ТЕМА

«Джаз-Коктебель-2009»: не только джаз

17 сентября 2009 | 02:12 , Олег Ельцов, ТЕМА, фото автора

распечатать        комментарии [2]       добавить в

Седьмой джазовый фестиваль в Коктебеле успешно состоялся. Ползавшие с прошлого года слухи о смене собственника и возможном «переезде» феста не оправдались. Кризисные опасения организаторы также развеяли как дым, показав выскочкам от фестивального движения вроде учредителей бесславно провалившегося «Свиржа», что делать фестивали и слушать музыку это две большие разницы. Мы успешно проинспектировали Коктебель в его джазовые деньки. Отчитываемся.


Организаторы фестиваля позиционируют свое детище как самое крупное джазовое событие на просторах СНГ. С этим можно спорить. Донецк, к примеру, в состоянии дать фору Коктебелю по критерию «джазовости». Но у донечан неформальный хозяин края Ахметов больше склонен к развитию спорта, чем музыкальных искусств. А неформальный мэр Коктебеля, он же – телезвезда Дмитрий Киселев, и к джазу не равнодушен и олигархов-меценатов раскошелить умеет.

У коктебельцев есть в том и корыстный мотив: продлить курортный сезон, заманить туриста. Это им удается. Едва фестиваль закончился, многочисленные торговцы немедленно свернули палатки и убыли на собственный, зимний, отпуск. Поселок у моря опустел до следующей весны.

Нынешний фестиваль значительно отличался от предыдущих. Кажется, огрехи, совершенные в прошлые годы, организаторы попытались исправить. Наконец, с набережной у дома Волошина убрали главную сцену, из-за которой вечером было не протолкнуться. Зато в сквере волошинского дома-музея организовали малую сцену. Здесь сначала проходили литературные чтения, а потом – джазовые выступления. Причем, именно волошинская сцена могла называться поистине джазовой. То, что происходило на главной сцене, разбитой в конце набережной, за холмом Юнге, имело самое отдаленное отношение к джазу, а порой и к музыке. Ожидания, возложенные на хэдлайнеров фестиваля, оказались излишними. Если поляки Vo Vo неплохо смотрелись на общем фоне, впрочем, откровением их музыку назвать было нельзя, то «Гайдамаки», с которыми поляки решили выпустить совместный диск, получивший немалую раскрутку в Польше, показали, что в серьезной кампании они выглядят не более чем лабухи с сельской свадьбы. Как минимум, их лидеру следует взять уроки основ вокала. Впрочем, "ум-ца-ца" в исполнении украинских "звезд" стало типичным явлением. Оно, наверное, логично: гражданам аграрной державы - соответствующую музыку.

Российские «Текиладжаз» имели к джазу не большее отношение, чем украинские «шароварщики» от эстрады. Зарубежные исполнители тоже оказались представителями второго эшелона джазовой попсы. Собственно, реакция аудитории была соответствующей: народ явно «не перло».

Что удивительно: наиболее интересные выступления происходили средь бела дня, когда зрителей было много меньше, чем вечером. Зато реакция на такие выступления была весьма бурной.

Трудно поверить, что устроители не знают, как отличить джаз от попсы, а профессионалов от дилетантов. Присутствие в команде организаторов Алексея Когана – достаточное условие для понимания уровня приглашенных исполнителей. Возможно, ангажируя явных лабухов, организаторы таким образом решили позаигрывать с толпой, угодить вкусам людей случайных, приехавших в Коктебель не за джазом. Но если в музыке нет драйва, это становится ясно даже любителю шансона. Как сказал автору бармен, все фестивальные дни торговавший в зрительском секторе пивом, по его мнению, на главной сцене нечего было слушать. По мнению этого маленького украинца в следующем году желающих платить за выступления явно поубавится.

Кстати, в этом году устроители впервые ввели плату за посещение концертов. А абонемент на все дни стоил немалые 350 гривен. Работало свыше ста волонтеров. Ну и конечное же, традиционный спонсор фестиваля – завод вин и коньяков «Коктебель». Благодаря ему пресса побывала на заводе и много чего продегустировала.

В роли волонтера выступила с концертами легендарная «Умка». Дженис Джоплин русского рока вдруг появилась в кафе «Калипсо», где совершенно бесплатно устроила душераздирающий концерт к восторгу толп хиппи, отаборившихся рядом – «на зеленке» за нудистским пляжем. Потом она продавала свои диски, мило со всеми беседовала, после чего последовала в гламурное кафе в центре набережной. Там устроители дали ей возможность выступить под рев расположенного рядом танц-зала. Хиппи и прочих людей с улицы на это выступление не пускали. Прорвались самые отчаянные. В паузе между концертами автор смог взять у Умки микро-интервью.

- Как вы здесь оказались, и почему вас нет на фестивальной сцене?

- Оказалась почти случайно. Давно мечтала выступить на «Джаз-Коктебеле», да все не складывалось. Среди организаторов у меня есть друзья, вот они буквально за день позвали, но предупредили, что денег заплатить не смогут. Но такое меня еще никогда не останавливало. А поскольку программа фестиваля уже расписана, то мне организовали пару выступлений в кафе. У нас в Коктебеле живет друг, у него есть дом, где мы и поселились.

