ТЕМА

Как мы бродяжили по Норвегии. Часть 3. Дуло и снежило

29 декабря 2017 | 08:38 , Олег Ельцов, ТЕМА, фото автора

распечатать        комментарии [0]       добавить в

Снежная слепота, прогулка в облаке, пятая точка как транспортное средство, две светских дамы у камина.


Утро началось с установки обувного диагноза. Прогноз: ботинок скорее мертв, чем жив. До вечера может не дотянуть. Пытался сделать за макаронников «Скарпы» их работу и хоть как-то прошить подошву. Черта с два! Основа ботинка оказалась с супинатором из какого-то космического материала: его не взяло даже шило швейцарского ножика. К вечеру мы должны были добраться до крупного кемпинга. У меня теплилась надежда, что там я смогу порыться на мусорке, где какой-то турист выбросил специально для меня ботинки 46 размера. Или отыщу мастера-обувщика… Но туда еще нужно дойти.

Я примотал подошву к ботинку универсальным ремонтным средством для всего – дак-тэйпом. Как жаль, что не существует туристического бога. Или обувного. Я бы с радостью в него поверил и даже сделал щедрые жертвоприношения – чтобы он дал моим ботинкам неделю жизни!

Погода была отличная вот уже третий день. Где изнуряющие норвежские дожди, где холод и снег? Хочу посмотреть в глаза этим интернет-лгунишкам, пугавшим нас своими мемуарами.

Тропа рванула вверх и привела к истокам реки, которую мы вчера героически форсировали. Природа как везде в Норвегии сурова, чертовски хороша и необычайно разнообразна. Как удается добиваться всего этого столь скромными средствами – тайна великая есть. Нам предстоит пройти 16 километров по не самому простому маршруту, то и дело набирая высоту. До этого мы издалека любовались снежными вершинами и остатками зимних запасов снега у подножия гор, но ступать на них не приходилось.

Наконец, на очередном перевале нам открылась невиданная доселе картина: два горных озера и снежники. Причем, один снежник был довольно солидных размеров и успел серьезно подтаять, пополнив своей влагой озеро. В итоге на нем образовался карниз над водой. Держаться от его края следовало подальше. Дабы избежать ледяного купания в рюкзаке, я решил протоптать новую тропу, значительно выше той, что создали наши предшественники.

Следует заметить, к тому времени мой ботинок стал совсем плох и я, готовясь к наихудшему участку пути, который ожидал нас впереди, решил поберечь обувь. Я извлек из рюкзака старые пляжные сандалии «Норслэнд». Взял их исключительно в качестве домашних тапочек, чтобы выбросить в конце маршрута. Пережили они в своей жизни многое и вид имели предсмертный. И вот в этих сандалиях на голую ногу я, словно Григорий Сковорода, топал по камням, карабкался в гору, перепрыгивал ручьи и месил грязь при температуре около 10 градусов, с тяжеленным рюкзаком за плечами. Около ста метров по снежнику я пробежал, проваливаясь по щиколотки. Оказалось – в сандалиях жить можно!

Остановились перекусить среди безумной красоты. Я заварил чай, мы слепили какие-то бутерброды – ничего вкуснее в жизни не ели. Девчонки вечно были голодными и я, как волшебник, каждый час вынимал из безразмерных карманов своей милитари-куртки конфетки или горсть сухофруктов – они грызли их как голодные волчата.

Я, откровенно говоря, не ожидал, что наш трекинг будет настолько непростым, опасался паники и стонов в моей женской команде. Ничего подобного: все были грязные, голодные и чрезвычайно счастливые! На каждой остановке девчонки блаженно сбрасывали рюкзаки, и активно хохотали.  Едва я вынимал камеру, они без команды принимали позы голливудских звезд, нежащихся на пляже. Моя дочь посчитала честью сфотографироваться со спасительными папиными сандалиями.

Светило загадочное норвежское солнышко, вокруг блестел снег, наши лица начали бронзоветь. В любую погоду, в любое время суток небо Норвегии светилось – ночью, днем, в облаках или без. Я посоветовал всем одеть темные очки, поскольку здешнее солнце очень предательское, да и блеск снега вокруг опасен. Все последовали моему совету. Только Настя не послушалась – у нее просто не оказалось очков.

