ТЕМА

Защита морских границ или деньги на ветер? Какой военный флот нужен Украине?

25 февраля 2021 | 08:41 , Сергей Гончаров. для "ТЕМЫ"

распечатать        комментарии [2]       добавить в

На днях увидела свет новость: На строительство корвета для ВМС Украины в 2021 году выделят 3,8 млрд. грн. Радостные эмоции схлынули, пора разобраться что же происходит с украиским ВМФ в действительности.


Сергей Гончаров

Главнокомандующий ВС Украины генерал Хомчак в День Вооруженных Сил, 6 декабря 2020-го года,рассказал Интернет-изданию «Апостроф» о том, как решается вопрос перевооружения флота ВМС ВСУ и что нужно для максимально эффективного выполнения боевых задач. Процитирую:

«… только не «москитный» флот. Вообще нам нужно понять, по каким принципам мы развиваемся. Если мы идем по принципам НАТО, то там никто не делает технику, в которой точно должен погибнуть человек. Хотя они везде говорят, что ты должен любой ценой выполнить поставленную задачу, но все их усилия все равно направлены на то, чтобы ты при этом остался жив. Поэтому, если мы говорим о москитном флоте, то мы говорим о катерах-камикадзе, которые имеют билет в один конец», - заявил генерал Хомчак.

В связи с этим он выразил мнение, что следует закупить норвежские противокорабельные ракеты (ПКР) типа NSM (Naval Strike Missile) с дальностью пуска до 180 км и еще 16 «б/ушных» американских патрульных катеров (ПКА) типа Mark VI, и это решило бы наши самые насущные проблемы в войне на море на ближайшее время. 

«Великобритания находится на стадии подписания договора о производстве для нас 8 ракетных катеров, именно с ракетами NSM, которые имеют дальность поражения в 180 км. Они нам будут делать еще два противоминных катера. Мы также будем иметь 5 американских "Айлендов". два уже есть, а еще три на подходе. Далее, в ближайшие годы, мы планируем иметь на флоте 4 корвета» - подытожил генерал.

За два месяца до этого, 7 октября 2020 года Министр обороны Украины Андрей Таран и Государственный секретарь по делам обороны Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии Бен Уоллес подписали «Меморандум об усилении сотрудничества между Соединенным Королевством и Украиной в военной и военно-технической сферах». Документ предусматривает привлечение финансирования Британского экспортного кредитного агентства в размере 1,25 млрд. английских фунтов стерлингов (примерно $1,6 млрд. по тогдашнему  курсу). Кредит будет предоставлен на 10 лет с момента вступления соглашения в силу. О других условиях, сопровождающих его предоставление (в частности % по кредиту) – не сообщается.

Договоренность, достигнутая в переговорах перед подписанием этого документа, предусматривает вооружение ВМС Украины «современными ракетными катерами (РКА), которые совместимы со стандартами НАТО и будут способны закрыть потребность в кораблях такого класса в Черном и Азовском морях».

В посольстве Великобритании в Украине также заявили, что Меморандумом предусматривается «поддержка судостроительных мощностей» в Украине. «Украина будет иметь возможность «наблюдать и учиться» при постройке кораблей в Британии, параллельно модернизируя собственное кораблестроение», - говорится в официальном комментарии пресс-отдела британской дипломатической миссии в Киеве.

По данным интернет-издания «Европейская правда», два первых корпуса будут изготовлены на британской верфи при участии специалистов украинского предприятия – будущего производителя. Его должно определить Правительство Украины, наиболее вероятным кандидатом называлось ПАО «Судостроительный завод «Океан» в Николаеве. В дальнейшем все производство - от сборки корпусов до оснащения кораблей механизмами, оборудованием и вооружением – должно будет происходить в Украине.

Часть средств британского кредита будет потрачена также на создание инфраструктуры для базирования новых РКА в Очакове.

