ТЕМА

Достучаться до небес. Часть 4

30 апреля 2010 | 09:41 , Guffy, специально для ТЕМЫ

распечатать        комментарии [0]       добавить в

Монджо (2835) Джорсале (2740) Намче Базар (3440), 5 км, 2 часа 30 минут.


День 2. Базар по-шерпски

 Утро второго дня трека начинается с решения дилеммы: вылезать из-под теплого одеяла или послать все подальше. Очень-очень-очень холодно. Нужно заметить, что спальник не распаковывал, термобелье не одевал, спал в трусах. Тем не менее, под двумя пуховыми одеялами относительно тепло – вылезать не хочется. Пересилил себя и встал. На этаже в Kailosh Lodge есть умывальник. И это роскошь, потому как во многих лоджах выше эта опция отсутствует. Кстати, за дополнительную плату в лоджах можно заказать миску теплой воды для умывания, а то и душ (условно теплый). Стоимость от 150 рупий внизу до 500 вверху.

 

 Завтракаем, заправляем термосы (кипяток тоже платный). Кстати, утром печурку не топят и в столовке холоднее даже, чем на улице.

 

Осматриваемся. Монджо по местным меркам – не маленький город. Стекла в dinning room обклеены наклейками разных туркомпаний. Около входной двери к косяку гвоздиком прибита Регистрационная карточка какого-то бразильца.

 

На улице возле лоджа стоит хитромудрое устройство для нагрева воды. С виду похоже на прожектор без стекла. Эта штука направляется на солнце, на полочку в фокусе ставится чайник или кастрюля с водой и солнце довольно быстро эту воду кипятит.

 

На крышах окружающих домов видны солнечные батареи и водонагреватели. Здесь к этому серьезно относятся. Выше в горах солнечные батареи – единственный источник энергии.

 

 

 

Расплачиваемся. В лоджах процедура заказа и расплаты происходит следующим образом. Группе треккеров, зашедшей в dining room, приносят меню и тетрадку с ручкой. В тетрадку записываются заказы. И ужин и завтрак. Расчет утром. За проживание добавляется к общему счету как правило 200 рупий за комнату. Хотя есть и подороже. Самый дорогой лодж в Драгнаге – 400 рупий за комнату. Везде в меню пишут предупреждение, что если треккер не питается в ресторане лоджа, то комната стоит 1000 рупий.

 

Стартуем. Наша сегодняшняя цель – Намче Базар – столица Шерпии. Идти приходится вверх. Сначала сбрасываем 100 метров, потом набираем 700. На выходе из Монджо начинается территория Национального Парка Сагартматха. Покупаем билеты по 1000 рупий. Себе и девчонкам, которые ушли вперед, не заметив пост и не обратив внимание на оклики шерпов. Позже в Намче их попалили полицейские, хотели забрать Регистрационные карточки. На входе в Парк размещены плакаты с информацией о горной болезни. Главное правило – пить побольше жидкости и не форсировать резко высоту.

 

Сразу за Монджо резкий спуск, переход через очень красивый подвесной мост (Гуталин обещал еще лучше) в Джорсале и отсюда - только подъем.

 

 

В Джорсале прошли военный чек-пойнт, где суровый пограничник-шерп вписал наши данные в журнал. Нужно отметить, что во время закончившейся недавно гражданской войны большая часть страны контролировалась маоистами, правительственные войска удерживали контроль только за долинами Катманду, Покхары и основными туристическими маршрутами, в т.ч. и Сагарматха-Парк.

 

Опять становится жарко, иду без флиски. Природа вокруг немного изменилась. Магнолий уже нет, больше хвойных. Горы вокруг выше, стены более отвесные, река бьется среди крутых обрывов. Кстати, где-то слышал, что в Непале отличный рафтинг.

 

Еще на подходе к Ларджа Добан открывается вид на «рок-н-рольный», как его называет Гуталин, подвесной мостик. Действительно, впечатляет. Мост не длинный, но перекинут над такой глубокой пропастью! Метров 150-200 вниз. Сразу за мостиком начинается по-настоящему трудовой участок. Непрерывный крутой подъем до самой Намчи. Во время пит-стопа перед подъемом я выдвигаю новую концепцию передвижения. «Почувствуй себя яком. Скажи себе, я – як! Думай как як, иди, как як. И рано или поздно, как любой як, ты окажешься в Намче Базаре». Вот такая незамысловатая концепция. Хотя, шутки-шутками, а идти вверх, да еще и с грузом, действительно тяжело. Что говорить о шерпах. Они тащат на эту гору груз и какой!