Далее наш путь пролегал по бескрайнему серому плато, сплошь усыпанному камнями, по которым приходилось прыгать как зайка. Начало холодать, а кэмпинг, где мы сможем разбить палатку, все не появлялся. Солнце уже садилось - вернее, стало сумеречно, ибо солнце в это время года здесь не садится никогда, поднялся нешуточный ветер. Мы подошли к склону горы и нам открылся прелестный вид: внизу текла полноводная река, а вдали на ее берегу виднелся грандиозный кэмпинг. Мы стремительно сбежали вниз. Вдоль реки проходила – о чудо! – настоящая асфальтовая дорога. По ней мы добрались до приюта Spiterstulen. Он расположился на обеих берегах реки.

На ресепшене обнаружили чудесное лобби – с викторианскими креслами, библиотекой, уютными светильниками, настоящим камином и дипломом «Трип адвайзер» - лучший кэмпинг Норвегии. В камине горели дрова, вокруг была совершенно умиротворяющая атмосфера. Нам предложили номера с теплым душем и возможностью поплавать в настоящем крытом бассейне. А еще: пиво в ресторане с панорамными окнами. От всего этого мы решительно отказались, поскольку нам пришлось бы потратить здесь весь бюджет поездки. Заплатив около 10 евро за человека, зашагали на другой берег реки, где размещался кемпинг. В нем стояло около сотни палаток.

Ветер был настолько сильный, что я опасался за сохранность палатки. Она у нас не маленькая – настоящий шатер, в котором можно стоять в полный рост. Деревьев не было, только низкорослые кусты – слабая защита от ураганного ветра. К ним я и привязал палатку, как мог. Продукция прославленного «Ваудэ» нас не подвела, хоть и угрожающе гнулась под шквальными порывами. Для укрепления конструкции в углы нашего утлого жилища поставили по спальнику для поддержки палаточных дуг.

В кэмпинге была общественная кухня, где вечером собирался почти весь численный состав городка. Также можно было принять теплый душ анлимитэд (в прочих кэмпингах приходилось платить за каждое посещение душа, при этом вода была нормирована). Можешь намылиться и она закончится – беги за новым жетоном, чтобы смыть мыло.  Душевая представляла картонную коробку: температура была равна уличной, и процесс раздевания был немалым испытанием. Мы устроили царский ужин и чистые-сытые долго еще пили чай, а две наших малолетки вели себя как селянки в клубе: дико хохотали и были чрезвычайно возбуждены. Не знаю, что было причиной: живые люди, от присутствия которых мы почти отвыкли, либо конкретная кампания молодых симпатичных норвегов, которые явно желали с ними познакомиться, но смущались нас – взрослых сопровождающих.

Следующий – пятый день нашего трипа - мы посвятили радиальному марш-броску налегке. Вышли довольно поздно: я больше часа потратил на борьбу за жизнь своего ботинка. Магазина турснаряжения в лучшем кемпинге Норвегии не оказалось. Персонал сказал, что есть человек, который постарается мне помочь.  Вышел дядя преклонных лет. Полюбовался моей обувью, поцокал языком. Сказал, что мне никто не сможет помочь. Но я выцыганил у него два крепких четырехгранных гвоздя. Затем подыскал увесистый булыжник и начал пробивать дыры в супенаторе ботинка, орудуя камнем, как молотком. Результат: сбитые в кровь пальцы и несколько дырок в ботинке. Через них прошил подошву, как мог. Результат труда меня не обнадежил. Сверху все обмотал дактэйпом, которого оставалось слишком мало. Мы наконец выступили на покорение вершины.

  Лагерь располагался у подножия величественной горы Гальхепигген, с которой виден грандиозный ледник. Мы побросали в рюкзачок самое необходимое и затопали вверх по тропе.

С первых же шагов Настя начала жаловаться на тошноту и усталость. Нас это не на шутку перепугало. Я предположил, что у нее снежная болезнь – вчера она слишком много времени провела на снежниках без темных очков. Тут же одели на нее очки и отправили в лагерь в сопровождении подружки Саши – девчонки были не против прогулять сегодняшнее восхождение, чтобы посидеть у камина в приюте.

