ТЕМА

Зимой – по Черногорскому хребту. Часть 1

08 марта 2019 | 09:01 , Олег Ельцов. ТЕМА

распечатать        комментарии [0]       добавить в
фото автора, Дмитрия Исаева, Владимира Северина

В зимние Карпаты тянуло давно, ибо летом облазил их вдоль и поперек. Зимой тоже ходить приходилось, но было это как-то не по-настоящему: одна ночевка в палатке – один забег на Говерлу… На этот раз все было по-взрослому: - 20, ветер, три ночи на снегу и десять вершин за четыре дня ходу.


Не первый год собирался зимой в Карпаты, да все не складывалось. Решимость достигала пика в предчувствии окончания зимы.  Но к тому времени начиналось таяние снега, сходы лавин, возникала перспектива месить грязь в горах… На этот раз должна была повториться та же история. Но не повторилпась.

Сказать, что я долго собирался, будет неправдой. Да, что мы - тех Карпат не видели! 

Вскоре я в содружестве с шестью любителями потоптать снег в то время, как нормальные люди дремлют перед телевизором, загрузился в бусик нашего  гида на целых пять дней. Легендарный «Фолькс Т4» оборудован в лучших туристических традициях: 8 спальных мест и два телеэкрана. Мы комфортно расселись и выбрали тематическое кино. В итоге все с ужасом наблюдали за подвигом двух германских альпинистов, штурмующим неприступную скалу. Подвиг окончился трагедией: один герой обрезал страховку, чтобы спасти друга. Друг же замерз, болтаясь над пропастью на глазах беспомощной возлюбленной. По окончании этого кошмара все поспешили уснуть: нам завтра тоже в горы.

Просыпаемся уже в Карпатах. Завтракаем в базарном генделе, полном посетителей, отмечающих наступление нового дня стопкой водки с конфеткой. Пока пьем местный кофе, судя по вкусу, выращенный на соседнем огороде, знакомимся с последними новостями в стране и мире. Первое, что попадается на глаза: вчера ночью на подходе к горе Пип Иван насмерть замерзло двое туристов.  Упс: это ж наш маршрут!

Отмечаемся на КП села Шыбэнэ, попутно узнав, что прошлой ночью группа из 8 человек не дошла до приюта на горе Пип Иван 300 метров. Поскольку коллектив разбился на две группы, 4 человека спаслись и пребывают в шоке со средней степенью обморожения, а еще двое замерзли насмерть, двое сильно обморожены. Причиной всему – толи беспечность, толи жуткая погода: - 20 с ураганным ветром.

Паркуем машину и в задумчивости отправляемся по маршруту. Перед этим нам довелось хорошо погреться, выкапывая наш бусик, выскочивший из снежной колеи, по которой авто шло, как по рельсам. В итоге выступили только в два часа по полудни.

Как всегда, первый день – самый сложный, дорога – круто вверх. За бортом около -15. Но на холод никто не жалуется: резво топаем в гору, сердце работает на полных оборотах. Мы догадываемся, что до вершины Попа Ивана – стартовой точки треккинга по Черногорскому хребту – сегодня не доберемся. Решаем заночевать в секретной колыбе вблизи озера Маричейка, которую отыщет только посвященный. В заснеженном лесу ищем тропу и уже в свете налобных фонарей выходим к нашему пристанищу. От избушки веет теплом, из окон сочится свет. До нас сюда наведалась шумная кампания, которая и оккупировала домик.

Мы разбились на две группы. Часть коллектива вгрызается лопатами в снег и ставит палатки, самые ленивые, среди которых и автор этих строк, залазят на чердак, где раскидывают спальники: будем ночевать без палаток. В нашей обители температура уличная, но крыша защищает от ветра. Быстренько готовим на примусе ужин и разбегаемся по спальникам. Признаюсь откровенно: я страшно замерз! Дало себя знать отсутствие опыта зимних походов.

