь лет печальной для Украины и радостной (пока) для РФ даты – официальной аннексии русскими Крымского полуострова. Именно в этот день «Главный Подполковник всея Руси» тов. Путин подписал указ о «вхождении в состав РФ «республики Крым» и г. Севастополь в качестве «субъектов РФ».

Естественно и закономерно, всякий раз по случаю очередной годовщины Крымского кризиса, длившегося с 23 февраля, когда начался еще невооруженный, но уже мятеж в Севастополе, и по 26 марта, когда ВС РФ завершили взятие под полный контроль всех воинских частей ЗСУ и других воинских формирований Украины на территории полуострова, активизируется обсуждение трех вопросов: «Почему мы потеряли Крым?», «Могли ли мы удержать Крым?», «К каким последствиям привела Украину потеря Крыма, причем потеря без боя и без единого выстрела со стороны украинских военнослужащих?».

При этом последнему подвопросу последнего из вопросов уделяется меньше всего внимания. Совершенно зря, должно быть ровно наоборот. Поскольку именно сдача Крыма без боя в формате капитуляции по чехословацкому образцу сдачи Судетской области 30 сентября–10 октября 1938 года – привела Украину к тяжелейшим, трагическим последствиям, едва не поставившим Государство и саму Нацию на грань катастрофы, стоивших нам большой крови – в буквальном смысле  многих-многих тысяч трупов. И когда автор этих строк говорит о тяжелых до катастрофичности последствиях, он имеет ввиду абсолютно не только и даже совсем не столько временную потерю территорий и населения Автономной Республики Крым и Севастополя. А также не связанные непосредственно с этим внешне- и внутриполитические, экономико-финансовые, военно-стратегические и военно-технические, а также морально-психологические прямые потери и косвенные издержки. Мы должны прямо признать: именно позорная капитуляция в Крыму привела к Войне на Донбассе.

Ведь, в сущности, что произошло? После капитуляции в Крыму - в Донецкой и Луганской областях, в несколько меньшей степени в Харьковской области и в Одессе? Тут следует подчеркнуть, что именно в Одессе, а не в Одесской области:  административный центр Одесской области - Одесса - является в культурном, социальном и политическом отношениях не просто «инородным», а прямо-таки чужеродным телом для своей области.

В Одессе нам (Украине) фантастически повезло, как бы страшно это не звучало, с дикой трагедией в местном Дворце профсоюзов. Если бы не страшная мучительная смерть более чем сорока человек – представителей местного антимайданного движения, еще не известно, как бы повернулось дело в Одессе. Но в результате этого события одесские сепаратисты и коллаборационисты оказались буквально парализованы ужасом. Так уж устроена психология толпы: если вы будете убивать по одному человеку в час среди участников 100-тысячного митинга в течении 4-х суток – это только ожесточит толпу. Но если вы выкосите из числа участников ровно такого же митинга ровно тех же 100 человек, но за 5 минут огнем курсовых и башенных пулеметов ПКТ нескольких взводных бронегрупп БМД-1 (БМД – «боевая машина десанта»; это специализированная боевая машина пехоты для воздушно-десантных войск, созданная с учетом их специфических требований и специфической организационно-штатной структуры ВДВ) - тот же 100-тысячный митинг в животной панике, топча друг-друга, разбежится за считанные минуты. Именно это и сработало в Одессе.

При ликвидации так и оставшейся полувиртуальной «харьковской «народной республики» нам тоже повезло, хотя по другой причине и к счастью, не ценой жертв: у местного сепаратистско-коллаборационистского движения не оказалось авторитетных лидеров, ибо ныне покойный городской голова Харькова г-н Кернес, казавшийся и сторонникам и противникам т.н. «ХНР» естественным  лидером этой движухи - занял компромиссно-примиренческую позицию.

А вот на Донбассе нам не повезло ни в одесском, ни в харьковском смысле. И началась война. Причем началась нерешительно, с навязчивой боязнью жертв не только со своей стороны, но даже со стороны противника. Тем самым у местных мятежников начал вырабатываться психологический «болевой иммунитет» и вкус к крови. Возможно, результат был бы иным, если бы с самого начала АТО областные государственные администрации в Донецке и Луганске были немедленно демонстративно-показательно обрушены до основания ударами тактической авиации Воздушных Сил Украины бетонобойными авиабомбами – невзирая на жертвы среди находившихся там лиц и людей на площадях и в близлежащих домах.

