ТЕМА

«ПИСЬМА ИЗ ГОРЯЩЕГО ТАНКА»-5: бредо-биологическое. О летучих мышах, травящих «этнический «РуSSкАй МiРЪ» и несущих смерть "аднаму нароту"

20 марта 2022 | 11:25 , Сергей Гончаров, для "ТЕМЫ"

Что можно сказать о нарастающей рашистской истерии на предмет «секретных биологических лабораторий Пентагона в Украине»? Сказать можно многое. Но главный мессадж будет краток: не ваше свинособачье дело!


Мы должны сломать их волю, чтобы их пропаганда и цензура, работая на полную мощность, не сумели смягчить унизительное поражение.

 

После развала СССР не у дел оказалась масса спецов с определенными Know-How в ядерной, химической, биологической областях. Зачастую - с выраженным военным уклоном. Чтобы спецы не разбежались «по всяким иранам-КНДРам США срочно запустили программы «Партнерство ради мира». Все было достаточно просто: специалистам «критических сфер знаний» давали темы для исследований, платили неплохие деньги за исследования –  лишь бы не разбежались по всему миру и не стали заниматься гадостями.

 

Эти программы также касались России. Но с ростом экономики и сворачиванием демократических реформ сотрудничество запада с Россией постепенно сворачивалось.

В прочих бывших союзных республиках СССР эти программы действуют по сей деньС годами они отчасти трансформировались, но в целом программы за исключением РФ остались. И работают вполне успешно по сей день.

 

США действительно финансируют биологические исследования в Украине.
Финансирование идет по линии U.S. DoD - Департамента обороны Соединенных Штатов.
И это - НЕсекретная информация и никогда такой не являлась.
Достаточно заглянуть на официальный сайт Верховой Рады Украины в раздел «Законодательство».
Вот лишь несколько цитат из текста закона:
Угода між Міністерством охорони здоров'я України та Міністерством оборони Сполучених Штатів Америки стосовно співробітництва у галузі запобігання розповсюдженню технологій, патогенів та знань, які можуть бути використані в ході розробки біологічної зброї
(Дата підписання: — 29.08.2005; Дата набрання чинності для України: — 29.08.2005)
 

Стаття I
1. З   метою   надання   допомоги   Україні   в   запобіганні розповсюдженню  технологій,  патогенів та знань,  що знаходяться в НДІ  епідеміології   та   гігієни   (м.   Львів),    Українському науково-дослідному    протичумному   інституті   (м.   Одеса)   та Центральній санітарно-епідеміологічній станції (м.  Київ), а також інших   об'єктах   в  Україні,  визначених  Міністерством  охорони здоров'я України,  які можуть бути  використані  в  ході  розробки біологічної зброї,  відповідно до положень цієї Угоди Міністерство оборони США надає Міністерству охорони здоров'я України безоплатну допомогу в обсязі наявних коштів,  асигнованих для досягнення цієї мети.

2. Міністерство охорони  здоров'я  України  використовує  всі матеріали   (в   тому   числі  устаткування,  інструменти  й  інші поставки), підготовку фахівців та послуги,  надані відповідно  до цієї  Угоди,  виключно  для запобігання розповсюдженню технологій, патогенів та знань,  що знаходяться на об'єктах в Україні,  і  які можуть бути використані в ході розробки біологічної зброї.


А вот как называлось и датировалось исходно-базовое («рамочное») Соглашение:
Угода між Україною і Сполученими Штатами Америки щодо надання допомоги Україні в ліквідації стратегічної ядерної зброї, а також запобігання розповсюдженню зброї масового знищення
(Дата підписання:  — 25.10.1993; Дата набуття чинності для України: — 31.12.1993)

Шеф пресс-службы Госдепартамента Соединенных Штатов Нед Прайс официально категорически отрицает, что американская сторона контролирует какие-либо химические или биологические лаборатории в Украине. С этим заявлением представитель Госдепа выступил в среду, 9 марта с.г.