Но на этом военно-судостроительные новости не иссякли. Сначала появилась информация (ее опубликовало одесское Интернет-издание «Думская.net»), что: «В Командовании и Штабе ВМС ВС Украины обсуждают три варианта программы постройки ракетных кораблей в интересах национального флота за счет Великобритании. Кроме предложенного британского, рассматриваются также один украинский и еще один из Турции. Выбор конкретного проекта строительства сейчас обсуждают на переговорах, начатых после подписания Меморандума от 7 октября». По утверждению издания, предложенный британцами вариант в адмиральских и офицерских кругах ВМС Украины называют «большими яхтами», чей внешний вид «скорее похож на гражданское судно, чем на боевое».  

Украинский вариант РКА разработан Николаевским Казенным Исследовательско-Проектным Центром Кораблестроения дивизиона «Судостроение и судоремонт» Госконцерна «Укроборонпром». Он должен быть несколько меньше 50-метрового британского, имеет средства ПВО (от автора: это очень странное утверждение; британцы явно не могли предложить большой РКА без средств ПВО) и более мощное артиллерийское вооружение (76,2-мм универсальную – т.е. способную вести огонь и по морским и по береговым, и по воздушным целям – автоматическую носовую артустановку вместо 57-мм аналогичной на британском катере). Турки же предлагают на эти средства построить серию многофункциональных корветов УРО (УРО – «управляемое ракетное оружие») по их проекту (проект Ada, созданный в рамках программы MILGEM - не самый новейший тип: головной корабль этой серии был спущен на воду еще в 2008-м).

Прямо скажем, эта «утечка» оставила крайне странное впечатление. Никто, хотя бы минимально знакомый с экспортным целевым кредитованием, в здравом уме не станет предполагать, что на деньги британской государственной кредитной организации будут строиться какие-то иные корабли, кроме британских.

Впрочем, интрига не закончилась и на этом. Сначала появилась информация, что Командование ВМС хочет пересмотреть потенциальный «британский катерный контракт». Соглашаясь на сокращение числа приобретаемых для флота РКА до шести, оно пожелло взамен получить два тральщика – искателя мин (ТЩИМ). И тут – мы решили «станцевать Go-Go на двух столах сразу». 14 декабря Министр обороны Украины Таран подписал соглашения с группой турецких компаний о передаче технологий и производстве многофункциональных корветов УРО, а также беспилотных авиационных комплексов с тяжелыми разведывательно-ударными беспилотными летательными аппаратами (БПЛА, в просторечии – «дроны») турецкой разработки для нужд Вооруженных Сил Украины.

Как сообщил сайт национального МО, подписание состоялось в рамках визита в Украину большой и представительной турецкой делегации во главе с Президентом Директората оборонной промышленности Турецкой Республики Исмаилом Демиром (интересно в этой связи, что буквально в тот же день – г-н Демир попал под официальные персональные санкции Государственного Департамента Соединенных Штатов. Формулировка гласила: «Несмотря на наши предупреждения, Турция продолжила закупку и испытания системы С-400 из России. Сегодняшние санкции против Управления оборонной промышленности Турции демонстрируют, что США полностью соблюдают закон CAATSA. Мы не потерпим крупных сделок с оборонным сектором России».)

По информации, имеющейся в настоящее время, первый корвет УРО класса Ada для ВМС Украины будет построен по формуле 50:50, а его готовность к испытаниям ожидается в 2023 году. Если изначально рассматривался вариант строительства первого корабля полностью в Турции, то теперь решено, что Украина сама достроит его на отечественных судостроительных мощностях, а в Турции только построят корпус, который затем прибуксируют в Украину для достройки на плаву. Так об этом информагентству Defense Express сообщили источники в МО Украины.

Остальные три корвета построят исключительно на украинском судостроительных мощностях и с гораздо бОльшей долей отечественных компонентов. Например, если на головном корабле будет иностранная главная энергетическая установка (ГЭУ), то на остальных – уже газотурбинная ГЭУ от николаевского ГП «Научно-Производственный Комплекс газотурбостроения «Заря-Машпроект» (также входящего в дивизион «Судостроение и судоремонт» госконцерна «Укроборонпром»).

Государственные испытания корветов будут проведены совместно с турецкой стороной.

