ТЕМА

По Вене в ритме вальса. Часть 2

29 ноября 2021 | 08:31 , Олег Ельцов. ТЕМА

фото автора

Мэр Вены пригласил в гости – мы не отказались. Тицианщина в Музее искусств, музей Леопольда – оплот австрийского модерна, Мумок – прыщ музейного квартала, в который не следует вступать. Как нужно пропагандировать ношение намордников и как слушать Вагнера в венской опере за 10 евро.


Сегодня наша команда разделилась. Мы с супругой выдвинулись на встречу с прекрасным, дочь с подружкой – известные покорители Карпат и норвежских заповедников – остались в теплых кроватках учиться. До чего хорошо быть онлайн-студентом! Можно сидеть в венской гостинице и на лекции в Киеве одномоментно.

Шагаем по безлюдным венским проспектам. От гостиницы до Музейного переулка – средоточия всего того, что оминуть туристу – непростительный грех, минут десять ходу. По дороге проходим около мощного здания, вход в который охраняет грозный полицейский. Захотелось немедленно проникнуть внутрь. Подходим к стражу, интересуемся: можно ли? Оказывается – можно. И вот мы во внутреннем дворе венской мэрии. Обнаруживаем здесь некую сцену и довольное скромное со вкусом выполненное озеленение. Фотографировать и нюхать цветочки простым смертным не запрещено.

В следующем дворике минуем с десяток авто чиновников. Наверное, при желании любой жалобщик может отловить тут мэра. И он, кажется не против. На входе в мэрию – бигборд, с которого мэр приглашает всех в гости. Сразу вспоминаю повадки украинских чиновников. Во времена Януковича под мэрией Киева постоянно стоял автобус, забитый спецназом для защиты покоя чиновников от диких народных масс. Сегодня у Кличко есть муниципальная варта.

В музейном квартале движемся в сторону монумента Марии Терезии – одной из наиболее почитаемых представительниц Габсбургов, великом реформаторе и просветителе. Вокруг – идеально подстриженные зеленые насаждения. Ни один листик не топорщится: как это удается садовникам и сколько все это обходится городу – ума не приложу.

По соседству – не менее монументальное здание Музея истории искусств. Нам сюда.

При входе нас встречает эпическая композиция, где древнегреческий герой побеждает страшного чудозверя. На прекрасно сложенном герое кроме шлема и дубины из одежды - только веселенькая защитная маска на лице. Такая вот неожиданная пропаганда индивидуальных средств защиты. Кстати, здесь, как и во всех общественных заведениях, следует носить маску, а на входе у вас непременно проверят сертификат и пожелают увидеть паспорт. Для этого достаточно нашей «Дии». Кьюар-код согласуется с австрийскими базами данных.

Музей очень понравился.  Здесь богатейшая коллекция итальянских мастеров, очень много голландцев – Рембрандт, Босх, а коллекция работ Питера Брейгеля, вероятно одна из крупнейших в мире. Все это вызывает желание попросить у музея культурного убежища.

Ко всему прочему, в Вене постоянно проходят временные выставки. При нашем посещении в Музее истории искусств выставлялась обширная коллекция работ Тициана, которые собрали из музеев многих стран.

Не напомните, когда в нашей стране в последний раз происходило что-то подобное? Припоминаю разве что выставку сокровищ из гробницы Тутанхамона в конце 70-х. Едва не запамятовал из того же периода: на ВДНХ толпились очереди, чтобы попасть на выставку «Сельское хозяйство в США». Сегодня украинцам остается довольствоваться посещением Пинчук-центра. Истинное искусство, которого и без того в хранилищах украинских музеев было не густо, успешно раскрадено во времена премьера Азарова. Вы помните, как вдруг наши чиновники резко возлюбили высокое искусство? В коридорах МВД, налоговой и прочих заведениях, где засели тонкие ценители прекрасного, вывешивались картины из коллекций украинских музеев. А через пару месяцев их возвращали музеям в виде искусных копий. Сегодня эта практика прекратилась: красть больше нечего, да и обмениваться с мировыми музеями для проведения выставок нечем…

Насладившись благолепием Музея истории искусств, ценитель распрекрасного может пересечь площадь Марии Терезии и посетить Музей естественной истории. Но мы, как матерые охотники за прекрасным, знаем о коварном свойстве насыщенной культурной программы: очень скоро может случиться перегруз психики от впечатлений. В памяти останется каша из обрывков впечатлений, смешавшихся словно в блендере. Берегите психику, друзья!