Заявлено, что «США не располагают и не контролируют какие-либо химические или биологические лаборатории в Украине». «Соединенные Штаты в полной мере выполняет свои обязательства в рамках Конвенции о запрете химического оружия и Конвенции о биологическом оружии, не разрабатывают и не располагают такими вооружениями где-либо».

Но практически любые исследования в области БВПА («биологических высокопатогенных агентов») и их биологических переносчиков можно при большом желания в той или иной степени использовать для создания биологического и токсинного оружия. Это - правда.

 

Любое фармацевтическое производство, ориентированное на вакцины, сыворотки и пр. против каких-либо БВПА, сможет быстро перейти на производство биологического оружия. Его поражающим агентом будет то самое БВПА (или биохимически-близкородственные к нему), против которого оно делает эти вакцины и сыворотки.

 

Порой такая трансформация может быть молниеносной. Например, согласно мобилизационному плану Министерства здравоохранения СССР Абахмелский биохимический завод Министерства здравоохранения Грузинской ССР, производивший среди прочего вакцины и сыворотки против различных видов чумы, сибирской язвы и бруцеллёза, при немедленном переходе на режим военного времени и трехсменную работу мог уже на второй день после дня получения приказа частично переориентировать производство на выпуск соответствующего биологического оружия.

 

Что характерно: эти сведения были рассекречены лишь в Независимой Грузии. А в РФ до сих пор не рассекречены даже Постановления и Распоряжения Государственного Комитета обороны Союза ССР, касающиеся бактериологического оружия (так по 1980-е годы включительно именовали биологическое оружие,  хотя строго говоря, тот же вирус – совсем не бактерия). Известно только, что за время существования ГКО было принято восемь таких документов. Для справки:  ГКО Союза ССР был упразднен 4 сентября 1945 года…

Добавим также, что до сих пор остаются «на секретном хранении» и 19 Постановлений и Распоряжений ГКО, связанных с химическим оружием, и 17 документов ГКО, посвященных вывозу «особо ценного трофейного промышленного и научного оборудования» из побежденной Германии.

 

Но, мы немного отвлеклись. Проблема контроля откровенно говоря - самое слабое место Конвенции 1972 года о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении (КБТО). Это отмечалось многими еще при ее заключении и неоднократно становилось предметом взаимных «терок» и обвинений», порой весьма острых.  Так, США официально обвиняли СССР в применении биологического оружия во время второй советской интервенции в Афганистан (1979-1989) и в предоставлении советского биологического оружия провьетнамско-просоветскому псевдокоммунистическому режиму в Лаосе для борьбы с местным повстанцами и партизанами.
 

Не секрет, что Конвенция далека от совершенства: она прямо разрешает «накопление биологических агентов и токсинов для профилактических и других мирных целей».

В 1996 году, на IV регулярной Обзорной конференции государств-участников Режима КБТО было принято решение о начале неформальных переговоров по выработке Протокола о проверке к Конвенции. Переговоры по разработке этого документа должны были завершиться к следующей - V Обзорной конференции, запланированной на 2001 год. И они действительно начались - в рамках Постоянной Конференции по разоружению и ограничению вооружений под эгидой ООН, заседающей уже много десятилетий в швейцарской Женеве.

Переговоры с самого начала шли тяжело. США, традиционно выражавшие наибольшую обеспокоенность «непроверяемостью режима КБТО» (и, как показало частичное рассекречивание советских военно-биологических программ в начале 1990-х — отнюдь небезосновательное беспокойство), не согласились с принятием концепции «интрузивных («навязчивых») проверок» по той веской причине, что это создавало очень большие возможности для фактически легального и открытого промышленного, технологического, научного шпионажа против американских фармацевтические корпораций. Это была и остается  совершенно реальной проблемой. А в связи с позицией и поведением не только РФ, но и КНР, и Индии, и Бразилии, и ЮАР, да и Израиля, проблема с годами становится лишь все более серьезной.

