ТЕМА

Увидеть Испанию и забыть. Часть 5

13 апреля 2012 | 07:55 , Олег Ельцов, ТЕМА, фото автора

распечатать        комментарии [0]       добавить в

В каких случаях испанцы ведут себя как украинцы. Океанариум и музей науки: конфликт формы и содержания. Валенсия в огне. Караул: машина пропала!


На Родине - дожди и холод, а у нас в Испании – весна!

Из Гарручи до Валенсии добрые полтыщи верст. Выехали пораньше, надеясь добраться к вечеру. Но промчались, не успев устать. Дорожным рабочим Испании – слава! Был выходной день и ожидать, что хоть один испанец выйдет на работу – это просто безумство. Каково же было наше удивление, когда мы заметили на обочине тяжелую дорожную технику в действии. Мы даже сбросили скорость, чтобы рассмотреть ударника испанского труда. И мы его увидели… Это был одинокий трудолюбивый негр.

Едва въехали в Валенсию,  как почувствовали масштабы проходящего фестиваля: улицы, ведущие в центр, перекрыты полицией, по ним стекаются пешие толпы. Нас ждут забронированные апартаменты, но мы боимся пропустить главное действо дня – канонаду. Поэтому бросаем машину поближе к центру и отправляемся вслед за всеми.

Доходим до железнодорожного вокзала, здесь же обнаруживаем арену для корриды. В это время на ней что-то происходит, трибуны ревут. Девочка в кассе ни черта не понимает по-английски. Из буклета узнаем, что коррида проводится каждые три часа. Дешевых билетов нет. Мы можем попасть лишь на последнее шоу – 40 евро билет. Мы готовы воочию увидеть убийство обреченных животных за эту нескромную сумму, чтобы аргументированно осудить испанских живодеров. Но представление начинается в пять вечера, а мы еще должны поселиться в гостиницу и можем не успеть вернуться. Правда на восемь на арене еще какое-то шоу, но что там делают быки, девица объяснить не может. Уходим без билетов.

Чем ближе центр – тем теснее на улицах. Всюду продают однотипные платочки и накидки – их следует надеть-повязать, многие так и делают. А еще взгляд выхватывает из толпы дам, мужчин и детей, наряженных в роскошные старинные костюмы. Что это за традиция, мы узнаем позже.

Вдруг в одной из боковых улиц замечаем грандиозную скульптуру. Сворачиваем туда, а на следующем перекрестке видим еще одну: краше и больше. Да их тут огромное множество! Около некоторых обнаруживаем что-то вроде сети, натянутой на высоте нескольких метров. Это – петарды, соединенные бикфордовым шнуром. Если его поджечь, начинается жуткий треск от взрывов сотен петард, соединенных в гирлянду. Но мы не останавливаемся, а спешим на центральную площадь.

На подходах к площади становится очень сложно продвигаться. Сама площадь огорожена, а в ее центре – что-то вроде спортплощадки со своим сеточным ограждением. А над этой сеткой натянута огромнейшая гирлянда из петард. До начала канонады еще больше часа, а люди уже выстроились вдоль ограждений, заняли каждый квадратный сантиметр площади.

Мы трезво оценили свои возможности и поняли, что в отличие от терпеливых испанцев не готовы более часа стоять под палящим солнцем для того, чтобы оглохнуть от взрывов и задохнуться от дыма. Выбираем более щадящий вариант отдыха: заходим в кафе в одной из боковых улиц, пьем кофе, заедаем круасанами. А с началом пальбы становимся у выхода из кафе и наблюдаем за происходящим издали.

Зрелище очень потешное. Грохот стоит невообразимый, всю центральную площадь накрыла туча пороховых газов. Канонада длится минут двадцать. Оглохшие, но счастливые, возвращаемся к нашей машине.

Кстати, машину мы на глазах полиции бросили просто на тротуаре. Вообще-то до подобного не додумается ни один испанец… но не на этот раз. На 4 дня Фалесы в Валенсию съезжаются испанцы со всей страны и иностранцы со всей Европы. Многие на машинах. Если не ослабить закон, автомобили просто не влезут в город. Туристов будет меньше, меньше выторга у рестораторов. А ведь это они – главные спонсоры возведения скульптур, канонады и салюта. Полиция закрывает глаза на праздничные нарушения.

Вскоре мы у нашей гостиницы. Вернее, это один подъезд в современном высотном жилом доме, полностью отданный под гостиничные номера. Мы живем на 11 этаже. Номер отличный – две комнаты, кухня, великолепный  вид на город. До центра – минут 20 пешком. И все это удовольствие – 65 евро. В нефестивальные дни – дешевле, в сезон – дороже.

