ТЕМА

Страна-тюрьма. Грозят ли Украине бунты заключенных, как в Бразилии

17 января 2017 | 10:31 , Юрий Вишневский

распечатать        комментарии [0]       добавить в

Переполненные тюрьмы и коррумпированная охрана – вот главные «секреты», почему исправительная система в Бразилии оказалась под управлением бандитских группировок.


Последние события в Бразилии важны для Украины по разным соображениям. Во-первых, интересно знать реальное положение дел в стране, которую еще недавно вместе с Россией, Индией, Китаем и ЮАР включали в число лидеров по темпам экономического развития. Сейчас аббревиатура БРИКС воспринимается с гораздо большим скепсисом, чем несколько лет назад, и одной из причин этого, наряду с кризисом в России, вызванным захватнической политикой Путина, стали политические катаклизмы в Бразилии, приведшие в прошлом году к импичменту Дилмы Русеф. Произошедшая уже в новом году серия тюремных бунтов в Бразилии вскрыла неприглядную картину нравов, царящих в пенитенциарной, да и во всей властной системе этой страны.

Но помимо чисто познавательного интереса есть и другие, более прагматичные соображения, заставляющие присматриваться к бразильским событиям. Если мы хотим, чтобы эти события не повторились через какое-то время в Украине, нужно извлечь из них уроки. А для этого – разобраться в причинах тюремных бунтов и бандитских войн в Бразилии и постараться обезопаситься от подобных причин у нас.

Хроника бунтов заключенных

Новый год в Бразилии начался серией тюремных бунтов. По последним данным, были убиты около 100 человек. Одна из главных причин – конфликт местных преступных группировок, который вылился в настоящую войну. Но последние события – также следствие давнего кризиса местной исправительной системы. Тюрьмы переполнены, и власти зачастую неспособны поддерживать там порядок. Этим нередко почти официально занимаются местные бандитские группировки.

Беспорядки начались 1 января в тюрьме в Манаусе – столице северного штата Амазонас. Она управляется частной компанией, но неофициально, по имеющимся данным, контролируется бандой "Северная семья" (Família do Norte). Ее представители раздобыли оружие, взяли в заложники охрану и атаковали заключенных из другой группировки – "Первая столичная команда" (Primeiro Comando do Capital).

В тюрьму были отправлены полицейские силы. Но прежде чем они взяли ситуацию под контроль, были убиты более 50 человек (по неофициальным данным – более 60). Около половины из них – обезглавлены, некоторые – расчленены. Более сотни заключенных, воспользовавшись ситуацией, сбежали.

Мятежники почти не выдвигали требований властям – попросили лишь, чтобы полиция, прибывшая для подавления бунта, вела себя сдержанно. "Этого они и хотели – убить своих конкурентов и получить гарантию, что полиция их не тронет", – заявил по этому поводу представитель бразильского правительства.

Через несколько дней беспорядки и убийства повторились в другой тюрьме – на этот раз в государственной (в Боа-Висте – столице северного штата Рорайма). Бунт там устроили сторонники "Первой столичной команды". Были убиты около 30 человек. Некоторые обезглавлены, у других вырезаны сердца. На месте бойни была оставлена надпись "Кровь за кровь".

 

Фото: Haqqin.az

 

По неофициальной версии, это месть сторонникам "Северной семьи" (или другой связанной с ней группировки). Хотя власти это отрицают. Они утверждают, что второй инцидент – следствие внутренних конфликтов в одной из банд (якобы расправа над теми, кого заподозрили в предательстве).

Спустя несколько дней последовал еще один бунт в Манаусе. Его жертвами стали четыре человека. Официально утверждается, что с войной банд он не связан. Общее число жертв тем временем уже можно сравнить с тем, сколько жизней унесло подавление в 1992 г. бунта в тюрьме Карандиру в Сан-Паулу (тогда были убиты более 100 заключенных).

Причины бандитских войн

Наиболее влиятельные преступные группировки в Бразилии – "Первая столичная команда", обосновавшаяся в Сан-Паулу, и "Красная команда" (Comando Vermelho), базирующаяся в Рио. Раньше им удавалось кое-как сосуществовать, но в последнее время конфликты между ними обострились из-за контроля над наркотрафиком – потоками наркотиков, поступающих в Бразилию из других стран региона (в частности, Колумбии).

По одной из версий, ключевым эпизодом стало недавнее убийство Хорхе Рафата Тумани – бразильского наркобарона, проживавшего в Парагвае. Предполагалось, что его убили по заказу "Первой столичной команды", решившей прибрать к рукам его бизнес (контроль над наркотрафиком на юго-восточном участке границы). И это якобы не устроило "Красную команду".