 

Метода передвижения у шерпа следующая. Груз он тащит прежде всего за счет лямки, закрепленной на голове. Идет медленно, стараясь больше обходить камни, чем использовать их как ступени. Кстати, у многих на ногах затрапезные кеды и тапочки. В правой руке у многих шерпаков короткий деревянный чурбачок в форме альпенштока. При ходьбе на него опираются, а при остановке используют, как стульчик. Останавливаются портеры часто, особенно на резком подъеме. Приваливают к стенке, несколько минут – и снова в путь.

 

Некоторые шерпы таскают с собой радиоприемники. Таких мы называли радио-шерпы. Интересно, а «Sherpa FM» существует? Некоторые шерпы, как я заметил, при ходьбе тихонько насвистывают. Возможно, это как-то помогает переносить нечеловеческие нагрузки. Большинство жует табак из блестящих пакетиков. Заметили также и ночное движение шерпов (только на участке от Луклы до Намче). Своеобразный «Шерпа-Люкс».

 

Портерами работают и мужчины, и женщины, и подростки. Доводилось видеть совсем юных шерпов, которые тащили на себе какие-то грузы. Показательный случай произошел в Джорсале. Пока мы общались с пограничником, рюкзаки сбросили на лавку. Подходит к ним карапуз лет четырех. И начинает примерять поясной ремень моего рюкзака себе на голову. Т.е. переноска тяжестей по горным тропам у них в крови. А по-другому и нельзя.

 

 

На пол-подъема встречаем на тропе бабушку. Сидит, торгует мандаринами. Совсем как наши на семечках. Чуть выше выходим на обзорную площадку. Отсюда открывается первый вид на Эверест и Лходзе. Устраиваем привал. Ялтинский сфоткал одну из двух, сидящих здесь «мандариновых» бабушек. Она ему мандарин дала. Потом начала денег просить – а у него с собой нет. Вот засада. Долго с ней объяснялся.

 

И снова в путь. Мимо проносится всадник на лошади. Любой объект на этой тропе, передвигающийся со скоростью больше 2 км/ч, воспринимается, как метеорит.

 

Наконец-то Намче. При входе в город небольшая покосившаяся будочка, оббитая жестью, на ней ветер колышет фанерку, на которой сообщается, что это полицейский участок общины Намче. Мимо полицейского участка уходит дорога на Тэси Лапча Ла, а мне вверх, по каменным ступеням, в город.

 

Наверху уже сидит Ялтинский с нашими шерпами. Все остальные сильно отстали. Идем селиться в Himalaya Lodge. Город впечатляет и своими размерами и окружающими видами. Людей очень много – Намче является перекрестком торговых путей Шерпии. В центре города действительно гигантский (по здешним меркам) базар. Как мы позже убедились, базар засыпает лишь после заката, а на рассвете уже все на месте – как будто и не расходились.

 

 

В Намче на одной из террас встречаю, наконец, настоящих яков. Мощные животные – это вам не корова. Тонна живого веса, морозоустойчивость, неутомимость, неприхотливость в пище. К тому же они весьма быстро бегают, а если посягать на их личное пространство, могут быть агрессивными. Гуталин рассказывал, что где-то на Тенгбоче молодой ячок взбесился и троих людей порешил. Тонна веса, накачанная взыгравшимися гормонами – это вам не Санта-Клаус. Ячка того военные пристрелили.

 

Наконец и наши пришли. Гуталин, как обычно, встретил какого-то своего знакомого альпиниста, стоят-беседуют. Рядом дедушка в широкополой шляпе. Присмотревшись, узнаю Юрия Артемьевича Ершова, того самого неуемного экстремала из Днепропетровска. Мир воистину тесен. Мы с ним как-то на X-Traction’е познакомились на Kiev Open по вейку. Ершов как раз собирался отпраздновать свое 75-летие на Килиманджаро и приглашал присоединяться к группе. Но когда озвучил цену, я спрыгнул. Читал, что восхождение прошло успешно. Оставляем альпинюг беседовать, идем смотреть город.

