ТЕМА

Аргентина во льдах

24 декабря 2007 | 13:12

распечатать        комментарии [0]       добавить в

Campo de Hielo Patagonico Sur, что в переводе означает приблизительно "Ледяное поле Южной Патагонии" это третье в мире по площади ледяное пространство после Антарктики и Гренландии. Глобальное потепление еще не настолько затронуло территорию вечного льда, чтобы она исчезла совершенно, но ледники отступают. Возможно, лет через двадцать многое из того, что сейчас еще там можно увидеть, исчезнет на пару-другую миллионов лет, но пока еще это земля Снежной Королевы, владения Моргота или можете еще как угодно романтически обозвать эту землю. Попасть в эти районы можно на корабле, на автобусе, пешим треком или, если вы новый русский или старый еврей, можно выписать оленей из Финляндии.


]




Напоминаю, что прибыл я в это райское местечко самолетом из Ушуайи. Ближайший город к земле вечного льда - Эль Калафате. Оттуда выходят большинство экскурсий на ледники. Прилетел я туда поздно вечером. Гостиница была заказана заранее, очень милый хостельчик "Америка дель Сюр" (если кому надо - рекомендую), дорм 10 баксов, заранее списался с ними и они заказали все экскурсии на те дни, которые просил. Экскурсии обычно устроены так, что за вами заезжает автобус, потом он ездит по оставшимся гостиницам и собирает людей. В первый день я брал экскурсию на ледники, куда можно добраться только на корабле по озеру Lago Argentino. От города до озера где-то час езды, оттуда пересадка на корабль, точнее скоростной катамаран на 300-400 человек. Внутренности катамарана похожи на комфортабельный самолет. Салоны для пассажиров расположены на двух этажах, с мягкими креслами и отоплением, поскольку над озером носятся жуткие ветры. Внизу имеется также навороченное кафе с баром, где вам подадут, среди прочего, виски со льдом, отломанным прямо не отходя от кассы, с соседнего ледника. Имеется VIP-салон, куда можно попасть за очень дополнительные деньги. Публика довольно расфуфыренная, как будто пришли на балет в театр. Невидимая женщина-экскурсовод в громкоговоритель настойчиво вещает всю дорогу на испанском и английском. Вдогонку ко всему, на корабле имеется профессиональный фотограф, который за еще более дополнительные деньги готов сделать вам фотку "Марья Ивановна и айсберг", причем фотки будут крутить на большом экране всю дорогу обратно, чтоб соблазнить вас их приобрести (я видел эти кошмарные фотки, одна пересвеченная, другая кривая, в третьей чья-то жопа торчит, в общем убивать надо таких профессиональных фотографов на медленном огне). В общем и целом, картина попсовая до слёз. Но другого пути попасть к тем ледникам я не знал. Озёрный лайнер загрузил в свое чрево три сотни пассажиров и с шумом и рёвом понесся по озеру.




Вскоре появились первые льды. Плавают они в озере круглый год. Вода имеет своеобразный зеленый цвет. Это особенность всех ледниковых озер и называется "ледниковое молоко". Если вдаваться в научные объяснения, ледник как-то по-особенному тает и передает этот цвет воде. Я стоял на палубе, прячась где-то между ограждениями от холодного ветра и радостно наблюдая первые ледяные глыбы. Я еще не знал, какой пушистый зверёк из шести букв поджидает меня через несколько минут.




Чем дальше в глубь озера, тем толще партизаны лёд. Вскоре показались огромные и красивые айсберги, корабль подрулил к ним, притормозил и вся расфуфыренная публика вылезла из теплого салона, чтобы запечатлеть это событие. И вот тут-то меня поджидал Зверёк. К своему великому ужасу я увидел, что индикатор батареек на моем фотоаппарате замигал нежным красным цветом. Сейчас, вспоминая этот кошмар, я не переставаю задавать себе вопрос - как? Как я, всегда такой внимательный в подобных делах, взявший за правило заряжать батарейки каждую третью ночь, мог допустить такой промах? Вероятно, я просто реально подсадил батарейки в Пуэрто Мадрине, гоняясь за дельфинами и держа фотик включенным по несколько минут, нацелив его на воду. Я никогда не носил с собой запасной комплект батареек, потому что заряжающиеся батарейки ни разу не подводили. Ладно, черт с ним, если б это произошло в городе, пошел бы в соседний ларёк и купил бы там другие батарейки, а тут оказаться на корабле в открытом море, блин, ну озере, озере, но всё равно. Собрав последние силы своих батареек, я начал фотографировать красоту, которая окружала корабль в тот момент.