Мы же с Наташей героически двинулись дальше. Чем выше поднимались, тем краше открывался вид и тем хуже становилась погода. Восхождение далось нелегко: приходилось все время скакать по валунам. Это было сплошное нагромаждение каменных глыб. На них все сложнее было отыскать нанесенную краской букву «Т», указывающую маршрут.  На пути до вершины мы преодолели с пяток снежных полей и с десяток ручьев. На самой вершине дул сильнейший ветер, он нагнал черные тучи, начался снег с дождем. Мы натянули на себя все, что имели, но долго бы не продержались. Снимать открывающуюся красоту нужно было стремительно: вскоре мы оказались в самом центре налетевшей тучи, а руки жутко коченели от фотоаппарата.

Справа мы наблюдали заснеженное плато. В действительности это был грандиозный, гладкий как каток ледник, местами укрытый снегом. На противоположной от нас стороне ледника по траверзу горы тянулась цепочка людей, связанных веревкой. Это был маршрут на целый день вокруг ледника. Самостоятельные походы категорически запрещены – только с гидом, только в группе.

А с нашей вершины люди стремительно ринулись вниз. Все дружно топали по снежникам, пока кто-то отчаянный не решил скатиться на пятой точке в снежном желобе, вытоптанном предшественниками. И тут все бросились за ним. Это было замечательно! Приходилось тормозить ногами изо всех сил, а в конечной точке вытряхивать из одежды комья снега. Чем ниже мы спускались, тем яснее становилась погода и тем мокрее наша одежда. Но мы не упускали возможности прокатиться по очередному снежнику.

Добравшись в лагерь, мы не обнаружили девиц в палатке и заволновались. Отправились на другой берег реки в хостел. Там было тепло и многолюдно. За стойкой ресепшена заметил целый ряд разнокалиберных термосов с записками, которые приносили со стороны кухни. Потом подходили постояльцы в трекинговой одежде и забирали их. Я догадался почему на маршрутах вокруг хостела мы встречали много туристов, распевающих чай и кофе из термосов. Неплохая идейка!

У камина мы с облегчением увидели наших девочек. Они расположились в двух уютных креслах, словно светские дамы, грациозно выгнув ножки. Одна безмятежно спала, вторая держала в руках книжку, то и дело отвлекаясь от чтения, чтобы проводить томным взглядом очередную белокурую бестию - спортивного норвега, появлявшегося в ее поле зрения. Мы с Наташей не сговариваясь дружно заржали.

Мы забрали девчонок из этого рая с камином, коврами на полу, аппетитными запахи из ресторана и массой интересных парней. Пора было возвращаться в нашу палаточную резервацию на другом берегу – открытую всем ветрам, где нужно мыться при температуре в душевой близкой к нулю и стоять в очереди к плитке, чтобы приготовить свою туристическую похлебку. Бедные дети, на какие страдания мы их обрекли! А ведь могли бы сидеть где-нибудь в Осло, жевать гамбургеры, ходить по магазинам…

Здоровье Насти начало налаживаться. Мы пришли к выводу, что она переболела снежной болезнью. В последующие дни я настоял, чтобы она носила темные очки и накидывала капюшон.

Завтра выступаем к горе Киркья идеальной конусовидной формы. А у ее подножья расположено озеро Leirvatnet. Очень хотелось бы увидеть и сфотографировать эту красоту. Вот только прогноз погоды настораживает. В хостелах повсеместно висят такие прогнозы: от этого в Норвегии зависит многое. Мы еще не знали, что завтра нас ожидают неприятные сюрпризы, а наша команда пройдет самую суровую проверку на прочность.

Продолжение следует



Комментировать статью
Автор*:
Текст*:
Доступно для ввода 800 символов
Проверка*:
 

также читайте

по теме

фототема (архивное фото)

© фото: .

photos by Marco Glaviano

   
новости   |   архив   |   фототема   |   редакция   |   RSS

© 2005 - 2007 «ТЕМА»
Перепечатка материалов в полном и сокращенном виде - только с письменного разрешения.
Для интернет-изданий - без ограничений при обязательном условии: указание имени и адреса нашего ресурса (гиперссылка).

Код нашей кнопки:

  Rambler's Top100