 

С одной из улочек периодически слышатся какие-то крики и аплодисменты. Оказывается, здесь финишируют участники традиционного Эверест-марафона. Стартуют спортсмены в Базовом лагере Эвереста на леднике Кхумбу, недалеко от Горакшепа, на высоте 5356 метра и бегут до Намче Базара (3440). Дистанция длинной 42 км 195 метров проходит по маршруту, по которому в 1953 году Сэр Эдмунд Хиллари и Тенцинг Норгей Шерпа шли к своему триумфу на Эвересте. Сейчас разделили любительский и профессиональный марафоны. Профи бегают в мае, аматоры – в ноябре-декабре. Профи-мужчины выбегают из 4 часов. Побеждают, кстати, чаще местные спортсмены.

 

В нашем случае первый марафонец прибежал за 4,5 часа, последний еще не финишировал, и мы пошли к местной ступе. Обошли, как и положено, три раза, до мозолей на пальцах накрутились барабанов и пошли жрать в пиццерию. Есть такой место в Намче – Namche Bakery Café. Будете там, попробуйте пиццу с тунцом. Мне понравилась. Про себя я ее называю типа-пицца (от английского написания тuna pizza).

 

Сходил в сайбер-кафе. В Намче стоимость удовольствия от 10 рупий за минуту. Очень медленный и глючный Интернет. Отправил весточку родным. Посмеялся над доверчивым англичанином. Он спросил меня, почему я в шортах и в футболке. Объясняю, что я с Украины, а в Украине сейчас тепло. И я вышел налегке на улицу за сигаретами, встретил друзей, мы выпили пива, дальше не помню, очнулся в Катманду. Блин, англ реально проникся сочувствием к моей тяжкой судьбе!

 

Еще одно радостное событие. Нашел в магазинчике одном пиво по 175 рупий. Туборг, Карлсберг, Эверест и Сан Мигель в баночках. Реально самое дешевое пиво в Сагарматха Парк. Кстати, а в бутылках пива действительно выше Монджо нет – тяжело доставлять. Еще прикупил водички минеральной. Здесь она стоит 100 рупий за литр. В Катманду, для сравнения, она стоит 15 рупий. А выше доходит до 250 рупий за бутылочку. Воду, кстати, в Намче разливают, называется Everest H2O.

 

Затем был обычный вечер в гостиной нашего лоджа. Перед ужином удалось помыться и побриться (все холодной водой). На ужин я традиционно поменял ходовую зеленую футболку на вечернюю красную, с портретом великого Команданте. Покушали, доказывал французам, что Че жив, он просто переехал в Гималаи. Рядом англичане читали книжки (блин, они везде читают, самые начитанные что ли?). За соседней тумбочкой-столиком испанец учил шерпов испанским ругательствам. Ялтинский ставит свой нетбук на зарядку (140 рупий в час). За окнами светит огнями Намче. Мы пьем пиво. Высота 3440. Хорошо. Преисполненный хороших мыслей иду спать. Второй день закончился.

 

День 3. Шерпа Стью

 

Намче Базар (3440) – Съянгбоче (3720) – Кумджунг (3780) – Кьянгджума (3550), 5 км, 2 часа 30 минут

 

Рассвет в Нямче мозгодробительный! Впрочем, в Гималаях восхитительно все и куда не глянь. Сбегал с утра за дешевым пивом, позавтракали и стартовали.

 

Сегодня у нас легкий день – перевалить через холм, нависающий над Намче, в Кьянгджуму и сделать красивых фоток. Шерпы ушли по кратчайшему пути по тропе в обход холма.

 

По пути к большому мани-стоуну разговорился с пожилым англичанином. Дедушка тяжело пыхтит и жалуется, что 25 лет назад «эти холмы были намного ниже». У мани-стоуна стали свидетелями грызни «опасной собаки» с лошадью, а потом с другой «опасной собакой». Победительница гордо разлеглась в пыли возле камня. Затем вдруг сорвалась и сопровождала нас несколько часов, куда мы, туда и она.