И, ЧСХ, - главным кандидатом на роль «нового отечественного корветостроителя», намечается все тот же завод «Океан», который должен был строить РКА по британскому проекту. Как он сможет осуществлять параллельно обе программы – тайна велика есть.

Все было бы замечательно, если бы не было печально. Согласно озвученным планам можно констатировать, что к 2030 году флот ВМС Украины (тут нужно заметить, что ВМС состоят не только и более того – даже не столько из флота, то есть боевых и боевого обеспечения кораблей и катеров, судов обеспечения и различных плавсредств; в ВМС входит также сухопутный компонент (Командование морской пехоты, фактически являющееся, впрочем, не морской пехотой, а войсками береговой обороны), морская авиация и ряд других родов войск, частей, служб, учреждений и организаций. В целом, боевые корабли и боевые катера сейчас составляют около 1/3 совокупной боевой мощи «ВМС прибрежных вод», а фактически - ВМС Украины, будет иметь в боевом составе «фрегат» (фактически – корвет) УРО «Владимир Великий» (под вопросом), противолодочно-патрульный фрегат «Гетман Сагайдачный», 4 многофункциональных корвета УРО, 6 больших РКА, 7-8 малых морских бронированных ракетно-артиллерийских катеров (БРАКА; официально именуются «малыми бронированными артиллерийскими катерами», МБАКА типа «Гюрза-М», 5-6 больших типа Island и 16 малых типа Mark VI ПКА УРО, 2 тральщика - искателя мин, 2-3 вооруженных бронированных малых пехотно-десантных катера типа «Кентавр-ЛК» (официально именуются БДШК - «бронированными десантно-штурмовыми катерами») 1 малый ПКА (официально – «артиллерийский» катер», АКА; но фактически вооружен только спаркой крупнокалиберных пулеметов) и средний корабль разведки и управления. Возможно также, в 2030 году все еще будут служить один устаревший РКА (в качестве РКА или в качестве большого АКА – пока непонятно) и один рейдовый тральщик (РТЩ).

Если Украина примет официально до сих пор сохраняющее актуальность со стороны Москвы предложение РФ вернуть нам корабли, захваченные русскими в Крыму в марте 2014 года, флот ВМС Украины могут также вновь пополнить и прослужить до 2030 года и даже далее еще 2-4 корвета (2 противолодочных корвета, один легкий противолодочный корвет и один ударный корвет УРО, фактически являющийся большим РКА), вооруженный большой танкодесантный корабль и большой корабль разведки и управления. 

В виде простого перечня для человека несведущего все это выглядит для нашей страны, отказавшейся от мечты превратиться в великую морскую державу, весьма внушительно.

Но какова реальная ценность такого флота, даже если планы будут обеспечены финансированием и прочими ресурсами (включая политические и административные), и полностью ли воплотятся в жизнь в установленные сроки?

И тут начинается самое интересное. При серьезном анализе возникает главный вопрос: А ЗАЧЕМ НАМ ВСЕ ЭТО НАДО?

В условиях тотального превосходства противника в воздухе над Черноморским морским театром  военных действий (ТВД) любой корабль и катер водоизмещением условно более 100 тонн (если только это не подводная лодка) - не более чем мишень. Даже имея самую сильную для корабля/катера своего класса и тоннажа ПВО/ПРО и даже обладая технологией Sea Stealth (специфического морского варианта широко известной авиационной технологии радиолокационной малозаметности Stealth).

Технологию Sea Stealth нам никто не продаст. Чтобы понять насколько жестко контролируется ее экспорт, достаточно сказать, что доступ к кораблям и катерам, выполненным по такой технологии ( не говоря уже о доступе к самой технологии) не имеют даже бОльшая часть прямых военных союзников США, государств имеющих с Соединенными Штатами договоры «о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи» (если пользовать до сих пор принятой нашей дипломатией советской формулировкой).

Тем более, такой флот не выживет в бою. Погибнув, он не нанесет противнику никакого ущерба, если он малочисленный, и насчитывает десяток-дюжину ракетных кораблей и катеров.