 

Фото: grid.mk

 

"Первая столичная команда" считается самой влиятельной в Бразилии. По данным правительства, к 2012 г. ее численность достигла около 13 тыс. человек. Ежегодные доходы от наркотрафика исчислялись десятками миллионов долларов. Другие источники дохода – похищения людей, вооруженные ограбления и мошенничество.

По последним данным, группировка пытается занять позиции в Рио, т.е. на территории, контролируемой конкурентами из "Красной команды". Те, в свою очередь, стараются заручиться поддержкой других банд. Среди их союзников оказалась и "Северная семья", устроившая бойню в штате Амазонас.

Сейчас в мессенджерах распространяются призывы от имени "Первой столичной команды" – обещания отомстить "Северной семье", "стереть ее с лица земли". В прошлом группировка продемонстрировала, что в случае угрозы ее интересам может начать не только тюремные бунты, но и уличные бои. Так было в 2006 г., когда ее лидер, находясь за решеткой, узнал, что его собираются перевести в тюрьму с более строгим режимом. В ответ группировка стала атаковать полицейских в Сан-Паулу, и в последовавших столкновениях были убиты сотни людей, включая случайных жертв.

 

Фото: zalik.org.ua

 

Почему тюрьмы переполнены

По данным Международного центра тюремных исследований (ICPS), Бразилия – четвертая в мире страна по числу заключенных (622 тыс. на конец 2014 г.), после США (2,22 млн), Китая (1,65 млн) и России (634 тыс.). С каждым годом население бразильских тюрем растет: за 20 лет оно увеличилось почти вчетверо (в 1995 г. составляло 173 тыс.).

При этом тюрьмы уже переполнены в среднем более чем на 57%. Частично это следствие процедурных задержек. Свыше 36% обитателей тюрем – арестанты, ожидающие приговора. Они ждут суда месяцами, многие – даже годами.

В докладе Human Rights Watch (HRW), посвященном бразильским тюрьмам, описывалась камера с койками для шести человек, в которой жили около 60 заключенных. Некоторым даже не хватало места на полу – один из них спал сидя, привязав себя к решетке.

Тюрьмам не хватает и охраны. По нормам, полагается один охранник на пять заключенных, но на практике это нередко не соблюдается. Так, в штате Пернамбуко, по данным HRW, соотношение составляет примерно 1:30. А в некоторых тюрьмах, как утверждает социолог Камила Диас, один охранник приходится на несколько сотен заключенных.

 

Фото: zalik.org.ua

 

Все это – предпосылки для насилия и болезней среди заключенных. По статистике, уровень убийств в местах лишения свободы в несколько раз выше, чем в среднем по стране. Уровень заболеваний туберкулезом и ВИЧ – в десятки раз выше.

Еще один фактор – коррупция. По имеющимся данным, оружие для одного из бунтов (в том числе огнестрельное) заключенные получили, подкупив охранников. Это обошлось примерно в 1 тысячу реалов (около $300) на человека. Взятки за доставку наркотиков и мобильных телефонов меньше – около 200 реалов (примерно $60).

Почему процветают банды

Переполненные тюрьмы вкупе с недостаточным количеством и коррумпированностью охранников – прекрасная среда для процветания банд. Не случайно обе самые сильные преступные группировки, действующие в Бразилии, основаны заключенными.

Среди создателей "Красной команды" были политзаключенные, боровшиеся с военной диктатурой 1964–1985 гг. А создание "Первой столичной команды" стало ответом на жестокое подавление бунта в тюрьме Карандиру в 1992 г. Одной из целей этой группировки изначально была защита прав заключенных.

Влияние банд закономерно распространилось на тюрьмы. Группировки пополняли там свои ряды и вели нелегальный бизнес. Более того, они получили прямой контроль над тюремной территорией.

 

Фото: zalik.org.ua

 

Система, описанная в докладе HRW, действует почти официально. Ее существование подтвердили и чиновники. Она сводится к тому, что охранники следят лишь за внешним периметром, а отдельные блоки контролируют заключенные с особым статусом. У них даже есть ключи от блоков и отдельных камер.

В их ведении находится торговля наркотиками. Они также занимаются поборами с других осужденных – например, вымогают деньги за спальные места. За выполнением их приказов следят неофициальные охранники, также набранные из заключенных. Официальная администрация также на их стороне. "Если они жалуются на кого-то, приводят свидетелей, мы им верим и наказываем того, на кого они указали", – заявил правозащитникам директор одной из тюрем.

Иногда заключенных с особым статусом назначает тюремная администрация. В других случаях они сами выбирают своих преемников. Известно, что такие должности могут продаваться – в одном случае, как рассказал анонимный чиновник, плата составила более $20 тыс.

Влияние банд заходит достаточно далеко. В полицейском отчете сообщалось, что пару лет назад представитель администрации штата Амазонас заключил сделку с лидером "Северной семьи", чтобы та помогла вывести одну из тюрем из-под контроля "Первой столичной команды". Взамен наркобарону (на тот момент он находился за решеткой) гарантировали, что его не переведут в тюрьму со строгим режимом.