 

Сверху открывается чудесный вид на Намче и на окружающие горы. Продираемся вверх сквозь заросли рододендронов. Это на Кавказе рододендроны – низкий кустарник, а здесь – деревья, причем довольно большие.

 

 

Заблукав и отбившись от группы, мы с Ялтинским и собакой вышли к грунтовому аэродрому в Сьянгбоче. Самолеты сюда летают редко. Дело в том, что не так давно местные жители устроили масштабную забастовку, чтобы запретить полеты туристов выше Луклы. Цель вполне меркантильная – чтобы не терять заработка от бредущих по тропе туристы. Теперь самолеты и вертолеты поднимаются выше только в исключительных случаях – для спасения терпящих бедствие альпинистов, для доставки богатых туристов в отель «Панорама», ну и для всяких мажорных тусовок типа вчерашней встречи премьера Непала со своими коллегами из других стран.

 

Собака в Сьянгбоче встретила лошадь, с которой ссорилась в Намче, и от нас отстала. Мы, поблукав немного, нашли наших возле каких-то ступ.

 

Уже расставлены штативы и вовсю идет съемка. Тут же колоритно разлеглись на фоне Тамшерку (6618) два яка: черный, сурового вида бык и рыжая телка. Для хорошей картинки Гуталин потребовал убрать из кадра телку. Вытолкали, дама, обиженно сопя, ушла метров десять вниз по склону. Кавалер грозно хрипит, пускает пар ноздрями, но не встает.

 

Пересекаем взлетную полосу и бредем наверх. По пути устроили перекус. Сало, колбаска, паштет на сушеные хлебцы, чай и пиво из Намче. Все это под хор гигантских ворон, которые мгновенно слетелись с явным намерением разделить с нами трапезу.

 

 

Перекусив, поднимаемся на вершину холма. Здесь в сосновой роще расположен очень дорогой отель «Панорама». Отель выстроен в японском стиле и сперва был принят мной за буддистский храм. Рядом с отелем волейбольная площадка (в яме, чтобы ветер мяч не сдувал), вертолетная площадка, трансформаторная подстанция в здании, стилизованном под пагоду. Но главное – отсюда открывается великолемный вид на Эверест (8848), Лходзе Шар (8382), Ама Даблам (6818), Кангтегу (6783), Тамшерку (6618) и Табоче (6495). Понятно, что мои фотографически подвинутые попутчики тут же начали их фотографировать и это затянулось надолго.

 

Потом мы спустились к Кумджунгу, селу известному тем, что в местном монастыре хранится скальп Йети. Но заходить не стали, а пройдя задворками, вышли к Кьянгджуме и вселились в Ama Dablam View Lodge. Вид отсюда действительно нереальный. Да и вообще, сам по себе Ама Даблам – очень фотогеничная гора.

 

В лодже кроме нас проживает большая группа англичан, которую к Эвересту ведет известная компания Exodus. Стали свидетелями демонстрации гамма-бэг – компрессионной камеры, предназначенной для спасения альпинистов на больших высотах. Начиная с определенной высоты, кажется 5000 метров, организм человека уже не справляется и не успевает полностью восстанавливаться, ввиду низкого порциального давления воздуха и, соответственно, низкого насыщения крови кислородом и азотом. Зона выше 6000 метров называется «зоной высотной смерти». Человек не может постоянно находится на этих высотах и должен, совершив восхождение или сотворив то, для чего он туда забрался, покинуть зону как можно быстрее. Если нет возможности – беда. Но если поместить такого человека в гамма-бэг и обычным насосом-лягушкой накачать туда воздух, давление внутри камеры «спустит» человека на меньшую высоту, скажем на 2000. Это даст организму передышку, чтобы восстановить силы. Интересная штука и помещается в средних размеров рюкзак.

 

Ужинаем. В меню новые неизвестные позиции. Девчонки заказали хаш браун – я им авторитетно заявил, что это коричневый рис. На самом деле блюдо из картошки, но тоже вкусно. Я пробую шерпа стью (sherpa stew). Очень вкусная густая похлебка с рисом, макаронами, овощами и зеленью. Сытная. В последующем шерпа стью стала чуть ли не основным блюдом нашей экспедиции.