Но пойти на это власти не решились по политическим и главным образом психологическим причинам. В результате минимальная оценка только погибших и умерших в результате непосредственно боевых действий на Юго-Востоке давно переступила цифру 10 тыс. человек. А ведь существуют и другие оценки, куда более драматичные…

Но даже официальной цифры жертв этой войны более чем достаточно для вывода о том, что политическое, военно-политическое и военное руководство Украины напрочь забыло главный принцип уличной драки: категорически нельзя действовать по схеме «тебя немножко ударили – ты немножко ответил». Отвечать надо «со всей дури», зубодробительно. Особенно имея дело с шоблой гопников. Как правило Донбасс связывают с пресловутым «шахтерским менталитетом». Хотя шахтеры даже вкупе с семьями давно составляют микроскопическое меньшинство населения Донбасса, но тут дело ровно как в Одессе, хотя менталитет на Донбассе иной. Ведь Одесса тоже давно не «еврейский город» в этнонациональном смысле, но исторически сложившийся «одесский менталитет» - живет и процветает. Вот это все и есть та самая «шобла гопников». Размером с две области и численностью с их население за вычетом редких белых ворон.

К счастью - нужно отдать должное даже г-ну Турчинову и тогдашнему руководству СБУ – они хоть и были трусами и дураками, но дураками «по Бисмарку», то есть умели хотя бы частично учиться на собственных ошибках. И тогдашнему руководству СБУ удалось убедить и.о президента, что если мы не дадим прямой, огнем, бой даже на Донбассе, то все действительно посыплется как карточный домик. И тогда будет реализован русско-коллаборационистский проект «Новороссия» в его первоначальном виде. Сейчас этот проект, дабы не спутать с нынешней «Новороссией» в виде т.н. «Л/ДНР», московские кураторы обозвали  «Большой Новороссией» или «Великой Новороссией», то есть «Новороссией», охватывающей  Харьковскую, Луганскую, Донецкую, Запорожскую, Херсонскую, Николаевскую и Одесскую области, а еще так называемую «Приднестровскую молдавскую республику». А возможно и Кировоградскую область, а также ту часть Днепропетровской области (все названия – по состоянию на 2014 год), неформальным центром которой является Кривой Рог. И вот тогда бы в Украине поселился полный такой пушистый зверек…

А если бы мы дали бой за Крым (и пусть даже проиграли бы его, пусть даже проиграли бы с разгромным счетом), гопники на Юго-Востоке увидели и поняли бы что за «счатИе великАе» принадлежать «русскАму мiру» придется обильно умыться собственной кровушкой. И с большим вероятием повели бы себя в строгом соответствии стандартам гопоты в подобных ситуациях, то есть сидели бы тихо и не отсвечивали.

Могли ли мы оказать несимволическое вооруженное сопротивление агрессорам, «вагнеровцам» (группа русских полулегальных частных военных компаний, работающая под патронажем ГРУ Генштаба ВС РФ), мятежникам и «русским «добровольцам» («казакам» и прочим отбросам) в Крыму? Да, могли!

К началу Крымского кризиса Украина имела в Крыму более чем в полтора раза больше военнослужащих, чем Черноморский флот ВМФ ВС РФ (ЗСУ - 15468 военнослужащих, Национальная Гвардия - 2560, Госпогранслужба - 1970, СБУ (только офицерский состав) - 1614, УДО - 527, Государственное космическое агентство - 274 чел. Военнослужащих. Всего - 20315 человек.

ЧФ ВМФ ВС РФ изначально имел на полуострове не более 12500 военнослужащих.

Кроме того, на нашей стороне было подавляющее превосходство в наземном тяжелом вооружении. Например, 810-я бригада морской пехоты русского ЧФ (боевой состав: разведывательно-десантный батальон, один десантно-штурмовой и два «обычных» батальона морской пехоты, артидивизион, зенитный ракетно-артиллерийский дивизион, противотанковая батарея, роты снайперов и огнеметчиков) не имела ни единого танка, 132 БМП и БТР, 24 артсистемы калибром более 100 мм и 18 82-мм минометов, 9 боевых машин с противотанковыми ракетными комплексами. В нашей же 36-й бригаде береговой обороны (три механизированных батальона, танковый батальон, батальон морской пехоты, зенитный ракетно-артиллерийский дивизион, разведывательная рота и рота снайперов) был целый танковый батальон Т-64БВ. Причем усиленного штата, 40 машин (стандартный танковый батальон и в украинской, и в русской армиях сейчас насчитывает 31 танк). Кроме того, ЗСУ имели на полуострове еще один батальон морской пехоты. Огневую поддержку обеспечивала 406-я береговая артиллерийская группа (36 гаубиц и реактивных систем залпового огня (РСЗО) «Град» и 12 100-мм противотанковых пушек). В боевых действиях могли быть ограниченно использованы также батальон и несколько рот охраны ВМС и подразделения военной полиции. Всего только наши Войска береговой обороны имели в Крыму 78 орудий, РСЗО и минометов и 199 БМП и БТР.