По этой причине знакомство с историей откладываем на очередной визит в Вену, а пока направляемся на встречу с искусством более позднего периода. Наш путь лежит в музей Леопольда. Это достаточно молодой музей. Если Музей искусств обязан своими сокровищами преимущественно эрцгерцогу Леопольду Вильгельму, жившему в 17 веке, то коллекция музея Леопольда – дело рук иного Леопольда – Рудольфа, жившего в 19 веке, страстного коллекционера работ венского модернизма и экспрессионизма. Здесь и картины, и мебель, и всяческая утварь.

Интересно было шагнуть в совершенно иную эпоху, в которой уже чувствовался грохот паровых машин промреволюции и лязганье металла надвигающейся Мировой бойни. Здесь богатые собрания Густава Климта, Йозефа Хоффмана и Коломана Мозера. Но нам лично больше всего понравилась самая богатая экспозиция картин Эгона Шиле – безусловно талантливого австрийца, умершего в 28 лет. Говорят, половина посетителей музея идут сюда на знакомство с Шиле.

Ни разу не отношу себя к знатокам искусства. Но на мой философский взгляд, сопоставление  творчества гениев Возрождения с наследием их последователей эпохи победившей Промреволюции, совершенно очевидно демонстрирует: искусство уверенно следовало путем деградации и упрощения. Чем все это закончилось всем известно: всяческие малевичи-кандинские, поздний Пикассо с мошенником от искусства Дали, сделавшем имя на эпатаже. А нынче все из рук вон плохо – сплошной Пинчук-стайл…

На вечер у нас было запланировано одно умопомрачительное мероприятие, стоявшее в списке венских приоритетов под номером один. Но мы не были уверены, что на него хватит сил, подрастраченных в блужданиях по музейным залам. Мы забрели в милый дворик музейного переулка, чтобы отдохнуть на скамеечке, хлебнув из фляжки для восстановления сил. Перед нами высилась мрачная громада музея современного искусства MUMOK.

Нет, отношения с поделками бесталаных коммерсантов от современного искусства у нас не складываются давно. Истязать себя знакомством с плодами их жизнедеятельности в Вене не входило в наши планы. В надежде на чудо я все же рискнул заглянуть в фойе музея… и немедленно выскочил вон. Сразу же бросились в глаза всяческие Уорхолы. На такое нельзя смотреть, дабы не испортить послевкусие от Тициана, Брейгеля и Шиле. Вообще, удивительно как архитекторы интегрировали серый куб музея в здешнюю архитектуру. Я не поленился подняться по лестнице, ведущей от музея к проходу на соседнюю улицу. Все это выглядело странно, но интересно.

Часы показывали полпятого и нам следовало спешить. Вскоре мы пристроились в конец очереди из нескольких десятков человек, прилипшей ко входу в кассы оперного театра. Еще до поездки мы внимательно изучили репертуар театра и остановили свой выбор на «Летучем голландце» Вагнера. Да, мы не оригинальны. Но что кроме Вагнера следует слушать в Вене в первую очередь? Конечно не Листа и не Моцарта, хотя их играют здесь перманентно в различных концертных залах. Хотелось чего-то мощного, хотелось наконец ощутить то, чем вдохновлялись безумцы, организовавшие Вторую мировую мясорубку.

Если вы не готовы выкладывать сотни евро за посещение венской оперы, тогда записывайте. За пару часов до начала следует встать в очередь в кассу. Вскоре к вам подойдет учтивый служитель Мельпомены и выдаст бланки. Вы их заполняете и возвращаете ему. Вскоре он вернется и отдаст эти бланки с указанием номера, который следует назвать кассиру. Для чего это делают не ясно. Возможно, дабы исключить всяческие махинации билетных спекулянтов. Вообще в Австрии образцовый порядок во всем. И, как показалось, не столько из-за закоопослушности населения, сколько благодаря умению организовать процесс, исключающий бардак и сумятицу. Может поэтому здесь не встретишь безумных бабушек и наглых юнцов-тарапунов, которым очень нужно «на минуточку, только спросить».