Горы непредсказуемы: даже в конце февраля тут могут ударить морозы. И тогда очень важно правильно одеваться. А это означает не просто «тепло». Одежда должна иметь достаточную степень регулировки теплоотдачи в зависимости от нагрева\охлаждения. Туриста на зимней тропе преследуют две опасности: переохлаждение и перегрев. Перегрев в итоге вызовет все то же охлаждение: выступивший пот – страшный враг. Влага на одежде и теле приводит к интенсивной теплоотдаче, соответственно – переохлаждению.  Все это я знал, но я не знал главного – как работает та или иная одежда на морозе при интенсивной физической нагрузке. В итоге, пока шел с рюкзаком по лесу, изрядно взопрел, а прибыв к месту стоянки, быстро охладился и замерз. Для спасения немедленно натянул поверх пуховки свою любимую гортексовую куртку, которая чудесно показала себя в многочисленных летних походах: она не промокает и прекрасно дышит. Но на этот раз в ней стало еще холоднее. Секрет я понял следующим утром, когда рассмотрел ее при дневном свете. Внутри куртка была покрыта ровным слоем ледяной корки: испарявшийся пот не проникал через гортекс наружу, а оставался на внутренней части куртки. Я понял, что гортекс не работает на морозе: он не просто бесполезен, он предельно вреден в использовании. Господа, не берите в зимние походы гортекс! А вот куртка из софтшел будет очень полезна: она чудесно дышит даже при минусовой температуре и надежно защищает от ветра и снега.

На выходе у колыбы мы обнаружили градусник, который показывал -20. При такой температуре мне еще не доводилось ночевать, особенно без палатки. А если упомянуть, что комфортная температура моего спальника -1 градус, то задача дожить до утра становилась нетривиальной. Надев на себя все, что было, я втиснулся в спальник. Туда же попали ботинки, помещенные в целлофановый мешок. Дело в том, что утреннее обувание ботинок, охлажденных до -20 чревато обморожением, а помещенные в спальник они будут иметь температуру человеческого тела. Впрочем, я не уверен, что в ту ночь мое тело сохранило свою привычную температуру. Скажу коротко: было очень холодно, и я всю ночь крутился как грешник в аду: насмерть не замерз, но и выспаться не смог.

Утром не потеплело. Мы спешно погрелись чаем и рванули в гору. Володя строго предупредил: если у кого-то начнут замерзать пальцы, следует сообщить немедленно – будем сходить с маршрута. Стало понятно: зимний поход – это не шутки. Обидно: пальцы подмерзли у одного, а завершать трип придется всем вместе.

А вскоре последовало еще одно напоминание о том, что горы не прощают легкомыслия. Пока мы ползли по тропе к вершине Пип Ивана, мимо нас с перерывом в час сверху проследовали скорбные процессии: спасатели спускали носилки-волокуши, на которых лежали тела, с лицом закутанные в термомешки. Так мы встретились с теми, кто еще вчера также как мы штурмовали вершину. Какое-то время мы шли в совершенном молчании.

Наконец вышли на открытый склон в прямой видимости вершины, на которой уже просматривалось здание обсерватории. Стало совсем невесело. Холод, усиленный сильнейшим ветром, заставлял что есть силы гнать вперед, в спасительное тепло.

Наконец мы на вершине! Тут весьма оживленно. Еще недавно обсерватория была совершено заброшенной. Но с недавних пор в ней оборудовали помещение для спасателей, а также две комнатки-приют для туристов. У входа стоит снегоход. Мы гурьбой ввалились в приют. Здесь было тесновато. Сразу несколько компаний грелись, делились впечатлениями, перекусывали. Одни, как и мы, только вышли на стартовую точку треккинга по хребту; иные, пришедшие со стороны Петроса и Говерлы, заканчивали прохождение. На последних было страшно смотреть. Совершено заиндевевшие, некоторые с явными признаками обморожений на лицах. Все дело в том, что вчерашняя непогода застала их на самом перевале. А погода была действительно страшной даже для нынешних суровых мест. Как мы выяснили у спасателей, в день трагедии температура к вечеру упала до – 20, ветер разогнался до 36 метров в секунду! Ветром это уже назвать нельзя: настоящий ураган. А в комплексе это создавало почти невыносимые условия для всего живого.