Я никогда прежде в жизни не видел настоящих айсбергов. То есть, понимаю, что огромные айсберги в Антарктике не идут в сравнение с этими игрушечными кусками льда, но и они были нереально красивы. Отсвечивали они каким-то синим цветом.



Мне тут трудно привести масштаб, но эти ледяные штуки достигали высоты второго-третьего этажа. Корабль постоял еще несколько минут, дав зрителям насмотреться на айсберги и пошел дальше.




Тем временем я уже узнал, что в VIP-баре, где продается виски со льдом, а также салаты от шефа за 10-15 долларов, батареек в продаже нет, никогда не было и не будет. Я бегал по кораблю, заглядывая в глаза пассажирам, и видя у кого-то аппарат, похожий на мой, спрашивал слушай, друг, у тебя глаза добрые, сразу видно, что хороший человек, не будет ли у вас случайно запасного комплекта батареек, я вам заплачу. Ну ессесьно, ни одна сука... Кто ж отдаст свои кровные батарейки в такой исторический момент? Отчаявшись, я зашел в VIP-салон, где сидели жирные американцы и заорал не будет ли любезен уважаемый джинн не будет ли у кого запасного комплекта батареек, вот таких (показывая батарейку). Хрен. Жирные американцы уставились на меня так, будто я террорист и собираюсь угнать корабль в соседнее Чили. А тем временем корабль проходил все новые красивые льды (это я уже так, фотки в тему вставляю, чтобы веселее читать было. Это не те льды, которые были видны в тот момент. Они были видны чуть позже, из чего вы догадаетесь, что проблему с батарейками я решил)




Отчаявшись встретить человеческое сострадание в лице какого-нибудь доброго пассажира, я решил пойти ва-банк. Поймав за шкирку первую попавшуюся официантку, работающую на корабле и понимающую по-английски, я объяснил ей свое положение (я в первый и быть может последний раз в вашей замечательной стране, болел за сборную Аргентины на последнем чемпионате, тырыпыры...) и спросил, нельзя ли объявить по рации всем пассажирам, что тут на корабле есть потерявшаяся девочка Маша и она ждет маму у входа в магазин мороженого чокнутый турист, у которого закончились батарейки, и который нуждается в помощи, может у кого есть. Официантка ушла в глубокий загруз и повела меня вместо этого к профессиональному фотографу (тому самому) и сказала, что у него есть запасной комплект батареек. У профессионального фотографа, чтоб ему до пенсии только армянские свадьбы снимать, запасного комплекта не было. А тем временем корабль шел среди льдов...




Я понял, что сейчас захвачу верхнюю палубу в заложники, включая женщин и детей, и выпущу их только в том случае, если мне дадут работающие батарейки. Я по жизни человек спокойный и уравновешенный, но когда припирают к стенке, могу производить неадекватные действия. И вот, я начинаю прорываться в каюту капитана. А надо сказать, что капитан того корабля был на положении египетского фараона. Перед входом в капитанскую каюту стояло штук пять охранников. Они по-английски уже не понимали. И вот, начинаю объяснять им на своем вебстерском испанском, что у меня закончились батарейки и не будет ли любезен уважаемый джинн нет ли случайно у капитана лишних (ну может он музыку слушает в плеере, пока едет), или может случайно есть какое зарядное устройство. О, щастье, щастье! Я знал испанское слово "энкаргадор" (что означает "зарядное устройство"). Охранник ушел в фараонскую каюту и вернулся оттуда с радостным известием, что у фараона капитана есть энкаргадор. В знак дружбы между нашими странами он готов зарядить мне батарейки. Виват аргентинскому капитану! Виват, Аргентина!!!