Внимание: в кассе одному человеку продают не более двух билетов после предъявления анкеты. При этом анкету следует заполнять собственноручно. Увы, наши девицы, с которыми мы договорились встретиться около театра, задерживались, и мы все заполнили за них. Это сработало.

Вскоре появились и разряженные девицы. Она успели побывать в «Башне дураков» - местной кунсткамере, где в банках содержатся законсервированные уродцы. Нас уроды не заинтересовали. Также девочки остались в восторге от музея Альбертина, который мы с Наташей посетим на следующий день.

Употребление духовной пищи в изрядных количествах не усыпило в нас тривиального голода. Девчонки показали нам место, где только что отужинали. Мы последовали в одну из типичных для туристических городов боковых улочек, первые этажи которых сплошь заняты ресторанами и кафе. В обычное время в таких местах стоит гул от туристов, восстанавливающих силы за столиками. На этот раз показалось, что мы - единственные клиенты этой улицы. Все рестораны и ресторанчики были открыты, но в них не было клиентов… Вообще, последствия карантинных мероприятий видны в Вене невооруженным взглядом. Людей на улицах и в музеях удивительно мало, много пустующих офисных помещений, на рождественских ярмарках торговцев больше, чем посетителей.

Преисполненные собственной уникальности, мы уселись за столик на улице и заказали обед за 10 евро. Все было на высоком уровне: и обслуживание и венский шницель! А на десерт возжелали кофе и яблочный штрудель: как без него! Мы так увлеклись, что едва не опоздали в оперу.

Здание Венской оперы считается одним из красивейших из ему подобных. Построенное полторы сотни лет назад, в свое время оно было оценено критически. Это привело к трагедии двух авторов проекта. Один кончил жизнь самоубийством, второй умер от сердечного приступа. И лишь со временем здание было оценено по достоинству.

Опера великолепна, грандиозна. Это скорее некий архитектурный ансамбль, занимающий целый квартал. Внутри, как и повсюду в Вене, ослепляют хрустальные люстры. Для слушателей разных уровней гардеробы расположены на разных этажах и нам было непросто выяснить, где следует сдать вещи. Никаких указателей, по странной венской традиции, обнаружить не удалось. Посему пришлось цепляться к работникам театра. Те оказались очень учтивы.

Вообще, удивительно, как персоналу удается без суеты и толкотни впустить, раздеть, обслужить в буфете и рассадить огромное число посетителей. Интересное нововведение, которого в иных операх наблюдать не приходилось: у каждого места установлен небольшой экранчик, где можно выбрать родной язык и наслаждаясь представлением, одновременно читать либретто.

Хотя мы сидели на балконе, акустика была прекрасна, вся сцена видна.

Само исполнение – выше всяких похвал. Особенно тронули хоровые партии и безупречное оркестровое исполнение. Уровень солистов на очень высоком, но не на высочайшем уровне – венская труппа уступает, например, неапольской, как показалось на наш любительсткий слух. Но тем не менее, это опера высшего разряда.

Сценическое оформление, увы, как это стало модным, выполнено в современном минималистическом стиле – ни о каком богатстве оформления и костюмов речь не идет. Например, Эрик появляется в кожаной куртке, чем очень напоминает таксиста. А Сента в конце занимается самососжением (огонь на сцене был настоящим) вместо того, чтобы броситься со скалы, как завещал великий Вагнер.

По окончании оперы все направились в фойе фотографироваться на фоне окружающего великолепия. Впрочем, охрана быстро погнала всех на выход.

Второй день в Вене выдался незабываемым. Но впереди нас ждало еще немало ярких впечатлений.

Продолжение следует



Комментировать статью
Автор*:
Текст*:
Доступно для ввода 800 символов
Проверка*:
 

также читайте

по теме

фототема (архивное фото)

© фото: УНИАН

Міністр внутрішніх справ України Юрій Луценко цілує у щоку премєр-міністра України Юлію Тимошенко на засіданні Ради національної безпеки і оборони в Києві, у вівторок, 19 серпня 2008 р.

   
новости   |   архив   |   фототема   |   редакция   |   RSS

© 2005 - 2007 «ТЕМА»
Перепечатка материалов в полном и сокращенном виде - только с письменного разрешения.
Для интернет-изданий - без ограничений при обязательном условии: указание имени и адреса нашего ресурса (гиперссылка).

Код нашей кнопки:

  Rambler's Top100