 

Хозяйка лоджии предупреждает, что выше по тропе много контрафактного спиртного и был случай гибели треккеров от отравления виски. Предлагает оригинального «Джонни Уоккера». Но у нас свое «лекарство». Каждый вечер по чуть-чуть – очень правильный подход. Боялся, что 2,75 литра не хватит, но хватило в аккурат. Употребляли очень маленькими дозами, к тому же девчонки отказывались постоянно, а Юра захворал и пил таблетки, поэтому ему алкоголь противопоказан.

 

Пили имбирный чай (ginger tea). Очень вкусно. Также, как и ilam tea, masalu tea, tulasi tea или простой мятный. Непал славится хорошим чаем.

 

Вечером в столовке гид-англичан рассказывал про здешние места. Первый храм был основан в Пангбоче спустившимся с Тибета ламой. Там хранился скальп Йети, но его украли. Монахи из Пангбоче, в свою очередь, спустились ниже и основали храм в Тэнгбоче. Интересно, что задолго до этого Далай-лама спускался из Тибета в Тэнгбоче и медитировал там, стоя на камне. Потом он улетел (!?) в Тибет, вернулся и предсказал, что здесь будет великий монастырь. Камень со следами Далай-ламы и сейчас хранится в монастыре. Во время землетрясения он треснул. В 1916 монастырь сгорел и был отстроен много лет спустя на деньги фонда, основанного сэром Эдмундом Хиллари. Для росписи храма из Тибета были приглашены 10 лучших художников, которые трудились три года. Вот такая замечательная история. Англичане хлопают в ладоши, а затем вновь утыкаются в свои книжки. А я пошел спать.

 

День 4. Непали Блюз

 

Кьянгджума (3550) – Монг (3950) – Портце Танга (3680) – Доле (4110), 10 км, 4 часа 45 минут

 

Не выспался. Во-первых, англичане долго шумели с вечера и начали гарцевать рано утром. Я уже говорил, что звукоизоляции в лоджах ноль – слышно, как кто-то застегивает молнию на спальнике в другом конце лоджа. Во-вторых, что-то ухало, пыхтело и хрипело всю ночь под самым ухом (оказалось, прямо за домом загон для яков. Приснился Йети и это было реальный кошмар. Зато тепло. Впервые ночью не замерз. По-прежнему сплю в трусах под двумя одеялами без спальника.

 

Завтракаю опять шерпа стью с зеленым чили. Хозяйка говорит, что я настоящий шерпа. С утра перед входной дверью столпотворение – англичане не могут выйти, потому что снаружи вплотную к двери подвалил як и не хочет уходить. Пришла хозяйка и вытолкала яка взашей. Это ее як. Он очень старый и, к тому же, слепой на один глаз. Хозяйка приносит мне пару сырых картофелин и кивает на яшу. Кормлю яшу с рук, все фоткают. Прикольно. Только обслюнявил мне все ладони, пришлось об него же и вытирать. Вообще, мы с ним подружились – если не хватать его за рога (они это не любят) – то вполне безобидное животное.

 

Эксодус пакует вещи. Свой багаж они возят на яках. Идут в сторону Эвереста, а мы сворачиваем в другое ущелье в сторону Чо-Ойу. Приходят ранние треккеры из Намче, устраиваются на смотровой площадке. Вид отсюда непередаваемый.

 

Хозяйка принесла нашим гратис – печенье и баночку сока. Наши шерпаки ушли по маршруту, а вся фотобанда отправилась на холм на фотосессию. Я решил остаться, разлегся на солнышке загорать. В какой-то момент задремал и проснулся от того, что меня засыпало чем-то мягким. Открыл глаза – Яша пришел, стал ко мне впритирку и стоит, голову на плечо положил. Стремновато слегка.

 

Потом вернулись наши и мы пошли. Денек выдался длинный и тяжелый. Сначала мы набрали 400 метров. Идем вровень с облаками. Заслышав гул авиационных моторов, безуспешно ищу самолет в небе, а затем додумался посмотреть вниз - а он там, ущельем лавирует далеко внизу. Высоко ж мы забрались!