Тем временем, по громкоговоротелю та самая невидимая женщина-экскурсовод поставленным голосом начала кричать, что вот-вот мы подойдем к леднику Упсала. Это огромный ледник, самый широкий из всех окрестных ледников (к воде он выходит по ширине что-то около километра-двух), спускается он откуда-то с гор, является окраиной того самого "ледяного поля Южной Патагонии" и имеет в высоту у воды около 40 метров. К тому времени прошло полчаса-час с момента, когда капитан начал заряжать мои батарейки (я, кстати, понятия не имел, заряжает ли он их в своей каюте или не заряжает). Начал просить охранников, чтоб сходили за батарейками и выдали их мне, ибо подходим к леднику, насколько хватит, настолько хватит, а дальше будет видно. Охранник вернулся с батарейками, сказал, что еще не готово, но если я так прошу, то вот вам пожалста. Радостно вставляю батарейки, дышать стало легче, вот он, ледник Упсала, уже совсем близко.




Что, сопсно, такое это самое "ледяное поле Южной Патагонии"? Это пространство площадью около 13 тысяч километров, покрытое вечным льдом. Толщина льда там - десятки метров. По большому счету, вся эта территория недоступна. Ледники, выходящие к озерам, являются всего лишь "окраиной" этого самого ледяного поля. Озер там довольно много и они образуют очень сложную запутанную систему, если посмотреть на карту. У каждого озера, по крайней мере с одной его стороны, есть свой соседний ледник. Находится весь этот лёд частично на территории Аргентины, частично на территории Чили. За время своего пребывания в тех краях я как бы "обошел" эту территорию с нескольких сторон и видел те окраины ледяного пространства, которые смотрят на юг, запад и восток. Ледник Упсала - один из самых больших.




Минимальное расстояние, на которое подходит корабль к леднику - на глазок метров двести-триста. Ближе нельзя. Во первых, есть опасность, что от ледника в любой момент отколется кусок такого размера, что корабль со всем содержимым размажется всмятку. Во-вторых, с ледника дует такой сильный ветер, что ближе просто невозможно было стоять на палубе. Эти две фотографии сделаны с минимального приближения корабля максимальным зумом под сквозным ветром.







После этого корабль развернулся и пошел на выход из того "залива" куда смотрит ледник Упсала. Озеро поделено на несколько заливов, у каждого из которых есть свой ледник. По дороге я даже успел запечатлеть какие-то из тех айсбергов, которые провожал взглядом, пока ждал свои батарейки. Некоторые из них имели глубоко синий цвет.







Следующей остановкой было озеро Онелли. Чтобы туда попасть, надо пристать к берегу, пройти по суше полчаса и там вы попадаете на это самое озеро Онелли. Вот здесь виден тот самый катамаран "Кво Вадис", на котором я плыл в тот день. Верхний этаж это капитанская каюта, которую я пытался захватить, плюс смотровая площадка. Весь средний этаж - большой пассажирский салон, передняя часть которого отделена под VIP-секцию. Нижний этаж - еще один пассажирский салон, и в кормовой части находится буфет с баром. Пассажиры выгрузились на берег и им было велено ходить по отмеченной дорожке и вернуться к кораблю в такое-то время.




Вблизи берега плавали очень странные льды, похожие на ледяные скульптуры - птица Феникс и птица Крокодил.




Озеро Онелли, как я уже сказал, в получасе ножками от берега того, "главного" озера. По воде плавает (точнее, лежит неподвижно) великое множество кусков льда.




Вот, например, такая сосулька, длиной метра в два.




Фото на память - Афтар (которому очень холодно) и куски льда.




Еще куски льда. И в это время у меня снова появляются признаки пушистого зверька: начинает помигивать всё та же зловредная красная лампочка. Ну всё. Приехали. А у меня впереди еще почти полдня и ледник Спегаззини, который я так мечтал увидеть и запечатлеть. Увидеть, конечно, важнее, но запечатлеть тоже хочется. В общем, я побежал на корабль. В запасе оставалось еще полчаса. Пока расфуфыренная публика будет ходить в туалет на берегу, я быть может, успею еще раз уговорить капитана зарядить мне батарейки.