Генерал Хомчак рассказывает нам увлекательные истории о ракетах, поражающих цели на дистанции 180 километров. Да, ПКР NSM действительно может лететь на такую дальность, но вот только цель предварительно нужно обнаружить, классифицировать, определить элементы ее движения, ордер (боевой порядок) и классы целей в группе (если цель групповая). А для этого - нужен радар обнаружения надводных и воздушных целей (РЛС ОНВЦ). Но у РЛС ОНВЦ есть серьезное ограничение. Называется оно - «радиогоризонт».

Дабы не вдаваться в нудные физические и математические подробности, просто скажу, что кривизна земной поверхности не позволяет радару, расположенному на определенной высоте над уровнем моря, видеть цели, расположенные на некой определенной высоте над уровнем моря дальше, чем на определенном расстоянии. Причем видеть ни при каких обстоятельствах – даже если без учета фактора радиогоризонта, другие технические возможности радара и характеристики цели (например ее большой размер, и большая площадь надводного борта,  а соответственно - большая радиолокационная заметность) это вроде бы позволяет. РЛС ОНВЦ  фрегата водоизмещение в 4000 тонн (водоизмещение тут важно, поскольку оно диктует - хотя и не в прямо-жесткой форме - высоту палубы над ватерлинией, высоту надстроек и высоту матч, а соответственно и ту высоту, на которую – верхней части мачты может быть вынесена антенная решетка радара) может обнаружить корабль противника водоизмещение 6000 тонн на дистанции не более 100 км. Для гипотетического же РКА британской постройки, который будет  в 5-6 раз меньше такого фрегата по тоннажу (а тут еще надо принять во внимание, что РКА при прочих  равных имеют более «приземистый» силуэт), противником которого будет малый ракетный корабль или корвет русского Черноморского флота – обнаружит цель еще на меньшем расстоянии.

Резонный вопрос: а зачем тогда «глупые» норвежцы придают дальность своим ракетам в 180 км (а ведь есть ПКР и с еще большей дальностью!). Тут все очень просто. Ракете можно дать внешнее целеуказание. С палубного вертолета (своего или с другого корабля), с самолета. Наконец, теми же ПКР в иностранных ВС вооружаются сами палубные вертолеты и ударные и патрульные противолодочные самолеты. И береговые ракетные батареи, могущие иметь радиолокационные посты с антеннами, поднимающимся на высоких мачтах.

Наконец, у вооруженных сил рядах государств есть специализированные самолеты дальнего радиолокационного обнаружения и управления/наведения (ДРЛОиУ).

Но у нас ничего этого нет и не будет кроме радиолокационных постов для ракетных батарей. Но, во-первых: они нашим РКА и корветам не помогут, во-вторых: береговые ракетные дивизионы Сухопутного компонента ВМС, когда они будут, наконец, сформированы, вооружат отечественными ПКР «Нептун», которые сейчас, как утверждают, находятся на завершающей стадии подготовки к принятию на вооружение. То есть, все эти турецкие корветы и британские РКА - абсолютно, на 146% - «деньги на ветер».

А деньги не маленькие. Размер предполагаемого кредита на постройку британских РКА упомянут выше. Во сколько обойдутся турецкие корветы УРО - пока не сообщают. Этот контракт вообще очень странный и непрозрачный, но тем не менее, прикинуть можно. Та версия корвета проекта Ada, которая строится для Морских Сил ВС Турции, имеет полное водоизмещение 2032 тонны. Современный надводный многофункциональный боевой корабль такого тоннажа стоит примерно 250 млн. евро при серии из 3-5 ед., если строится на верфях собственной странны и около 320 млн. евро за единицу, если закупается у иностранного государства. И цена еще увеличивается, если ты закупаешь не стандартный образец, а специально существенно переработанный «под тебя» проект (как у нас и планируют).

Ну и опять-таки: боевой корабль без базы - ничто. Соответственно, нужно частью восстанавливать, частью создавать инфраструктуру базирования, состояние которой у нашего флота невозможно описать по той причине, что матерные выражения в СМИ запрещены законодательством.