 

Пришли в Монг, малюсенькое селение в несколько домов. Здесь родился знаменитый Далай-лама Сангэ Дордже, тот самый, который любил летать в Тибет во время медитации. Юля жалуется на простуду, да и Юра начинает барахлить. Высота почти 4000. По идее, горняшка уже где-то близко. Покушали чапатти (лепешки), намазывая их паштетом. Да под сальцо и с колбаской. Впрочем, провокационное предложение подлечиться Гуталин отмел – нам предстоит еще очень крутой спуск и длинный подъем. Зато рассказал историю происхождения салата «Оливье». Интересующихся отсылаю к Гиляровскому и его книге «Москва и москвичи».

 

Из Монга хорошо виден городишко Портце на другой стороне ущелья. Селенье примостилось прямо на склоне горы. Как ни странно, а там выращивают картошку.

 

Фотографирую ступу в Монге, горы. Заканчивается заряд аккумуляторов (2800 mah), заряженных еще в Киеве. Вставляю свеженькие батарейки из Катманду. Опля! Без выигрыша. «Недостаточный заряд батарей!». Еще одни – тот же результат. Хорошо, Йогурт подогрел купленными в Киеве Кодак’ами. Начинаю экономить батарейки.

 

Резкий спуск вниз. Сбрасываем 300 метров до Портце Танга. И отсюда начинается очень длинный подъем. Холодновато – идем по теневой стороне горы, да еще и в рододендроновом лесу. Множество замерзших ручьев и водопадов. Увы, недостаток освещенности не позволяет мне с моей «мыльницей» сфотографировать эту красоту. Да и холодно – не охота лишний раз останавливаться.

 

Концепция «представь себя яком» уже не работает. Идти тяжело, но надо. Выработал другую стратегию. Главное не останавливаться. Если вверх уже не идется – топчись на месте, но не останавливайся. Склон слишком крутой – нарезай зигзаги. Помогает. Остановка сбивает дыхание и сердце офигевает от рванного ритма.

 

Кроме того, начинаю напевать себе под нос всякие песни. Спев все, что знал и что не знал, придумываю собственную песенку. Какая-то ерунда, уже не помню, что-то вроде:

 

…и этим утром будут тоже

яки-момо,

холодно в лодже,

но мне все равно,

я натяну говнодавы

и на плечи тяжкий груз,

мне ничего совсем не надо,

я ничего не боюсь,

пройду еще сто километров,

даже не остановлюсь,

пока на 8000 метров...

…не спою…

…эх не спою…

…непали-блюз…»

 

Под «блюз» идется веселее. Теперь я понимаю, как это Ялтинский так рвет – он все время i-pod слушает.

 

 

Шли очень долго. Пришли уже в темноте. Лодж маленький и зачуханый. Печка топится лепешками яков. В столовке сидят какие-то англичане и играют с шерпами в карты. Видно они подпоили шерпаков, потому что те слушают музыку на чьем-то мобильнике и подпевают странными голосами. Вообще-то шерпы к алкоголю очень не стойкие и угощать их на треке категорически не стоит.

 

Несмотря на ужасный дубак, мою ноги студеной водой (из бочки в туалете, извините за подробности. Умывальников, равно как и водопровода здесь нет). Одеваю тапочки, красную футболку и мчу к печке в столовку.

 

Из столовки выходить не хочется. Юра договаривается с местными шерпами, что они будут за 1000 рупий топить всю ночь и укладывается спать прямо в столовке на лавку. Гуталин скептически заявляет, что топить не будут. И он оказался прав.

 

Выпрашиваю у хозяина лоджа два одеяла и иду спать. Это был очень длинный день. К тому же мы пересекли отметку 4000 метров.

 

Продолжение следует…



Комментировать статью
Автор*:
Текст*:
Доступно для ввода 800 символов
Проверка*:
 

также читайте

по теме

фототема (архивное фото)

© фото: Олег Ельцов

   
новости   |   архив   |   фототема   |   редакция   |   RSS

© 2005 - 2007 «ТЕМА»
Перепечатка материалов в полном и сокращенном виде - только с письменного разрешения.
Для интернет-изданий - без ограничений при обязательном условии: указание имени и адреса нашего ресурса (гиперссылка).

Код нашей кнопки:

  Rambler's Top100