Национальная Гвардия, в которую только что были переформированы Внутренние войска МВД, имела в Крыму бригаду, отдельный полк и отдельный батальон оперативного назначения, отдельный полк спецназа «Тигр», отдельный  батальон спецназа и отдельный специальный моторизованный батальон милиции (впрочем, сколько-нибудь полагаться на последний было совершено нельзя).

Правда, в Крыму у нас очень плохо обстояло дело с боевой авиацией. 204-я Севастопольская бригада тактической авиации имени трижды Героя Советского Союза маршала авиации Александра Ивановича Покрышкина тактической группы «Крым» Воздушных Сил ЗСУ, списочно имея в составе 51 самолет (в том числе 45 истребителей), располагала готовыми подняться и вести бой с истребителями противника … четырьмя машинами. Что же касается 10-й Сакской морской авиационной бригады Морской авиации ВМС ЗСУ, то имея в своем распоряжении 23 самолета и вертолета, она не располагала ни одним самолетом или вертолетом, способным вести воздушный бой с реактивными боевыми самолетами или хотя бы специализированными боевыми вертолетами типов Ми-24/35, Ми-28Н или Ка-52. Правда морская авиация русского ЧФ имела на полуострове тоже всего 22 боевых самолета, а среди них ни одного истребителя, но она могла немедленно получить (и получила) поддержку «с другой стороны Керченского пролива».

Однако, эта наша слабость отчасти компенсировалась наличием на тот момент  в Крыму трех отдельных зенитно-ракетных полков тактической группы «Крым» Воздушных Сил, имевших на вооружении хоть и не сильно современные зенитно-ракетные комплексы (ЗРК) и не сильно хорошо подготовленные расчеты ЗРК, но их было вполне достаточно для серьезного противодействия технически отсталой, слабоподготовленной и имеющей низкий боевой дух летного состава русской авиации. Украинские полки располагали ЗРК типов С-300ПС (пять дивизионов) и «Бук-М1» (три дивизиона). Кроме того, отдельный зенитный ракетно-артиллерийский дивизион, имеющий мобильные ЗРК, переносные ЗРК (ПЗРК), а также зенитные ракетно-артиллерийские комплексы (ЗРАК) и самоходные и возимые зенитно-артиллерийские установки (ЗАУ), был также в вышеупомянутой  36-й бригаде береговой обороны Войск береговой обороны ВМС ЗСУ (всего 12 ед. ЗРК «Стрела-10М2», 6 ед. ЗРАК «Турнгкска-М1», 6 ед. счетверенных 23-мм самоходных ЗАУ «Шилка», 12 ПЗРК и 12 ед. 23-мм спаренных ЗАУ ЗУ-23-2; кроме того, ЗАУ ЗУ-23-2 и ПЗРК имелись и в зенитно-ракетных полках – для ближней обороны огневых позиций основных ЗРК).

Хуже всего обстояло дело с соотношением между силами корабельно-катерного состава русского и украинского флотов. Но тут в нашу пользу могла сыграть (конечно, при условии своевременной  отдачи категорических однозначных приказов, и решительных действий по их выполнению с нашей стороны) беспечно-самоуверенная наглость русских. Приведу только один пример: большой корабль разведки и управления  ВМС ЗСУ «Славутич» был блокирован на месте своей стоянки малым противолодочным кораблем (МПК) русского Черноморского флота. При этом русский МПК «лежал в дрейфе под машинами» (то есть неподвижно, но с главной энергетической установкой (ГЭУ), дизели которой – на этих кораблях комбинированная, дизель-газотурбинная ГЭУ - работали на малых оборотах) лагом (бортом) к «Славутичу» всего в двух кабельтовых («кабельтов» - морская мера малых расстояний, равная 185,2 м) от него. Если бы «Славутич» с его водоизмещением, размерами, обводами и прочностью корпуса - неожиданно «с места в карьер» дал самый полный ход и пошел на таран русского МПК - тот был бы обречен. Даже если бы сумел моментально открыть огонь на поражение и сразу добиться попаданий - поскольку потопить, да всего за несколько минут, огнем из 76-мм одноорудийной артустановки и 30-мм шестиствольного зенитного автомата, корабль размером и тоннажем со «Славутич» физически невозможно. А увернуться от таранного удара русский МПК тоже не сумел бы – малая дистанция, положение строго лагом к кораблю противника, ограниченное пространство для маневра и время, необходимое украинскому судну, чтобы дать значительный ход – этого ему бы просто не позволили.