Душ, вино и кино – вот наш досуг. Втыкаем в телик, на котором идет нескончаемый марафон с фестиваля. Мы бережем силы на ночь – около полуночи начнется сжигание восхитительных фигур, что мы наблюдали по всему городу. Но одним из главных событий фестиваля является шествие людей в старинных нарядах. Все они собираются около площади, где стоит статуя какой-то очень святой женщины. Дамы, проходя строем перед камерами в свете софитов, обильно льют слезы. То ли о загубленной молодости скорбят, то ли святую женщину о чем-то просят. В общем, традиция у них такая. К подножию статуи разряженные дамы, кавалеры и дети несут живые цветы. Грандиозные букеты и венки устанавливают в центре площади, а остальное специальные люди вставляют в гигантский плоский каркас размером с трехэтажный дом. Получается панно из цветов. Все это чертовски красиво и необычно.

Ближе к полуночи выдвигаемся в центр. Масса людей на улицах, которые уже не столь чисты, как днем. Но все очень корректно. Пьяные тихо напиваются дальше: кто за столиками кафе, кто просто примостившись на ступеньках и бордюрах.

Встречаются люди с бутылкой пива в руках, пьющие на ходу из горла. Но, во-первых, таких мало, во-вторых откровенно пьяных, даже в столь поздний час, почти нет. Мы встретили лишь нескольких малолеток, которые уже не могли передвигаться без помощи товарищей. При этом – ни одного скандала, ни одной драки, кажется, тут знают, как расслабляться без агрессии. Полиция курсирует, но ведет себя крайне корректно, почти незаметно. Стоят стайками, демонстрируя решимость применить власть, если потребуется. Да, по большому счету, работы им здесь не много. Вот и приходится как-то себя развлекать, как эта милая полицейская, которая неспешно потягивает энергетик в кругу коллег.

По улицам продолжают мигрировать подуставшие дамы с детьми в старинных костюмах. Продолжаю удивляться долготерпению испанцев. Даже их дети малые в этих неудобных нарядах в полночь ведут себя корректно, не орут, не бьются в истерике. Чем их обкалывают – не знаю. При этом каждый готов попозировать перед камерой, все улыбаются – веселятся люди!

На каждом углу - торговля всем, что можно съесть. Торговцы совершенно ненавязчивы, но мы-то понимаем, что весь этот бесплатный праздник (для нас) организован для того, чтобы мы сюда приехали и что-то купили. Я решил не разочаровывать валенсийских лавочников и приобрел что-то красное и сладкое. После чего Наташа призналась мне, что она с детства мечтала о карамельном петушке, но я превзошел ее ожидания: это было настоящее яблоко в карамели на палочке!

То здесь, то там слышны звуки духовых оркестров. Как я догадываюсь, это народные коллективы. Каждая улица строит в складчину свою фигуру, предназначенную к сжиганию в последнюю ночь, готовит свою канонаду и выпускает оркестр. Профессиональный  уровень таких оркестров – весьма высокий.

Мы передвигаемся от фигуры к фигуре. Многие уже видели днем, но ночью в свете софитов они выглядят  совершенно иначе. Как правило, рядом с большой фигурой возводят что-то мелкое. Это так называемые детские фигуры. В последний день праздника ранним вечером жгут детские фигуры, а в полночь - огромные: эти пожарища в основном для взрослых. Главные герои праздника – пожарные.

При сжигании каждой фигуры они тут как тут. Мне до сих пор не понятно, как при таком числе пожарищ Валенсия остается невредимой. Фестивалю уже 24 года, а город не прокоптился, не сгорел дотла. Ответ, наверное, в организованности испанцев. При каждом «поджоге» присутствует наряд полиции, одна или несколько пожарных машин, есть некто очень важный и ответственный, который руководит поджогом. Уже на утро от пожарища – ни следа: все чисто, как и не было ничего.

А еще тут устраивают грандиозный, очень красивый салют.

Из четырех дней праздника мы были в Валенсии три. Этого более чем достаточно. Смотреть здесь больше нечего, за исключением океанариума. Он огромный: современные здания, грандиозные бассейны, масса павильонов. Тут даже плавает настоящий белый кит. Но самый интересный павильон-аквариум, в котором ты идешь по стеклянному туннелю, а вокруг тебя – океан со скатами, акулами, рыбой-солнце и бог знает кем еще. Все это плавает прямо над головой и не кусается. 

В заключение – шоу дельфинов. Очень зрелищно! В представлении принимает участие сразу восемь дельфинов и четыре тренера.