- Прямиком из Москвы приехали или в Крыму отдыхали?

- Я в Крыму не отдыхаю ,а живу. Мой муж из Севастополя, вот и переехали сюда: в Москве совершенно невыносимо.

- Скажите, а правда, что рок-н-ролл уже мертв?

- Глупости! Он никогда не умирал.

- Но откуда же столько попсы в последнее время?

- А попсы всегда было больше.

- Но ведь были и 60-70-е годы…

- Просто это был короткий период, когда рок стал модным. Но потом пришли всякие «Смоки»…

- Да пусть будут хоть «Смоки», но зачем же выбрасывать из жизни и музыки драйв? Почему вокруг правит бал вся эта искусственная мертворожденная тусовка?

- Вы большой пессимист. Видели, какие люди только что пришли на наше выступлении в «Калипсо»? Все здорово!

- Вы не задумывались над тем, что происходит в последние годы в музыке? Почему все это убожество поперло на сцену?

- Гламуру конец. Кризис, понимаешь! Теперь им уже не платят денег, а они не хотят играть бесплатно. Неформальное движение в музыке и вцелом среди молодежи набирает силу. Спасибо кризису: когда человек теряет работу, когда ему не за что шляться по бутикам, он вдруг останавливается, задумывается и понимает, что кроме «Умки» у него ничего и не осталось. Если б вы знали, какой народ в последнее время пошел на наши концерты, насколько возрос интерес к тому, что мы делаем.

- Но я все равно не могу понять, кто приводит на сцену всех эти «белок-стрелок». Почему не вкладывают деньги в таких как вы?

- Откровенно говоря, меня меньше всего интересует то, что сегодня происходит на эстраде. Знаете, я люблю готовить и угощать. Я отвечаю за свой борщ и свой плов, которым я кормлю близких мне и дорогих людей. Я не могу и не хочу отвечать за качество борща в международном масштабе. Главное, чтобы мой борщ был вкусным.

- Иными словами: «Помоги ближнему своему».

- Ну, типа того.

- Кстати, сразу после концерта Умки выступила Полина Свиридова – уникальная музыкантка и певица. Молодая совсем девчонка из Томска, в прошлом году она стала открытием фестиваля. Приехав поработать волонтером, случайно вышла на сцену и запела… Пела и в этом году. Запомните это имя!

И все же я не уверен, что поехал бы на подобного рода фестиваль, проходи он где-то в Симферополе. Но в Коктебеле есть еще и море, и совершенно уникальный конгломерат летних оккупантов. Здесь максимальная концентрация самых удивительных персонажей. Прогулка по ночной набережной сродни посещению театра миниатюр: на каждом шагу «актеры» играют собственную пьесу. Тут найдешь кафе с музыкой на любой вкус и чудаков всех сословий. В Коктебеле можно ходить грязным и почти не одетым, как здешние хиппи, можно петь караоке, можно танцевать под что-то кислотно-электронное, можно пить вино где попало, в том числе приносить бутылку с собой в столовую, можно дурачиться не взирая на возраст. Конечно, концентрация плебса с каждым годом повышается, но пока эти люди не претендуют на изменение коктебельских порядков. Даже ярко выраженные «кокни» ведут себя почти как джентльмены. В этом одна из главных особенностей и достоинств Коктебеля – тотальный «позитив».

Внешне городок мало чем отличается от прочих крымских мест. Вся набережная сегодня – сплошное торжище: концентрация торговых точек выше критической. Здесь с трудом отыщешь урну, посему – тотальная грязь. За сто метров до выхода к главной сцене – гора мусорных мешков, которые не убираются днями. Последние метры ко входу на фан-зону – пыль да бугры. Почему власти не позаботились о том, чтобы вымостить элементарный тротуарчик – тайна великая есть.

Но вдруг на следующий год организаторы все исправят? Надежда не велика. Но даже если этого не случится, мы все равно туда вернемся.

 



комментарии [2]

11.07.2010 12:28     Владимир увидел медведя,кто его сломал,у какого козла рука поднялась - ЭТО МОЙ МЕДВЕДЬ - я его делал
18.09.2009 10:38     Справжнiй Iндеець Умка рулит!
Вина и коньяки, даже в Когтебле, после Горбатого - отрава народа.
Когтибля всегда был попсой, а особенно после того, как Юнгу перегнали на Зелёнку.
Да здравствует кризис.
Комментировать статью
Автор*:
Текст*:
Доступно для ввода 800 символов
Проверка*:
 

также читайте

Загрузка...

по теме

фототема (архивное фото)

© фото: Олег Ельцов

   
новости   |   архив   |   фототема   |   редакция   |   RSS

© 2005 - 2007 «ТЕМА»
Перепечатка материалов в полном и сокращенном виде - только с письменного разрешения.
Для интернет-изданий - без ограничений при обязательном условии: указание имени и адреса нашего ресурса (гиперссылка).

Код нашей кнопки:

  Rambler's Top100

Разработка и дизайн сайта