Таран кораблем водоизмещением 5 тыс. тонн немногим более чем 1000-тоннного МПК с весьма легким корпусом гарантированно обернулся бы гибелью МПК в течении нескольких минут. При этому «Славутичу» и его экипажу вовсе не потребовалось бы делать это «ценой своей героической гибели», поскольку при таком соотношении тоннажей, нанося удар самой прочной частью корпуса – форштевнем – «Славутич» гарантированно остался бы на плаву. И так далее, и тому подобное…

Но… «революционный» и.о. Президента и Верховного Главнокомандующего г-н Турчинов, посоветовавшись на заседании РНБО с министром обороны, нашим «великим флотоводцем Апельсиновой Революции» адмиралом Тенюхом, Главнокомандующим - Начальником Генерального Штаба (тогда это была «спаренная» должность, а не две отдельные – как сейчас) ЗСУ генерал-лейтенантом Куциным и почему-то приглашенной на заседание РНБО неизвестно в каком качестве и на каком основании г-жой Тимошенко, - решил действовать (точнее – бездействовать) иначе. Разрешение (именно разрешение, а не обязывающий приказ) применять оружие и только «в случае явной угрозы собственной жизни» (даже не «просто» здоровью!) было отдано военнослужащим крымских группировок ЗСУ, Национальной Гвардии и Госпогранслужбы только 18 марта 2014 года! Результат известен…

В заключение остается только процитировать знаменитые слова великого сэра Уинстона Черчилля, Премьер-Министра Великобритании  в 1940-1945 гг., того самого легендарного уже при жизни «Железного Уинстона», который привел Британскую Империю к статусу одной из «главных держав-победительниц» (официальный политико-юридический термин) во Второй Мировой войне. Как известно, это самая страшная война во всей истории человечества. Но ее Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии закончило, потеряв втрое меньше людей, чем потеряло в Первой Мировой войне. Уинстон Черчиль сказал: «Нация, предпочитающая позор войне, в результате получает и позор, и войну. И, клянусь Господом, это воистину заслуженно

 

P.S. На официальный запрос автора о количестве основных видов вооружения и боевой техники ЗСУ, захваченных русскими в Крыму в феврале-марте 2014 года,  МО официально уведомило меня, что это «военная тайна». Думаю, после прочтения этого материала любой читатель легко угадает причину такой секретности МО Украины…


Автор в 1995-1997 гг. являлся ведущим специалистом – и.о. зам. начальника отдела Аналитического Центра при Министерстве машиностроения, ВПК и конверсии Украины/помощником начальника Главного Управления финансов и внешнеэкономической деятельности Министерства. В 2002-2007 гг. – директор военных и энергетических программ Центра оценки политических рисков. Член Экспертного Совета Центра исследований Армии, конверсии и разоружения (ЦИАКР).

 

ОТ РЕДАКЦИИ

В заключение этого зубодробительного исследования хочется добавить, что описанные выше события явились уже вторым актом предательства национальных интересов. Вероятно, даже при решимости украинского военно-политического командования к большому кровопролитию на Крымском полуострове, его можно было избежать, не допустив "референдума" и сепаратистского сборища в Парламенте АРК. Ведь многие - местные журналисты, общественники, политики, спецслужбисты - криком кричали, что готовится нечто ужасное. Но у тогдашнего руководства страны не хватило духу просто окружить здание Парламента подразделениями спецназа и бронетехникой. И ведь по сей день никто за это не ответил... 



комментарии [1]

30.03.2021 15:31     Мойша Моисеевич Олег! Это была не трусость, а даже очень продуманный путь к когда-то упущенной возможности создать из Крыма республику Израиль. Только для незнающих профанов неизвестно, что передача Крыма в Украину была спланирована еще Сталиным с целью недопущения ситуации с передачей Крыма после той страшной войны под Международную юрисдикцию и создание государства Израиль. С этой целью и передался Крым в Украину. А нету Крыма в составе РФ. нет предмета спора. Сейчас настал час все исправить и возвратить на свои места. Турчинов и прочие Вальцманы и Капительманы и ЗелепухМаны инициировали этот процесс. Скоро Россия отдаст Крым под власть международного иудейства.
Комментировать статью
Автор*:
Текст*:
Доступно для ввода 800 символов
Проверка*:
 

также читайте

по теме

фототема (архивное фото)

© фото: Олег Ельцов

   
новости   |   архив   |   фототема   |   редакция   |   RSS

© 2005 - 2007 «ТЕМА»
Перепечатка материалов в полном и сокращенном виде - только с письменного разрешения.
Для интернет-изданий - без ограничений при обязательном условии: указание имени и адреса нашего ресурса (гиперссылка).

Код нашей кнопки:

  Rambler's Top100