Что касается американских ПКА УРО и отечественных ракетно-артиллерийских бронекатеров, то они совершенно непригодны в качестве боевых катеров военного времени. С позволения сказать «ПКР» типа ВGM-176В Griffin, которой планируется вооружить передаваемые Украине ПКА типа Mark VI, имеют дальность до 8 км и боевую часть (БЧ, боеголовку) массой менее 6 кг. Пардон, но такие характеристики для как ПКР - даже не смешно.

На ПКА типа Island  - нормальные ПКР (корабельный вариант пока не созданного украинского «Нептуна» либо американскую Harpoon), установить, правда, можно. Но они совершенно не удовлетворяют требованиям к РКА по другим тактико-техническим характеристикам. Даже сейчас у «Айлендов» скорость самого полного хода  - 29,5 узла (ок. 55 км/ч), что смехотворно мало для боевого катера даже в начале Второй Мировой. А после установки дополнительного вооружения и оборудования далеко «не «комариного» веса» – она еще снизится. У них нет средств ПВО, а артиллерийское вооружение (25-мм автоматическая пушка и два крупнокалибернывх пулемета) – крайне слабо для почти 170-тонного катера.

Американские ПКА обоих этих типов были бы прекрасным попоплнением флота Госпоргранслужбы Украины – но в национальных ВМС они явно лишние.

«Гюрза-М». Поступившая на вооружение национального флота, потому что завод, ее строивший, принадлежал крупномку игроку на русском рынке шоколада и прочих кондитерских изделий, по совместительству решившему подзароботать на посту Президента Украины, этот катер является откровенным издеватиельством в особо извращенной форме над понятием «боевая единица флота». Его 16-кг «ПКР» (фактически ПТУР – противотанковая управляемая ракета) типа Р-2, которых катера проекта 58155 несут «целых» 4 шт., имеет такую же примерно массу БЧ, как и ВGM-176В Griffin, но при этом еще меньшую дальность – всего 5 км! Прочее вооружение составляют две 30-мм автоматические пушки для боевой машины пехоты, два 30-мм «морефицированных» пехотных автоматических гранатомета и пара легких танковых пулеметов. Еще есть один переносной зенитно-ракетный комплекс (ПЗРК), которым «оперирует» матрос с плеча. «Мощная бронезащита» этого «броне»катера – не держит даже 12,7-мм пулю.

Реально боеспособный и полезный для флота БРАКА класса "река-море" для Азова (4 ед.) и для Дуная (4 ед.) должен нести:

- носовую башню со 100-мм пушкой - пусковая установка танковых управляемых ракет (УР) с автоматом заряжания + 30-мм спаренная автоматическая пушка + 12,7-мм спаренный пулемет + 4 пусковых установки (ПУ) ПКР на базе танковой ПТУР «Комбат» в бронеконтейнерах;

 - кормовую башню: автоматическая пушка 30-мм (или 57-мм) + 12,7-мм спаренный пулемет + 4 аналогичных ПУ ПКР.

- четыре 9-ствольных установки 81,2-мм дымовых гранатометов «Туча» и 1 х 6 (в крайнем случае - 1 х 4) ПУ зенитно-ракетного комплекса (ЗРК) на базе переносного ЗРК (ПЗРК) не ниже уровня "Игла" (модернизированных до уровня с головкой самонаведения (ГСН) И1-2000, при наличии которой зенитная управляемая ракета (ЗУР) ПЗРК может наводиться и поражать сверхзвуковые воздушные цели. Следует отметить, что эта ГСН – одна из крайне немногих действительно уникальных разработок украинского ВПК.

Такой боевой корабль должен уверенно держать броневым поясом и башнями попадания не менее чем 30-мм бронебойного снаряда на дистанции минимум 2000 м.

Нетрудно заметить, что «Гюрза-М» этому в принципе не может соответствовать, и сделать такой БРАКА на основе ее корпуса абсолютно невозможно. В настоящее время малый БРАКА пр. 58155 – просто обуза для ВМС, существующая в их составе лишь для «отбывания номера». Не случайно принято решение не достраивать восьмой бронекатер серии.