Прибегаю к кораблю. Там никого нет, по палубе гуляет дежурный матрос. И тут я начал самую проникновенную свою речь на испанском за все время пребывания в Южной Америке. Объяснив ему, что это мой первый и последний раз в этом замечательном месте, и что я шел к этому дню всю свою сознательную жизнь, и что специально сейчас прибежал на корабль, лишив себя обеда и перерыва на туалет, в надежде на то, что не будет ли любезен уважаемый джинн не согласится ли капитан снова зарядить мне батарейки. На что матрос возразил "но он ведь уже вроде как заряжал". Тогда я начал объяснять ему, что вообще-то эти батарейки для полной зарядки надо держать часов шесть, и что они их заряжали только полчаса, а потом я попросил их вытащить, чтобы сфоткать ледник Упсала. В общем, товарищ забрал у меня батарейки, сказал оставаться на корме и никуда не уходить. После получаса напряженного ожидания начала возвращаться расфуфыренная публика, корабль запыхтел и двинулся дальше.




Через какое-то время пошли до невозможности красивые льды и я стал снова просить батарейки назад. К этому времени уже наверное весь экипаж корабля знал, что тут находится какой-то псих, который с утра занимается преимущественно тем, что заряжает свои батарейки. А льды к тому времени были вот какие:




Вас уже, наверное, достало читать про мои батарейки, но (Задорнов на этом месте обычно говорит "тихо, наберите воздуха, вот сейчас будет тот самый момент") я, подозревая, что скоро их снова будет не хватать, состроил дурацкую рожу, подошёл к капитанской каюте с видом индийского продавца слоников, который просит ten rupees more, и попросил не будет ли любезен уважаемый джинн не согласится ли добрый капитан подзарядить мне батарейки в третий раз, а то дорога, знаете ли, дальняя, всякое может случится. На измученном лице охранника появилась страдальческая улыбка и он сказал "нет, в третий раз уже нельзя". "Вот суки", подумал я. А льды к тому времени были ну ооооочень красивые. И что я, блин, тут со своими батарейками ношусь...




И вот, событие дня, корабль начал приближаться к самому высокому и самому красивому леднику - Спегаззини. Местами он достигает высоты 80 метров и доступ к нему в зимнее время закрыт, потому что та часть озера зимой запирается льдом.




Я даже на какой-то момент забыл про батарейки, наблюдая нордическую красоту ледника, спускающегося с гор. Дул просто адский, сумасшедший, непередаваемый ветер. По-моему, моя куртка вывернулась ветром на том месте чуть не задом наперед. К тому же, в лицо летели какие-то мелкие частицы льда, так что кое-где на объективе возможны точки. Корабль снова дошел до ледника метров на двести-триста и начал дрейфовать на месте, чтобы дать возможность пассажирам сфотографировать ледник. При этом на палубе образовалась неслабая такая давка. Это я так, старался, чтобы соседи в кадр не попали. Вот он вам, ледник Спегаззини.








Черные участки на льду - это куски земли и камни, которые лёд тащит с собой, пока медленно продвигается к воде. Ледники как правило "движутся". Каждый день они проходят расстояние в несколько сантиметров. Дойдя до воды, они "обрываются" и на каком-то месте дальше не идут. Где-то что-то тает, где-то откалывается и падает в воду, а где-то достаточно долго стоит на месте.










Вон еще один похожий корабль с аналогичной экскурсией. Экскурсия, которую я делал, называлась, если кому вдруг надо, Todos Glaciares и стоит она порядка 80 долларов (не помню точно). Есть еще "Упсала Эксплорер", она еще дороже, включает в себя только ледник Упсала, плюс вид на озеро с берега и визит в какую-то соседнюю эстанцию, плюс навороченный обед, после которого останетесь голодными. По-моему, куча потерянного времени. Тогда как с Todos Glaciares вы целый день видите льды и айсберги. Только не забудьте запастись батарейками.


Источник: ЖЖ alex__k


Комментировать статью
Автор*:
Текст*:
Доступно для ввода 800 символов
Проверка*:
 

также читайте

по теме

фототема (архивное фото)

© фото: Олег Ельцов

Просто вид из окна

   
новости   |   архив   |   фототема   |   редакция   |   RSS

© 2005 - 2007 «ТЕМА»
Перепечатка материалов в полном и сокращенном виде - только с письменного разрешения.
Для интернет-изданий - без ограничений при обязательном условии: указание имени и адреса нашего ресурса (гиперссылка).

Код нашей кнопки:

  Rambler's Top100