Я долго ломал голову: что следует делать, как спасаться, если окажешься вдруг в подобных условиях, посреди хребта, по которому даже летом в щадящих условиях - полный день хода? Володя Северин – наш гид и матерый человечище – все объяснил на пальцах. По возможности – спускаться к зоне леса. Как вариант – идти по ветру: так легче перемещаться и меньше шансов получить обморожения. Если путь слишком долгий, день близится к закату или ты сильно замерз – немедленно искать место для стоянки. Сгодится любая низинка, высокий камень, хоть немного прикрывающий от ветра. Но в любом случае ставить палатку на открытом пространстве не стоит. Следует максимально закопаться в снег, а из освободившегося «материала» соорудить снежную стенку. Но как правило, снег, в течение зимы подтаивающий на дневном солнце, а ночью леденеющий, превращается в фирн – весьма твердую субстанцию. Голыми руками его не возьмешь! Поэтому в зимнем походе компактная лопата обязательна. В нашей группе их было две. И обе мы задействовали неоднократно.

Непогода может установиться на несколько дней. Без паники! Сидим в палатке, периодически откапывая ее от нанесенного ветром снега, кутаемся в пуховки и спальники, готовим чай, съедаем все, что есть в рюкзаках. В конце-концов, даже за неделю никто от голода не помрет. А вот замерзнуть в пути можно элементарно. К слову сказать, группа, днем ранее замерзшая на нашем маршруте, нарушила все перечисленные правила. Они позвонили спасателям в 21.30. Почему в столь позднее время они продолжали штурм горы – загадка. Вероятно, их грела мысль, что еще немного – и они окажутся в теплом приюте. Это их погубило. Как мы узнали, руководителем группы был опытный человек – 60-летний мастер спорта по спортивному туризму, руководитель детской секции Коломыи. Остальные участники группы тоже не были новичками. Тем не менее, на погибшем инструкторе не оказалось даже пуховки: его обнаружили во флиске, без балаклавы. И это при жутком ветре, усиленном 20-градусным морозом! Они не дошли до обсерватории 300 метров, вероятно, сбившись с пути. А, возможно, у них просто не хватило сил идти в гору против ураганного ветра…

часть 2

часть 3

 



Комментировать статью
Автор*:
Текст*:
Доступно для ввода 800 символов
Проверка*:
 

также читайте

по теме

фототема (архивное фото)

© фото: .

© Rune Petter Ness/ADRESSEAVISEN 17 июня 2006 г., Норвегия. Пастор Кнут Киттельсо венчает Халлдис Монсё и Анн-Мари Риндберг в кирхе Бакке. Шведская лютеранская церковь разрешила однополым парам заключать браки. 176 из 249 членов Синода проголосовали за такое решение, которое было принято через тридцать лет после того, как гомосексуальность в Швеции перестала рассматриваться как болезнь. Как известно, парламент Швеции узаконил однополые браки 1 мая 2009 г. В Европе геи могут официально вступить в брак в Нидерландах, Бельгии, Испании и Норвегии. Соответствующие законопроекты были одобрены в ЮАР, Канаде и некоторых американских штатах.

   
новости   |   архив   |   фототема   |   редакция   |   RSS

© 2005 - 2007 «ТЕМА»
Перепечатка материалов в полном и сокращенном виде - только с письменного разрешения.
Для интернет-изданий - без ограничений при обязательном условии: указание имени и адреса нашего ресурса (гиперссылка).

Код нашей кнопки:

  Rambler's Top100