 

Фото: insightcrime.org

 

По слухам, нечто подобное произошло и в 2006 г. во время упомянутых беспорядков в Сан-Паулу. По неофициальной информации, власти, столкнувшись с уличными бунтами, вступили в переговоры с лидером "Первой столичной команды", предложили послабление режима (среди прочего – предоставить больше телевизоров, чтобы заключенные могли смотреть чемпионат по футболу) и договорились о прекращении огня. Официально это отрицалось.

Может ли это повториться в Украине

Согласно данным ICPS, по числу заключенных на 100 тыс. населения Бразилия занимает 32-е место с показателем 307, который более чем вдвое ниже, чем в США (693), и заметно уступает российскому (447). Украина в этом рейтинге на 85-й строке с показателем 167, хотя еще в 2013-м он составлял 324, т.е. превышал нынешний бразильский.

Сама по себе эта статистика говорит лишь о том, что содержать большое число заключенных (по отношению к численности населения) может позволить себе лишь богатая страна, как США, или тоталитарная, как Россия. Бразилия, нарастив за 20 лет тюремное население почти вчетверо, не изыскала ресурсов ни для строительства достаточного числа новых тюрем, ни для соответствующего увеличения персонала тюремной охраны, ни для расширения пропускной способности органов дознания, следственных подразделений, прокуратуры и судебной системы, которые не справляются с нарастающим валом уголовных дел.

 

Фото: EPA/UPG

 

Вместо всех этих затрат Бразилия де-факто отдала свою пенитенциарную систему в управление бандитским группировкам. Несомненно, это способствовало росту их влиятельности и не могло не привести к дальнейшему повышению уровня преступности, а особенно – к расцвету организованной преступности. Бандам только выгодно, чтобы как можно больше людей прошло через тюрьмы, поскольку среди этого контингента гораздо легче рекрутировать новых членов.

Усиление банд и расширение их роли по обе стороны тюремных стен наверняка было бы невозможно без содействия со стороны политиков и правоохранителей. О том же свидетельствуют и политические корни крупнейших банд, и контроль этих банд над наркотрафиком. Также и войны между бандами могут быть одним из проявлений борьбы между соперничающими группировками среди политиков, чиновников и силовиков.

Для Украины все это вполне может стать реальностью. Достаточно, чтобы за короткое время резко выросло число заключенных. Все прекрасно знают, когда это может произойти: после деоккупации Донбасса.

 

Фото: УНИАН

 

По данным Государственной пенитенциарной службы Украины, которые приводит ICPS, к сентябрю 2016 г. число заключенных в Украине упало ниже 61 тыс., хотя еще в 2000 г. их было 219 тыс., в 2013-м – 147 тыс. Этот результат получился благодаря многим факторам, но в последние три года главным было то, что из статистики выпали тюрьмы на оккупированной территории.

Поэтому изумляют (и пугают) мечтания тех, кто собирается после деоккупации Донбасса посадить сотни тысяч или хотя бы десятки тысяч коллаборантов. Если к нынешним 60 тыс. заключенных (среди которых и сейчас немалая доля представителей шахтерского края) добавить еще столько же (или еще больше) с Донбасса, мы просто взрастим в наших тюрьмах банду, по сравнению с которой бразильские Comando Vermelho, Primeiro Comando do Capital и Família do Norte будут выглядеть дворовой шпаной.

У этой банды будут очень мощные политические корни, очень крепкие связи в ментовско-прокурорско-судейской среде, серьезные финансовые ресурсы (обеспеченные тем же наркотрафиком и вдобавок трафиком нелегального оружия). И она первая будет заинтересована в том, чтобы нарастить число заключенных до уровня 2000 г. и выше, переполнить тюрьмы – и так далее по бразильскому сценарию.

Чтобы не допустить всего этого, мы будем вынуждены установить для себя какую-то верхнюю планку числа заключенных с Донбасса. Главное – посадить командиров и гражданских руководителей коллаборантов, а также обслуживавших их политиков и пропагандистов. А вместо новых тюрем лучше, наверное, строить нормальные автобаны.

"Деловая столица"



Комментировать статью
Автор*:
Текст*:
Доступно для ввода 800 символов
Проверка*:
 

также читайте

Загрузка...

по теме

фототема (архивное фото)

© фото: Noname

грядет похолодание?

   
новости   |   архив   |   фототема   |   редакция   |   RSS

© 2005 - 2007 «ТЕМА»
Перепечатка материалов в полном и сокращенном виде - только с письменного разрешения.
Для интернет-изданий - без ограничений при обязательном условии: указание имени и адреса нашего ресурса (гиперссылка).

Код нашей кнопки:

  Rambler's Top100