ТЕМА

Космос наш? Как США, Китай и Россия дерибанят Луну

26 марта 2021 | 08:05

распечатать        комментарии [0]       добавить в

Доктор Намрата Госвами, специализирующаяся на сфере космической политики, политики крупных государств и этнических конфликтов в статье для The Diplomat пишет о том, как США и их союзники будут бороться с Китаем и Россией за космос.


9 марта 2021 года Китайское национальное космическое управление (КНКУ) и Российское космическое агентство (Роскосмос) подписали Меморандум о взаимопонимании (МоВ) о совместном строительстве автономной лунной постоянной исследовательской базы. Ссылаясь на Договор о космосе 1967 г., Китай и Россия подчеркнули, что Меморандум о взаимопонимании касается научных открытий, а также использования лунного ландшафта. В соглашении будущая Международная научная лунная станция (МНЛС) описывается как "комплекс экспериментально-исследовательских средств, создаваемый на поверхности и/или на орбите Луны, предназначенный для проведения многопрофильных и многоцелевых научно-исследовательских работ, включая исследование и использование Луны, лунные наблюдения, фундаментальные исследовательские эксперименты и проверку технологий с возможностью длительной беспилотной эксплуатации с перспективой присутствия человека на Луне".

Две крупные космические державы договорились совместно продвигать этот проект, чтобы привлечь международных партнеров к участию в лунной миссии, в первую очередь с помощью китайской миссии исследования полярной области Луны «Чанъэ-7»7 и российского орбитального космического корабля Луна-Ресурс-1.

Нет ничего удивительного в том, что Китай и Россия будут сотрудничать в сфере поиска и использования лунных ресурсов. Обе страны, особенно Россия, с огромным вниманием отнеслись к объявлению США о запуске международной программы "Артемида" с целью освоения Луны вместе со странами—партнерами. Роскосмос в ответ на данное соглашение и, в особенности, в ответ на указ бывшего президента Дональда Трампа от 6 апреля 2020 г. об использовании космических ресурсов через заместителя директора по международному сотрудничеству Сергея Савельева заявил, что "попытки экспроприировать космическое пространство и агрессивные планы по фактическому захвату других планет" противоречат принципу международного сотрудничества. Кремль сравнил указ Трампа с колонизацией космоса, а официальный спикер Кремля Дмитрий Песков назвал "неприемлемой" приватизацию и колонизацию космоса Соединенными Штатами.

И хотя Китай официального комментария об "Артемиде" не давал, заместитель директора Центра космического права (CNSA) Гоюй Ван в статье для The Space Review писал, что эти соглашения не могут рассматриваться как продолжение ДоК, поскольку являются попыткой создать нормы вне установленной международной нормативно-правовой базы.

Но почему все ключевые космические игроки так заинтересовались Луной?

Луна стратегическая

Луна более не считается куском камня, где люди высаживаются на несколько дней, чтобы похвастать технологиями, а после возвращаются на Землю. Сегодня все больше говорят о ресурсном потенциале Луны, включая лед, солнечную энергию и редкоземельные элементы (платину, титан, скандий, иттрий). Китайские ученые и инженеры уже давно поняли, какой огромные экономический потенциал у космических ресурсов, включая окупаемость инвестиций в эту сферу, которая к 2050 г. может приносить до $10 трлн прибыли ежегодно.

Еще в 2002 г. Оуян Цзыюань, ведущий ученый и основатель Китайской программы исследования Луны (КПИЛ), говорил о том, что "долгосрочная цель и задача Китая — создать базу на Луне, чтобы использовать ее богатые ресурсы". Его поддержали на самом высоком уровне в КНКУ. Затем была демонстрация — высадка на темной стороне Луны в 2019 г. и автономная миссия по возвращению лунных образцов в 2020 г.

Еще одно преимущество, на которое указали китайские ученые, — это "лунное топливо", которое можно получать из водяного льда, что может снизить стоимость перемещения во всем окололунном пространстве. Запуск ракеты с Луны в 22 раза эффективнее, чем запуск с Земли из-за земной гравитации. Чтобы получить доступ к ресурсам Луны, потребуется долгосрочное постоянное присутствие сначала роботов, а затем людей. И вот этот момент использования автономных роботов для размещения на Луне указывается в китайско-российском меморандуме о взаимопонимании.

Как и Китай с его долгосрочными планами постоянного присутствия на Луне и создания научной базы к 2036 г., Россия в 2019 г. объявила о собственной лунной стратегии, которая включает добычу ресурсов, трехэтапный план строительства базы в период с 2025 по 2040 г. Первый этап — модуль лунного орбитального аппарата (2025 г.); второй — строительство лунной базы (2025-2034 гг.); а третий этап (2040 г.) — строительство "интегрированной пилотируемой системы исследования Луны". Бывший главный конструктор пилотируемых космических программ России покойный Евгений Микрин в интервью государственному "РИА Новости" в ноябре 2018 г. отметил, что строительство лунной колонии должно начаться в 2025 г.