Так что же – просто ничего не делать? Делать! Нам нужен именно так не нравящийся Главнокомандующему генералу Хомчаку «москитный» в буквальном смысле, жалящий как стая маленьких злых ос, флот. Состоящий из маленьких, дешевых, с предельно малочисленными экипажами, РКА в несколько десятков тонн водоизмещением каждый, несущих по 4 или по 8 легких ПКР дальностью применения в несколько десятков километров, каждая из которых будет иметь БЧ, соответствующую не менее чем 120-130-мм морскому фугасному или бронебойно-фугасному (на Западе последние боеприпасы называют «полубронебойными») артиллерийскому снаряду (130-мм советский снаряд для морской пушки весит чуть более 33 кг). А также несущих легкий компактный зенитный ракетно-артиллерийский комплекс (ЗРАК) с ЗУР используемых в ПЗРК (таких, как упоминавшийся ПЗРК «Игла» например), ЗРК самообороны (таких как ЗУР ЗРК RAM) или «морефицированных» авиационных УР класса «воздух-воздух» ближнего боя (такой, например, как Р-60М). Артиллерийскую часть комплекса может составлять, например, 6-ствольная авиапушка 23-мм калибра ГШ-6-23 – таких у нас на складах много и темп стрельбы она дает ураганный, до 9 тыс. выстрелов в минуту.

Но сколько нам нужно таких катеров? Если посмотреть на карту побережья Украины, то напрашиваются 3 места для дислокации соединений малых РКА: Одесса, Очаков и Скадовск - на Черном море и Бердянск - на Азовском.  А теперь вопрос: сколько катеров должно быть в соединении? Попробуем разобраться – это не так сложно, как кажется. Каждое соединение должно обеспечить атаку группы кораблей противника с двух направлений, беря его как бы «в клещи» (это сильно затрудняет организацию ПРО атакуемой группы). При этом каждый атакующий отряд должен сам быть для противника групповой целью, сохраняющей свой групповой характер, даже потеряв один катер, то есть должно быть три ракетных катера в каждом ударном отряде, а всего их «в клешнях» - 6.

Но это еще не все. При повседневной службе - 15-20% корабельного состава обычно находится в доковом или заводском ремонте, а из находящихся вне ремонта - готовы к экстренному выходу в море не более 75%. Таким образом легко подсчитать:чтобы дивизион всегда мог выслать в море 2 отряда по три ракетных катера, он должен иметь 10 катеров (два звена из пяти единиц).

Кроме того, необходимо иметь также подразделение таких катеров, которые будут использоваться для практической подготовки личного состава перед переводом его на службу в боевые дивизионы. При трехлетнем контракте - наиболее оптимальное соотношение между численностью боевых единиц в дивизионах малых РКА и численностью таких же катеров, используемых в учебных целях – 8:1.

Таким образом, на 40 боевых ракетных катеров должно приходится 5 учебных РКА (точнее, учебно-боевых - поскольку используемые в учебных целях катера будут технически полностью пригодны в случае боевых действий для использования как боевые). Итак, нам нужно в общей сложности 45 малых РКА-«москитов».

Эта цифра может показаться очень большой как по нашим скромным возможностям, но не следует забывать, что речь о катерах водоизмещением максимум в полсотни тонн и экипажами в десяток или немногим более моряков. И соответствующей, почти «бросовой» стоимостью, разумеется. За каковую «бросовую стоимость» - мы получим большущий по меркам Черного моря рой (точнее - несколько взаимодействующих роев) очень маленьких, очень юрких, и при этом - очень-очень больно (даже смертельно) жалящих злых «морских ос».

Ну и в заключение - касательно тральщиков. Для обеспечение боевых действий таких РКА-«москитов» - потребуются только РТЩ. Небольшие корабли (фактически - катера) водоизмещением в 100-150 т для траления во внутренних акваториях и на внешних рейдах баз и портов, где малые РКА будут постоянно или временно (в случае необходимости при боевых действиях) базироваться.