 

Со своей стороны, еще ельцинская и допримаковская Россия высказалась категорически против подхода,поддержанного подавляющим большинством стран-участниц переговоров, согласно которому под «навязчивые» проверки» должна была подпадать деятельность, связанная с любыми биологическими агентами, а не только с их «согласованным списком». Сторонники такого подхода резонно утверждали, что в нынешнюю эпоху бурного развития биологической науки и биотехнологий фактически невозможно составить сколько-нибудь стабильный «выборочный «контрольный список». Или в любой момент ранее безобидные биологические агенты можно будет эффективно использовать в военных целях или в ходе спецопераций. И эти процессы могут проходить с опережением  корректировки «согласованных списков». В России же опасались (тоже не совсем без оснований, по правде говоря), что при отсутствии жестких определений - в результате проверок любая, даже незапрещенная деятельность, может быть представлена как нарушение («пробирка с биологическим оружием Саддама Хуссена» тогдашнего Госсекретаря США, генерала армии Колина Пауэлла» в Совете безопасности ООН в 2003 г. – тому подтверждение).

 

Для надзора за соблюдением Режима КБТО предполагалось создать Организацию по запрещению биологического оружия (ОЗБО), аналогичную уже действующей тогда ОЗХО – Организации по запрещению химического оружия, органу по мониторингу соблюдения Режима Конвенции по запрещению химического оружия. Ее штаб-квартиру планировалось разместить в Гааге (Нидерланды) или в той же Женеве. В конечном итоге, избрали Женеву.


В 2001 г. государства-участники переговоров практически полностью согласовали текст соответствующего Протокола к КБТО. Однако, летом 2001 года администрация Буша-младшего дала понять, что ни в коем случае не подпишет этот документ. Таким образом, «проверочный Протокол» так и не был открыт для подписания.

Провал работ над «Протоколом о проверке» похоронил надежды на выработку юридически обязывающего международного документа, который позволил бы избежать нарушений КБТО. Вместо этого развернулись дебаты вокруг иных мер. В частности, предлагается (что уже сделано рядом стран) криминализовать деятельность по созданию биологического оружия путем внесения соответствующих поправок в национальные законодательства.
Есть такая статья, причем еще с апреля 2001 года, и в Криминальном Кодексе Украины — Ст. 440, предусматривающая санкцию «до 10 лет лишения свободы».

И безусловно, после 24 февраля 2022 года не может быть и речи о допуске на украинские биологические объекты ни представителей РФ, ни представителей других государств — членов ОДКБ, а также Сербии, как официального наблюдателя в ОДКБ.
 

Не может быть этого доступа ни пока продолжается эта война, ни в течении неопределенно-длительного срока после ее окончания. Как минимум, до демонтажа путинского режима (именно демонтажа режима, а не простого «ухода Кровавого Карлика»).
Мы не считаем для себя ни обязанным, ни уместным «развеивать «подозрения и озабоченности» террористического нацистского  государства, с которым состоим в кровопролитной войне, начатой не нами.

А «свиночумные мыши» еще долго будут гнездиться в руSSкiхЪ инфопомойках… Кстати, забавно в порядке мысленного эксперимента на минуту согласиться, что «украинцы и русские – «Адин нарот», из чего неумолимо последует, что создание и применение Украиной «целевого «этнического биологического оружия против русских»  в принципе невозможно: оно тупо не будет обладать генетической избирательностью. А такая избирательность - обязательное требование к «этническому/расовому оружию». Впрочем, кого сейчас волнуют такие «мелочи», как взаимоисключающие параграфы в одном спиче кремлевских краснобаев?..