Китайско-российский меморандум о взаимопонимании является первым шагом для стратегического признания критически важной роли экономической зоны Земля-Луна для будущего освоения и использования космического пространства. Кроме того, имеются еще и вполне конкретные геополитические цели, и режим стратегического сдерживания.

Геополитические цели

Будущее космоса — это экономика и возможная прибыль в триллионы долларов. Устойчивый экономический рост же способствует наращиванию военных и других методов проецирования силы. И Китай, и Россия знают, что от космоса будет непосредственно зависеть мировое лидерство. Китай хочет стать ведущей космической державой к 2045 г., к столетию образования Народной Республики в 2049 г. председатель Си Цзиньпин неоднократно подчеркивал значительную роль космоса в мировом лидерстве Китая. Идея, лежащая в основе космической философии Китая, состоит в том, чтобы продемонстрировать передовые технологии, включая полеты людей, высадку на Луну, возврат на Землю образцов с Луны и миссии на Марс, после чего последует строительство постоянной космической станции, спутников на солнечной энергии и аппаратов для исследования дальнего космоса.

Заключение Китаем с Россией Меморандума о взаимопонимании пришлось очень кстати — после того, как он успешно показал миру свой космический потенциал (посадка на темную сторону Луны, автономный возврат лунных образцов и полет на Марс). Китаю больше не нужно беспокоиться о давнем клише, что все китайские космические технологии — это переделанные российские космические технологии.

Для России же подключение к программе Китая по созданию лунной базы, даже в роли младшего партнера, означает, что две страны смогут объединить свои ресурсы, чтобы оспорить космический порядок под эгидой США. Для России, и особенно для президента Владимира Путина, речь идет о возвращении статуса одного из космических лидеров, который был у бывшего Советского Союза.

И пресловутый "лунный меморандум" является своего рода продолжением геополитической модели поведения двух стран и на Земле, где Китай и Россия создали альтернативные системы безопасности — Шанхайскую организацию сотрудничества и Инициативу "Один пояс, один путьʼʼ, страной-участницей которой является Россия.

Китай и Россия, запуская альтернативные программы создания лунных баз, таким образом ставят под сомнение легитимность "Артемиды" и дают понять, что не рассматривают программы США (как государственные, так и частные) как единственный механизм кооперации в космосе. По сути, это четкий признак того, что они оспаривают лидерство США в космосе. Как только они привлекут достаточное количество партнеров и подписантов в своей проект по созданию научной лунной станции, Китай и Россия обретут влияние, достаточное для формирования альтернативного союза и лунного соглашения, определяющих режим регулирования вопросов исследования и освоения Луны. Обе обладают огромным влиянием на международном уровне благодаря своему постоянному членству в Совете Безопасности ООН и праву вето, а также защите интересов в космических органах ООН.

Подписание Меморандума о взаимопонимании с целью освоения Луны обусловит ряд долгосрочных стратегических последствий для обеих стран. Во-первых, Россия получает доступ к международной структуре, уже существующей в рамках китайской программы "Один пояс, один путь", в которой на сегодня участвуют около 140 стран. Обе стороны получают доступ к стартовым площадкам, наземным станциям в Китае и России, а также доступ к универсальному исследовательскому фонду, включая растущий китайский и российский космический опыт, а также растущие возможности трудоустройства в Китае, где зарплаты в аэрокосмической отрасли становятся все выше. Они также смогут разделить долгосрочные затраты на исследования и разработки. Наконец, Меморандум о взаимопонимании обеспечивает странам довольно гибкое международное партнерство. Решение о включении принимается, в первую очередь, либо Си, либо Путиным, в отличие от космических программ США, где партнеров принимают после долгих бюрократических процедур утверждения разными ведомствами.

Режим стратегического сдерживания

Китай и Россия не согласны с политическими шагами США, направленными на развитие частного сектора и коммерциализацию космического пространства в странах, присоединившихся к "Артемиде". Также не согласны они с американским законом о конкурентоспособности коммерческих запусков в космос 2015 г. (CSLCA). Пекин и Москву особенно беспокоит перспектива того, что частный космический сектор возьмет на себя ведущую роль в развитии космических технологий. Ведь это подразумевает очень быстрый рост потенциала (вспомните многоразовые ракеты SpaceX и Blue Origin, лунные посадочные модули) и по-настоящему демократизирует космос, вынося его за пределы государственных ведомств, и выдвигать частный сектор на передний край космической политики, развития технологий и миссий. Это несет серьезные экономические последствия для мирового космического рынка стоимостью в триллион долларов. Подтверждением тому служит то, что официальный представитель Кремля Дмитрий Песков открыто возражал против планов США по приватизации космоса.

В Китае и, в большей степени, в России пока нет динамичного частного космического сектора, способного глобально конкурировать с частным сектором США, пусть Китай при Си с 2014 г. и создал массу финансовых и идеологических стимулов для китайских частных космических стартапов. Однако он преуспел в этом и обратился к госполитике для контроля над частным космическим сектором, опираясь на свою жесткую стратегию объединения оборонного и цивильного секторов, а также на новый закон о национальной обороне 2021 г.

В CSLCA четко прописано право собственности простых американцев на космические ресурсы; акцент на коммерческую деятельность на Луне в "Артемиде", установление зон безопасности и использование космических ресурсов; а также указ от 6 апреля 2020 г., в котором содержится призыв использовать космические ресурсы, основываясь на международном партнерстве, вынудил Китай и Россию подписать меморандум о взаимопонимании — альтернативный механизм освоения Луны авторитарными государственными космическими агентствами. И Китай, и Россия боятся, что "Артемида" даст частному космическому сектору больше юридических возможностей для инвестиций в освоение Луны, в то время как их государственным космическим агентствам потребуются годы на то, чтобы конкурировать с ними или хотя бы догнать. Они также опасаются, что механизмы регулирования для космического пространства времен холодной войны, которые делали невозможным освоение космоса частными структурами, могут быть сломаны.

Технологические инновации в будущем изменят правила игры. Китай и Россия понимают, к чему, к примеру, приведет использование многоразовой ракеты SpaceX — Starship, запуск которой запланирован на 2023 г. (пилотируемый полет через Луну на Марс). Starship станет самой совершенной в мире ракетой многоразового использования с грузоподъемностью 100 тонн для вывода на низкую околоземную орбиту (НОО). Для сравнения, Китай также планирует создать многоразовую ракету "Великий поход-8" (с грузоподъемностью 8,4 тонны), разработанной государственной Китайской академией ракетных технологий, но она явно не того же класса, что и Starship.

Сопротивление частному космическому сектору США дает Китаю и РФ время наверстать упущенное за следующие 10 лет или около того. Китай к 2030 г. намерен выпустить ракету большой грузоподъемности — "Великий поход-9" (140 тонн), а кроме того, он стремится овладеть возможностью многократного использования ракет в ближайшие 20 лет. Время играет важнейшую роль в проецировании космической силы, а одна технология может в корне изменить все правила игры.

Новая реальность

Меморандум о взаимопонимании между Китаем и Россией изменил структуру согласования в формировании космического сотрудничества и дает четкий сигнал Соединенным Штатам и семи другим участникам "Артемиды", что космос — это спорная территория. Китай и Россия предлагают возможности для альтернативного партнерства, в первую очередь, таким странам, как Саудовская Аравия и Турция. Обе хотят развивать свою космическую отрасль. Президент Реджеп Тайип Эрдоган недавно объявил о намерении Турции впервые "коснуться" Луны к 2023 г. (к 100-летию основания Турецкой Республики) как раз благодаря международному партнерству.

Но, несмотря на вышеупомянутые преимущества частного космического сектора США, Штаты сталкиваются с проблемой преемственности и приоритетов на политическом уровне в связи с изменением оных в администрации президента. Мы можем видеть, что в Штатах после приведения к присяге президента Джо Байдена растут сомнения в отношении "Артемиды" (запущенной при Трампе), Космических сил и возрождения Национального космического совета. Байден мало говорил о космических приоритетах своей администрации, в том числе, касательно ключевых концепций (использование и освоение космических ресурсов). Такая неопределенность может заморозить международное партнерство и развитие технологий.

В то же время, пусть и без динамичного частного сектора, четкое артикулирование Китаем своих долгосрочных планов по освоению Луны и его готовность выделять на это ресурсы, не беспокоясь о том, что смена администрации приведет к изменениям в миссиях, позволяет быть уверенным в том, что он добьется успеха в создании лунной станции в сотрудничестве с Россией. Пусть технологии и меняют правила игры, государство без долгосрочной космической стратегии не сможет добиться успеха. 



Комментировать статью
Автор*:
Текст*:
Доступно для ввода 800 символов
Проверка*:
 

также читайте

по теме

фототема (архивное фото)

© фото: Павел ПАЩЕНКО

Президент Федерации футбола Украины (ФФУ) Григорий Суркис заявил на пресс-конференции,что украинская сборная получила за участие в ЧМФ 8 миллионов долларов

   
новости   |   архив   |   фототема   |   редакция   |   RSS

© 2005 - 2007 «ТЕМА»
Перепечатка материалов в полном и сокращенном виде - только с письменного разрешения.
Для интернет-изданий - без ограничений при обязательном условии: указание имени и адреса нашего ресурса (гиперссылка).

Код нашей кнопки:

  Rambler's Top100