При этом в каждой базе достаточно иметь звено в составе 4-х таких рейдовых тральщиков (что обеспечит постоянную готовность одного из них к выходу на траление даже в случае выведения из строя или потери одного из РТЩ звена). Всего, таким образом, флоту ВМС потребуется 16 ед. РТЩ + 2 учебных (не забываем про соотношение 8:1!). Что же касается «противоминной обороны морских и речных телекоммуникаций», которой бредят наши «флотоводцы», то эта задача для нас сейчас абсолютно неактуальна. Поскольку ввиду громадного превосходства РФ на море, в воздухе над морем и в воздухе над собственно Украиной в случае большой войны - все наши морские и речные коммуникации в случае этой самой большой войны будут немедленно пресечены противником (кроме разве что Дунайской с Европой – по реке от Измаила и до Измаила).

Вопрос же создания или приобретения более крупных и высокотехнологичных кораблей для Украины является вопросом отдаленного будущего. Его следует отложить до тех времен, когда мы решим на приемлемых условиях «Донбасскую проблему» и «Крымскую проблему».

Исключение составляют малые или «условно сверхмалые» ПЛ (подводные лодки; по нынешней классификации к «сверхмалым» относятся уже и ПЛ с нормальным подводным водоизмещением до 500 тонн). Но это вопрос отдельный, который, возможно, рассмотрим в другой раз. С точки зрения автора - оптимальным «кораблем открытого моря» в будущем для флота ВМС Украины являлся бы своеобразный «противоминно-антипиратский корвет». Т.е. относительно небольшой, но с хорошей дальностью плавания и автономностью корвет, способный за счет некоторого сокращения возможностей как «классического» многофункционального корвета, выполнять также функции океанско-морского эскортного тральщика и ТЩИМ. А также способный принимать на борт на длительное время легкий взвод морской пехоты или спецназа Сил специальных операций и постоянно иметь на борту в ангаре «средний ближе к легкому» палубный многоцелевой вертолет. Но это, повторюсь, вопрос отдаленного будущего.


Автор в 1995-1997 гг. являлся ведущим специалистом – и.о. зам. начальника отдела Аналитического Центра при Министерстве машиностроения, ВПК и конверсии Украины/помощником начальника Главного Управления финансов и внешнеэкономической деятельности Министерства. В 2002-2007 гг. – директор военных и энергетических программ Центра оценки политических рисков. Член Экспертного Совета Центра исследований Армии, конверсии и разоружения (ЦИАКР).



комментарии [2]

12.04.2021 20:28     Сергей Гончаров Финансово-Аналитический Центр при МинмашВПК.
Размещался на Металлистов, 6 - в том же здании, где и учебно-административный корпус ИПК кадров машиностроения.
И вот аналитические справки, ТО, ТЭО и пр., которые нам готовили КБ и заводы - мы для ГУ ФиВЭД и проверяли. На предмет скрытых попыток с мест пробить себе финансирование на разную туфту.
P.S. Должностей "Главных Конструкторов Министерства" - я в штатном расписании МинмашВПК - в упор НЕ припоминаю.
10.04.2021 20:13     С.Кривко Техническая ахинея. Что-то я не помню такого "эксперта" аналитического центра и был ли такой центр -история умалчивает. В эти годы я был главным конструктором Министерства по военному кораблестроению у В.Казакова. Все аналитические справки готовил Николаев
Комментировать статью
Автор*:
Текст*:
Доступно для ввода 800 символов
Проверка*:
 

также читайте

по теме

фототема (архивное фото)

© фото: Reuters

31.10.2009, Таиланд | Победительницу конкурса красоты среди транссексуалов Miss International Queen 2009 Аи Харуну из Японии (слева) поздравляет королева транссексуальной красоты 2007 г. Таньярат Джирапатраком из Таиланда.

   
новости   |   архив   |   фототема   |   редакция   |   RSS

© 2005 - 2007 «ТЕМА»
Перепечатка материалов в полном и сокращенном виде - только с письменного разрешения.
Для интернет-изданий - без ограничений при обязательном условии: указание имени и адреса нашего ресурса (гиперссылка).

Код нашей кнопки:

  Rambler's Top100