За дополнительную плату можно посетить Музей науки, который занимает огромное здание на территории Океанариума. Мы, как люди культурные и небезразличные к знаниям, конечно, его посетили. Это был культурный шок. После визита в это заведение я никогда больше не скажу, что украинская молодежь и подростки – необразованные дауны. Ибо, откройся в Киеве такой музей, он немедленно закрылся бы ввиду отсутствия посетителей. Представьте: три этажа площадью в несколько тысяч метров заняты всяческими недешевыми экспонатами, объясняющими самые элементарные понятия и явления из программы первых классов начальной школы. Думаю, даже подросток из дикого африканского племени загрустил бы в этом музее. А один из этажей музея занимала экспозиция про испанского нобелевского лауреата. Там вообще не было посетителей. Во-первых, потому что мало кому есть дело до нобелевца, во-вторых, экспозиция была настолько тупо и скучно организована, что я до сих пор нахожусь в ступоре от увиденного. Что не говори, а фестивали удаются испанцам лучше.

Следующим утром мы проснулись от тревожного голоса Саши, который трагично объявил: «Машина пропала!» Почему-то сразу стало грустно: сегодня мы собирались уезжать в Толедо, а оттуда в Мадрид – в музей Прадо. «Прощай, Гойя!» - подумал я, но почему-то не подумал, что за украденную машину надо заплатить, а мы при составлении договора аренды решили сэкономить на полной страховке.

Вчера вечером машину парковал Саша и поставил ее на том же месте, что и все предыдущие дни: на тротуаре около пустыря – там как раз оказалось свободное место. Сегодня утром он выглянул в окно и убедился: машины нет. Это был первый рабочий день в Валенсии после затяжных праздников. На улице стояла пасмурная ветреная погода – под стать чрезвычайной ситуации, в которой мы оказались. Вся наша четверка всматривались из окна на место парковки нашего «Пежо-308», не веря своим глазам: машина и впрямь исчезла. Или ее просто смыло ливнем в канализацию. Саша, надеясь на чудо, отправился осмотреть место происшествия, поискать какие-то следы преступников.

Вскоре он вернулся с мокрым клочком бумаги в руках. Ночью лил дождь, который размыл текст на квитанции, обнаруженной Сашей на месте последней парковки нашего авто. Изучение сохранившегося текста заставило облегченно вздохнуть: это была квитанция эвакуатора. Никогда в жизни я так не радовался штрафу, который предстояло заплатить!

Через два часа нам следовало освобождать гостиницу и выезжать из города. Машина была эвакуирована, и место ее дислокации было смыто дождем. Мы спустились на ресепшен и поделились с девочкой нашей бедой. Через пять минут она выяснила название компании и распечатала карту города с расположением штрафплощадки. У нас появился повод прокатиться на испанском метро.

Штрафплощадка располагалась в неблагополучном районе. Рядом мы обнаружили некое исправительное учреждение с решетками на окнах и очередью из подозрительных типов у входа. Да и обитатели райончика не походили на тех людей, что мы видели до этого.

За стеклянным окошком сидела грубая тетка под стать нашим базарным торговкам. Впервые в этой стране мне не улыбались люди, которым я платил деньги. Тетка была профессиональной грубиянкой – из разряда наших работников жэков, медсестер и милиционеров. Она категорически не желала что-то нам объяснять, дав понять, что наше незнание испанского – это наша проблема. Мы протянули ей документы, собравшись поторговаться на предмет стоимости штрафа. Но повода не представилось. Тетка вытянула из пачки уже выписанных квитанций нашу. Я успел заметить в пачке отметки: «Первичное», «Повторное». Это означало одно: мы заплатим по-минимуму. Минимум составил 144 евро. Тетка швырнула квитанцию с нашими документами, словно мы последние подонки в этом городе, место которым – в исправительном учреждении  по-соседству. Мы тут же заплатили и уехали прочь. Вот так это работает в Испании. Никакие ксивы и связи не помогут. И взятку давать некому – все предельно автоматизировано и деперсонализировано. А нам слабо?

Возвращаясь к гостинице, неоднократно встречали эвакуаторы: у парней было много работы – народ еще не отошел от праздника и ставил машины как у нас – где попало. А в Валенсии уже начались суровые будни – теперь все по закону. И неотвратимость  наказания за его нарушение тут неминуема: уж вы мне поверьте!

часть 1

часть 2

часть 3

часть 4

часть 5

часть 6

часть 7



Комментировать статью
Автор*:
Текст*:
Доступно для ввода 800 символов
Проверка*:
 

также читайте

Загрузка...

по теме

фототема (архивное фото)

© фото: .

Matt Stuart

   
новости   |   архив   |   фототема   |   редакция   |   RSS

© 2005 - 2007 «ТЕМА»
Перепечатка материалов в полном и сокращенном виде - только с письменного разрешения.
Для интернет-изданий - без ограничений при обязательном условии: указание имени и адреса нашего ресурса (гиперссылка).

Код нашей кнопки:

  Rambler's Top100