 

Сергей Гончаров

 

Автор - в 1995-1997 гг. являлся специалистом I категории, затем ведущим специалистом – и.о. зам. начальника отдела Аналитического Центра при Министерстве машиностроения, ВПК и конверсии Украины/помощником начальника Главного Управления финансов и внешнеэкономической деятельности Министерства. В 2002-2007 гг. – директор военных и энергетических программ Центра оценки политических рисков. В 2002-2005 гг. – также один из «приглашенных экспертов» дирекции военных программ Украинского Центра экономических и политических исследований им. Александра Разумкова. Член Экспертного Совета Центра исследований Армии, конверсии и разоружения (ЦИАКР; более известен по бренду принадлежащей Центру информационно-консалтинговой компании Defense Express)

 


Потери, понесенные русскими нацистами в ходе преступной агрессивной войны против Украины и Украинского Народа с 8.00 по Киеву (UTC+2:00) 15.03. по 8.00 по Киеву 19.03.2022 г. (в скобках – потери именно за период с 8:00 кск 18.03 по 8:00 кск 19.03):

 

Убитые и умершие от ран до эвакуации на батальонный или эквивалентный ему медпункт и выше – ок. 900 чел. русских нацистских оккупантов

Основные боевые танки – 62 (16)

Другие ББМ («боевые бронированные машины» – к ним относятся БМП, БТР, бронеавтомобили (БА), боевые разведывательные машины (БРМ), бронированные разведывательно-дозорные машины (БРДМ), боевые машины поддержки танков (БМПТ), бронированные самоходные ПТРК) – 191 (22)

Ствольная артиллерия калибра 100 мм и выше (кроме минометов, безоткаток и зенитной) – 63 (0) ед.

Реактивная артиллерия (РСЗО) – 8 (0 ( )

(При этом, только во время очередной безуспешной попытки штурма Киева в ночь с 15-го на 16-е марта, захлебнувшейся еще на фазе артподготовки, немедленно переросшей в оказавшуюся безуспешной для врага контрбатарейную борьбу с артиллерией и минометным батареями войск Киевского оборонительного района – русских нацистский агрессор потерял 46 тяжелых артиллерийских орудий и РСЗО; это на настоящий момент самые высокие потери врага в артиллерии за одни сутки за все время начиная с 24 февраля)

Огневые средства ПВО – 8 (один ЗРК противника) ед. (потери по огневым средствам ПВО русских нацистских агрессоров приводятся  без учета 23-мм спаренных зениток и ПЗРК)

Боевые самолеты (включая подбитые) – 14 (2)

Боевые и транспортно-боевые вертолеты (включая подбитые) – 20 (3 – все боевые) 

Тяжелые и средние ударные, разведывательно-ударные и разведывательные БПЛА – 8 (5 – рекорд суточных потерь русских нацистов в этой категории боевой техники с самого начала нынешней фазы руSSко-украинской войны)  (+ примерно 20 ед. легких и малых БПЛА, включая и неск. ударных)

Автомобильная техника (не считая автоцистерн и цистерн-прицепов, и не считая колесных тягачей и тракторов) – 274 (35) ед.

Разнообразная самоходная военная спецтехника – 11 (0) ед.

 

P.S. Сразу после 11:55 по Киеву в течение нескольких минут с удовольствием наблюдал демонстрацию «подавленности» наши ПВО/ПРО и контрбатарейной артиллерийской группировки в Киевском оборонительном районе. По нашему Голосеевскому проспекту, в безоблачный солнечный день, при видимости, как говорят летчики, «миллион на миллион», не торопясь, «вразвалочку» шла к фронту колонна тяжелых длинномерных военных грузовиков...))



Комментировать статью
Автор*:
Текст*:
Доступно для ввода 800 символов
Проверка*:
 

также читайте

по теме

23 мая 2024
22 мая 2024
21 мая 2024

фототема (архивное фото)

   
новости   |   архив   |   фототема   |   редакция   |   RSS

© 2005 - 2007 «ТЕМА»
Перепечатка материалов в полном и сокращенном виде - только с письменного разрешения.
Для интернет-изданий - без ограничений при обязательном условии: указание имени и адреса нашего ресурса (гиперссылка).

Код нашей кнопки: